Черные звезды на ногтях

Глава первая

Всем известно, что на Земле проживают около семи миллиардов человек. Все они разные, у каждого в голове свои особенные "тараканы", свои достоинства и недостатки. Каждый из них на что-то надеется и чего-то добивается. На пути к желаемому кто-то ломается, кто-то идет вперед, а кто-то тормозит, потом вновь начиная все заново. Но есть у каждого человека и нечто общее - мечта. Неважно, какая она: глупая или величавая, наивная или глубокая. Одни мечты сбываются, другие - исчезают во времени. А вот некоторые приходится разделять с кем-то еще. И ладно бы - с родными или любимыми людьми! Но что делать, когда твою мечту желает забрать совершенно посторонний человек, утверждая самым наглым образом, что у него на это больше прав?

   Остается только бороться!

   Все, война объявлена, войска подготовлены, а в поле боя превращается вся территория вокруг. Главное - быть уверенным, что ты борешься за настоящую, а не за выдуманную мечту. И не нужно ничего бояться - если это твой путь, то ты преодолеешь его, не смотря ни на что.

   Компьютер включился ровно в восемь утра. Бодрая ритмичная музыка ударила по ушам и разорвала сны в клочья. Ошалевшая кошка не поняла, что к чему, сорвалась спросонья с одеяла и, врезавшись в косяк, унеслась на кухню.

   - Ах ты ж, попой об косяк, - пробормотали ей ногтях вслед малость озадаченно.

   Музыка продолжала орать, в унисон что-то прокричали с кухни: кажется, угрожали выкинуть компьютер к "чертовой бабушке". Решив не искушать родителя уже с самого утра, Даша встала и, босиком прошлепав по прохладному полу, выключила музыку. Наступила блаженная утренняя тишина, нарушаемая знакомыми всем звуками: шумом выезжающих со двора машин, чириканием воробьев и шорохом метлы дворника. Из кухни доносились позвякивание тарелок и приглушенный голос радио. Затем послышались шаги, и в спальню заглянула мама, уже причесанная и одетая в светлый деловой костюм.

   - Встала? Быстро одевайся и завтракай, я тебя до университета подброшу.

   - Можно прямо до аудитории?

   - Если только пинком, - сообщила добрая родственница и убежала обратно на кухню. А Даша, чувствуя, как в ней просыпается боевой настрой, направилась к шкафу, занявшему всю дальнюю стену. К сожалению, когда обставляли комнату, то ее мнения особо не спрашивали. Мама - Виктория Константиновна Аральская, всегда все делала по-своему. Даша в то время гостила у тети на юге и не видела всего безобразия. Зато по возвращению ее ждал сюрприз: гламурная комната, обставленная в бело-золотисто-розовых оттенках. Ошарашенная Даша обвела взглядом светлые стены с наклейками, воздушные занавески с ленточками, бисером и шнурочками, шикарные зеркала в полный рост, темно-розовый шкаф с витиеватым игривым рисунком, такую же кровать с шелковым бельем и, не медля, закатила истерику. Куда она повесит все свои плакаты? Где будут валяться атрибуты ее увлечений? И как вообще прикажете жить в этом розовом безобразии?! В общем, скандал был грандиозный, после чего девушку обозвали "неблагодарным чадом" и приказали производить ремонт велосипеда только в прихожей и только на газетах. Даша мстительно ухмыльнулась, и буквально на следующий день мама спотыкалась о разбросанные по прихожей детали велосипеда, ролики и шлем. Она быстро поняла свою ошибку и отдала дочери на растерзание просторную лоджию. А своевольная девушка потихоньку "подстраивала" комнату под себя. Так один из многочисленных конфликтов был решен более менее бескровно.

   И вот сегодня, кажется, назревала очередная битва. Правда, более приятная. Напевая модный мотив, Даша натянула узкие джинсы, подчеркнувшие спортивную фигуру, нацепила футболку с глубоким вырезом и потянулась к косметике. Если честно, еще три месяца назад она красилась очень редко. Просто тушь, тени, пудра и тональный крем очень нервировали во время занятий и норовили размазаться или стечь с лица вместе с потом. Да и времени у нее порой просто не было. Даша ведь чем только не занималась, а увлечения ее носили кратковременный, но весьма бурный характер. Дорвавшись до очередного из них, девушка яростно атаковала его, добивалась первых результатов и тут же теряла интерес. Буйная натура не могла долго сосредотачиваться на чем-то одном. Например, решив овладеть игрой на гитаре, Даша три месяца упорно терзала музыкальный инструмент каждый день по несколько часов. Научилась играть все песни, какие хотела, и тут же забросила гитару подальше. Или, решив походить на карате, позанималась год, показала неплохие навыки и опять забросила. И так неосознанно делала все время.

   Почти все время.

   Три месяца назад все изменилось - тогда, когда девушка разглядела в толпе студентов Его, парня, ради которого теперь красилась, одевалась и старалась держать себя в руках.

   Произошло это совсем просто, нефеерично и не ярко, как это бывает в кино или в любовных романах, а совершенно обыденно. Даша заметила Его, когда неслась из деканата с зачеткой в руках и размышляла лихорадочно, не ушел ли еще преподаватель сопромата, и можно ли договориться о пересдаче курсовой. Высокий широкоплечий темноволосый парень в джинсах и легком джемпере прошел мимо, унося за собой едва уловимый шлейф горьковатой туалетной воды. А Даша забыла, куда и зачем шла. Стояла, смотрела ему вслед, и ей казалось, что солнце вокруг стало ярче и желтее, а глупые птицы вдруг начали петь нежными голосами оперных див. Теперь даже серые тучи над городом ее не раздражали, а напоминали цвет глаз незнакомца. Какие-то там волнения, связанные с учебой, вообще отошли на задний план. А на первый вышли боевым строем мысли о том, как Его завоевать. Он стал ее мечтой.

   Даша спустилась в просторный вестибюль первого этажа и, подойдя к одному из многочисленных зеркал рядом с гардеробом, задумчиво уставилась на свое отражение. На нее смотрела коротко подстриженная девятнадцатилетняя девушка с темными глазами, бледной кожей и чуть вздернутыми, словно в удивлении, бровями. Фигура хорошая, но ее почти нельзя было разглядеть под широкими джинсами и черной толстовкой, на ногах простые кеды, на запястье болтается кожаный браслет, привезенный с моря. В общем, на нее смотрела спортивная, симпатичная, не угловатая, но и не женственная девушка.

   Нет, так парня не приманишь. И Даша "загорелась".

   Во-первых, уговорила маму сменить весь ее гардероб на более женственный, во-вторых, накупила косметики и аксессуаров, в-третьих, провела осторожную и тщательную разведку на территории университета и выяснила все про нужный объект. Парня мечты звали Святослав. Слава. Его имя моментально загорелось в мозгах Дарьи разноцветными новогодними лампочками. С видимым равнодушием, но с трепетом в душе, девушка слушала про своего кумира все, что только могла. Оказалось, Слава заканчивал четвертый курс факультета международных отношений, занимался плаванием, ездил на черном мотоцикле и на данный момент ни с кем не встречался. Последний факт особенно порадовал Дашу, решившую стать ни больше, ни меньше, а девушкой Святослава. Оставалось познакомиться с ним поближе.

   И вот тут-то начались проблемы. Большие проблемы. Бойкая на язык и довольно дерзкая Даша вдруг поняла, что в присутствие этого парня не просто теряется, а буквально прирастает к полу. Язык ее становился тяжелым, мысли, злорадно хихикая, разлетались в стороны, а ноги начинали подрагивать. Знакомиться в таком состоянии просто не представлялось возможным. Каждый день, подкарауливая Славу после пар, Даша провожала его тоскливо-мрачным взглядом. Подойти и небрежно поинтересоваться о чем-нибудь ей мешал тот факт, что вряд ли бы парень понял ее нечленораздельное мычание.

   "Да что ж со мной творится-то? - Даша провела помадой по губам. - Третий месяц за ним таскаюсь, а сказать ничего не могу. Капец, лучше бы я в него не влюблялась, было бы легче разговаривать".

   Пока ехали до университета, Даша то и дело косилась в карманное зеркальце. Ей казалось, что нос блестит, глаза круглые, а на лбу вон вообще пытается прыщ выскочить. Нет, ну как в таком виде подходить к Святославу, у него наверняка высокие требования к женской красоте.

   - Успокойся, - мать видела гримасы, которые дочь корчила своему отражению. - Ты хорошо выглядишь, уж поверь. Все приехали. До вечера.

   - Пока, - подхватив сумку, Даша бросилась к первому корпусу. Там через двадцать минут начиналась пара у Славы. Взбежав на второй этаж, девушка едва ли не галопом поскакала к широкому подоконнику, который был идеальным местом для наблюдения - двести третья аудитория, еще пустая, располагалась как раз напротив.

   Сегодня она решила сделать то, о чем мечтала уже долгие месяцы - заговорить с парнем. Слава исправно посещал бассейн, куда три раза в неделю ходили все старшие курсы. Сегодня девушка планировала подкараулить парня после плавания, пройти мимо него, споткнуться и упасть. Наверняка помчится помогать, а там разговорятся, и все пойдет как по маслу.

   Кристина сидела на кровати, прижавшись спиной к прохладной стене и положив на колени ярко-фиолетовую пуховую подушку. На голове ее были огромные черно-оранжевые наушники закрытого типа, в которых звучала то любимая "альтернатива", то "хард-рок", то какой-нибудь "индастраил". Девушка машинально крутила в пальцах провод, тянущийся от наушников к iPod'у, валяющемуся рядом. Музыка помогала ей отрешиться от проблем и забот. Правда, то, что сейчас творилось в ее голове, нельзя было назвать проблемой, скорее катастрофой. Вселенского масштаба. Кристина влюбилась впервые в жизни. По настоящему, на всю жизнь.

   Ее не отпускало уже месяц. Ровно 31 день назад она встретилась с Ним и сразу поняла, что, кажется, перестанет ржать над влюбленными одноугрппницами и постоянно подкалывать по поводу их "лав эмоушенс", потому что сама попала. Попала прямо в руки к парню с шикарным именем Святослав, хотя он пока еще не знал об этом.

   Познакомились они забавно. Почти в полночь. Внезапно. Прямо у Кристины дома. В тот поздний вечер она сидела на кухне, злая на весь свет, с языком, обожженным горячим кофе, и в тех же самых наушниках, что и сейчас. Предки - отец и мачеха, уехали на пару дней из дома на отдых к морю, не забыв прихватить и надоедливых сестер-близняшек, поэтому Кристине была предоставлена полная свобода действий. Не то, чтобы родители стесняли девушку, напротив, почти и не следили за ней с тех пор, как одиннадцать лет назад стали жить одной семьей. Денег в их доме всегда было достаточно, и в детстве за Кристиной присматривали няни и гувернантки, а потом учителя в элитной школе и даже домработница. А затем она стала жить как-то сама по себе. Нет, девушка в наушниках не была одиночкой - вокруг нее всегда было много людей, куча знакомых, просто по-настоящему близких людей рядом не было. Отец-бизнесмен постоянно находился в командировках, да и вообще отличался холодным нравом, хотя дочь не ограничивал в средствах и всегда защищал. Мачеха, Наталья Олеговна, с детства относилась к шумной, непоседливой девчонке с круглыми голубыми глазами с большим недоверием. Ее многочисленные родственники, нередко посещавшие дом четы Архиповых, относились к Кристине еще с большим подозрением. Наверное, считали несправедливым, что она - одна из прямых наследниц главы семьи.

   Прямо, правда, ее не обижали - Александра Александровича все же побаивались, но их отношение к себе Кристина прекрасно чувствовала с детства. Раньше мучилась, но после прихода подросткового возраста по-взрослому постаралась плюнуть на все, окунувшись в мир "неформальной молодежи". Попросту - в мир глупой свободы.

   Кристина занимала почетное четвертое место в олимпиаде по распределению родительского внимания. На третьем давно и прочно обосновался шикарный персидский кот Антуан - жутко породистый обладатель обалденной родословной и кучи медалей с выставок. Второе место принадлежало десятилетним близняшкам Тане и Алевтине - общим детям отца Кристины и Натальи Олеговны. А первое принадлежало Игорю, сводному брату Крис - так девушку в наушниках называли ее многочисленные знакомые. Он был старше на год, учился на престижной специальности "международные отношения", имел вид красивого и надменного аиста, вокруг которого крутилось множество девиц. Игорь обожал сам себя, свой навороченный байк и гонки. Наталья Олеговна прощала сыну все, не замечала недостатков и всегда и во всем потакала, хотя с дочерьми обращалась достаточно строго.

   У сводных брата и сестры отношения сразу далеко не дружные. В детстве они обзывались и дрались, сейчас старались друг друга не замечать Правда, Игорь изредка командовал или едко подкалывал, чувствуя свое превосходство, а Кристина пыталась подставить нелюбимого братца перед отцом, но, в общем, эти двое соблюдали презренный нейтралитет. Но именно противный братец стал тем, кто привел Настоящую любовь в их общую квартиру и заодно в жизнь Кристины.

   В тот вечер она была зла из-за того, что Игорь, обещавший уйти куда-то на всю ночь, приперся обратно домой вместе со своими друзьями-гонщиками. Сильно поддатые парни праздновали чью-то победу на очередных ночных гонках. Из-за громкой музыки девушка сначала не услышала их прихода.

   - Эй! - грубо стянул с нее наушники Игорь, и от неожиданности Крис обожгла язык кофе.

   - С ума сошел, осел? - раздраженно спросила она. И чего он приперся? Да еще и друзей привел? Вон они шумят за прикрытыми дверями.

   - Ко мне пришли. Ты сейчас закрываешься в своей комнате. И не отсвечиваешь. - Предупредил сводную сестру парень.

   - Сейчас, ога. - Не двинулась со своего места в кухне та.

   - Я сказал: ты закрываешься и сидишь в своей комнате. - Рассердился еще больше и так всегда чем-то недовольный в ее присутствии парень. - Давай, передвигайся отсюда.

   - Я тебе сказала - отстань от меня. Кто ты мне такой, чтобы приказывать?

   - Это ты кто такая, чтобы не слушаться?

   - Вот же бедная Наташа, - Кристина называла мачеху по имени, - единственный сын и тот дурак.

   - Вот же уродка. - Обозлился Игорь, которого уже звали веселые друзья, расположившиеся в гостиной.

   - Твой ослиный нос так здорово шевелится, когда ты разговариваешь, - девушка подняла на братца голубые, подведенные темно-синей подводкой, глаза. Единственным недостатком красавчика Игоря был его римский профиль. И упоминание об этом парня бесило. Как и сводная идиотка-сестра.

   - Заткнись.

   - И это так мило. Ты похож на огромного озлобленного и озадаченного кролика.

   - Мать правильно говорила, что тебя ничего не исправит, неформалочка. Гены. Гены - это наше все. Главное, чтобы они были "ничего".

   - А у тебя зато талант быть отморозком. - Пропела девушка.

   Слово за слово они начали ругаться. Кристина за словом в карман не лезла, хотя голоса не повышала - она вообще была довольно ехидной и предпочитала гадости врагам делать исподтишка, или умело доводить их намеками и спокойным наигранно милым голосом. Обычно выдержанный Игорь сегодня был слегка пьян, а это делало его уязвимым к насмешкам и обидным словам. Он все больше заводился.

   - Иди отсюда, неудачник. Отцу расскажу, что пьяных друзей притащил в дом.

   - Тупица! - заорал через пару минут вконец доведенный парень и сжал поднятый кулак от злости. Его ждали приятели, а он не мог заставить кретинку свалить в свою комнату и закрыться там на замок ото всех. Упоминание об отчиме взбесило.

   - Сам ты такой, - зевнула Кристина. Поняла, что точно эта развеселая компания не уберется из дома в ближайшее время.

   - Я тебя скоро убью. - Сообщил сестричке Игорь со злобной миной, замахиваясь кулаком.

   - Ой, не бей меня! - в притворном ужасе залепетала девушка и закрыла голову руками.

   В это время дверь на кухню отворилась, и через порог переступила ее Высочество Мечта. Сначала Крис даже не поняла, что этот высокий брюнет с широкими плечами и лицом господина "всея Принцессии" станет объектом ее чувств. Приняла его за одного из высокомерных ублюдков, с которыми общался сводный братец.

   - Эй, Игорь! - не правильно понял ситуацию вошедший. Голос у него оказался приятным, немного низким и добрым. - Игорь, не трогай девушку!

   Секунда - и он резко отвел назад руку немало удивившегося Игоря. С Кристиной они не дрались с глубокого детства. Хотя он с удовольствием бы ей вмазал.

   - Отойди подальше. Ты сегодня перепил. Это кто?

   - Никто. - Вырвал руку сердитый Игорь. - Пошла отсюда, я сказал - закройся в своей комнате.

   - Ты полегче с девушкой.

   - Слав, ну не лезь ты, а? Я лучше знаю, как с ней разговаривать.

   Крис снизу вверх посмотрела на Славу. Отметила, что он высок - выше ее на полголовы. А она сама была далеко не Дюймовочкой. Если Игорь бесился, когда упоминали его нос, то девушка раздражалась, при упоминании о ее росте.

   - Я его младшая сестра, - разлепила она якобы сжатые от страха губы.

   - Какая ты мне сестра? Ну ты... Вот же черт! Любому мозги запудрит, маленькая крыса.

   С этими словами молодой человек расхохотался и вышел к друзьям. Крикнул напоследок только:

   - И не забудь в свою комнату уйти, дура! Не мешайся людям.

   Кристина проводила братца мрачным взглядом.

   - Он тебя не обидел? - с некоторым беспокойством спросил Слава, наклоняясь к девушке. Она задумчиво покачала головой. Какая ему разница? Он ведь чужой.

   - Точно? Игорь пьян сегодня.

   - Все в порядке.

   - А вы, в самом деле, брат и сестра? Не похожи внешне.

   У Кристины, действительно, волосы черные и длинные (крашенные, правда), а у Игоря светлые и вьющиеся. Цвет глаз, черты лица и жесты тоже разительно отличались.

   - Сводные. Не по крови. Только официально.

   - Вот как. Давно?

   - Давно.

   "За это время я заслужила прав прибить этого полудурка или подвесить его за кишки с крана".

   - Часто ссоритесь?

   - Ну да...

   Тут Кристина совершенно случайно взглянула в темно-серые глаза Славы и вдруг поняла, что в них - самое настоящее беспокойство. А беспокойство она ценила - может быть, даже больше, чем уважение. Из-за малого количества первого в своей жизни. Поэтому глаза случайного знакомого ее поразили. Кристина хорошо умела чувствовать искренность.

   - Ты точно в порядке?

   - Точно.

   - Тогда я пошел. Ребята ждут. Пока, младшая сестра Игоря. Не ссорьтесь.

   - Меня зовут Кристина! - крикнула ему вслед зачем-то девушка, осознавая, что в голове поселилась скрипучая вата - из-за взгляда серых глаз.

   - Приятно познакомиться. Слава.

   И он, улыбнувшись ей, ушел к друзьям и к дебильно ржущему Игорю.

   Вслед за ним ушел и горьковато-древесный запах туалетной воды.

   Слава запечатлелся в ее памяти милым, заботливым и неуловимо-красивым. С тех пор Крис влюбилась. Сильно. И, может быть, навсегда. Святослав казался ей сероглазым королем из стихотворения Ахматовой и одновременно кем-то вроде личного идола.

   Как оказалось, идеал учился в ее университете, вместе с Игорем, и тоже увлекался байками. Кристина достала номер его телефона, стащив мобильник братца, адрес, домашний телефон, нашла страничку в известной социальной сети, пару фотографий, узнала кучу данных - к примеру, то, что Слава пока что свободен. Пару раз ждала его около входа в корпус, где он учился, или около столовой, чтобы невзначай поздороваться. Сфотографировала на мобильник. Несколько раз звонила на него же, чтобы послушать приятный голос. Изучила круг знакомств. В общем, разузнала о нем все-все-все. Но пока что просто наблюдала со стороны и с тревогой прислушивалась к собственному сердцу.

   Ровно через месяц Крис решилась. Ей нужно стать для Славы не просто мимолетной знакомой, а кем-то большим. Она должна подойти к нему и, скажем, пригласить куда-нибудь. Иначе она свихнется. Ведь даже любимая музыка не помогает перестать думать о Славе...

   Девушка откинула со лба отросшую черную челку, в которой пара тонких прядей могла похвастаться ярким красным цветом, и вздохнула. Она сделает это завтра. Вернее уже сегодня. Ведь время на больших круглых часах в виде комической тарелки как раз показывает 5 утра. А она еще не засыпала даже - так и слушала музыку на iPod и думала, думала, время от времени касаясь пальцами кольца в нижней губе.

   В 6 утра Кристина, бледная из-за волнения, стала собираться. Тщательно нанесла косметику, особенно ярко выделив глаза, накрасила в задорный алый цвет ногти, надела джинсовую любимую короткую юбку, черную майку-топ, натянула черные же гетры и белые кеды. Подумала еще немного и поменяла зачем-то "штангу" в брови. Побрызгалась дорогими духами.

   Когда она уходила из дома, мачеха и отец еще спали в своей комнате, сестры тоже, и только один вечно недовольный всем Игорь в пижонском белоснежном халате видел, как Кристина прокралась к дверям.

   - Отвратного дня, сестричка, - сказал он ей в спину. Знал, что она сейчас будет ехать в автобусе, а он - в своей дорогой тачке. Девушка ненавидела ездить с ним или его мамочкой, а на права еще только планировала пойти учиться.

   - Умри, носатый. - С этими словами Кристина закинула на плечи рюкзак и убежала, проигрывая в который раз в уме, что будет делать: как подойдет к любимому идиоту, что скажет ему, куда позовет, и что с ней будет, если он вдруг откажет ей. Она точно знала расписание Славы, и то, где сегодня встретит его. Только пришла Крис слишком рано - любимого еще не было, да и его одногруппников тоже. Лишь какая-то короткостриженая незнакомая девица торчала неподалеку и смотрела прищуренными темными глазами на Кристину, оккупировавшую подоконник напротив аудитории 203.

   Битва должна была начаться совсем скоро.

Глава вторая

   Даша лишь мельком обратила внимание на неформального вида черноволосую девицу, примостившуюся на подоконнике и глядевшую куда-то вдаль коридора. Девушка плюхнула сумку рядом с ней, уселась и приготовилась ждать. Девица покосилась на нее, но промолчала, лишь немного отодвинулась к стене.

   Когда Святослав показался вдали, сердце Дашки сделало бешеный кульбит и забилось куда-то в район горла. Судорожно сглотнув, девушка вцепилась пальцами в подоконник. И тут услышала рядом глубокий вздох. Чуть повернув голову, она увидела как соседка, закусив губу, не отрываясь, смотрит на Славу. Она даже чуть подалась вперед. Такой взгляд Даше был знаком: видела его в зеркале, когда думала о Святославе.

   "Соперница?!" - кроваво-красное слово языками пламени заплясало перед глазами. От прямого нападения неформалку спасло только приближение Славы. При нем Даша старалась не показывать свой буйный нрав. Поэтому ограничилась скрипом зубов и постаралась думать связно. Получалось плохо, ибо одна мысль о том, что Ее мечту заберет себе кто-то другой, буквально выводила из себя.

   "Да ладно, кто на такую мымру позарится, - пробежала спасительная мысль. - Тощая крашеная нефорка с готскими наклонностями. Либо курит, либо вообще уже колется, Слава не дурак на такую западать. Так что пусть девочка хоть на мужчинку полюбуется".

   Даша даже ехидно улыбнулась столь приятной догадке. Но тут же ухмылка сползла с лица.

   - Привет! - раздалось слева, с места, где сидела "крашеная нефорка"..

   С замирающим сердцем и покрасневшими от ярости глазами, Даша следила, как соперница подходит к Славе и начинает о чем-то спрашивать. О чем? Девушка навострила уши, стараясь не пропустить ничего из разговора.

   - Привет, Слава, - несколько нерешительно начала девица, глядя ему в глаза. Она оказалась лишь чуть ниже него. Даша моментально окрестила ее про себя "каланчой".

   Парень вновь кивнул и спросил стандартное:

   - Как дела?

   - Да как обычно. А ты как?

   - Аналогично - совершенно обычно, - в рифму ответил ей парень.

   - Слушай, Слава, я тут хотела поговорить с тобой. Знаешь...

   - Что?

   - Я хотела бы тебя...

   Тут совершенно не вовремя - Даше же показалось, что напротив, очень вовремя, появился преподаватель и попросил всех студентов немедленно зайти в аудиторию.

   - Прости, Кристина, в другой раз поговорим, хорошо? - Слава улыбнулся девушке и скрылся в кабинете вместе с друзьями.

   Неформалка хлопнула себя по  бедру и вернулась к подоконнику с очень недовольным выражением лица. Тут Даша не выдержала и очень злобно прошипела:

   - Ты кто вообще такая, а? Я тебя здесь раньше не видела.

   - Я тебя тоже не видела. Я много кого не видела, но не спрашиваю же у всех и каждого об  этом.

   - Увидела? Посмотрела? - поинтересовалась Даша. - А теперь вали отсюда, курица ушастая. Еще раз возле Славы увижу и уши к жопе пришью.

   Девушка удивленно взглянула на нее.

   - Тебе плохо, девочка? Себе мозг лучше пришей к черепной коробке правильно - чтобы внутри был, а не снаружи.

   - Я твой мозг сейчас по полу раскатаю, - взвилась Даша, осеклась и продолжала злобным шепотом. - Ты, вали отсюда! Хотя... хотя можешь еще помахать ручкой своему идолу, все равно он на тебя и не глянет. Такие, как он, не интересуются крашеными нифершами.

   - Я не люблю алкоголь. А ты? - задумчиво потрогала себя за черно-красные волосы девчонка. - А ты тоже нет. Ты, наверное, по веществам прикалываешься. Я тебя вообще первый раз вижу, что ты несешь?

   - Это я тебя здесь первый раз вижу и, надеюсь, последний, - Дашу сдерживал от физических действий исключительно тот факт, что дерущиеся девушки не самое красочное зрелище. Не хотелось предстать перед Славой в таком виде. - Вали отсюда, коза, могу фотку Славы подарить, будешь на нее молиться перед сном.

   - Ммммм, все Слава да Слава. Ты его поклонница что ли, девочка? А он, кстати, хорошеньких любит. Знала?

   - Я-то знаю, а ты, по ходу, не в теме, потому сюда и приперлась.

   - Как же сложно... с дураками, - тихо, словно сама себе, проговорила неформалка, а потом громко и заботливо добавила. - Все, успокойся, не нарывайся!

   - Что?! - Даша даже слегка опешила.

   - В таком возрасте уже проблемы со слухом, - посетовала девчонка. - Говорю, беспокойся о себе побольше! Наркотики до добра не доведут, да.

   - По себе судишь? - Даша посмотрела на часы, потом перевела взгляд на заветную аудиторию. Приближалось время лекций, а ей надо было еще успеть добежать до третьего корпуса. - Говорю первый и последний раз: держись от Славы подальше, он - мой!

   - Я  - его герлфренд, малышка, - лениво засунула в рот пластинку жвачки ее собеседница. - Не туси рядом с ним. Или ты сталкерша?

   Несмотря на то, что желание "дать леща" собеседнице все усиливалось, Даша продолжала сдерживаться. Лишь обидно расхохоталась в ответ:

   - Если только в мечтах, да, девочка? Слабо при нем свои слова повторить?

   - Слабо отщепиться от подоконника и унести тело в другую сторону? Славочка занят мною, так что прекрати заниматься глупостями. Пока-пока, тебя ждут санитары.

   Санитары Дашу не ждали, а вот на пару опаздывать не рекомендовалось, особенно с такой успеваемостью, как у нее. Поэтому, скрепя сердце, девушка спрыгнула с подоконника и прорычала:

   - Еще раз возле него увижу - ноги вырву с мясом, поняла? Или велом перееду, так что не попадайся на глаза.

   После чего удалилась, в мечтах перемалывая соперницу в порошок и развеивая ее по ветру.

   Та, что желала отобрать Ее парня, осталась на месте, не сводя  густо подведенных глаз самодовольной идиотки с двери в аудиторию 203.

   Сумасшедшая идиотка с короткими волосами удалилась прочь. Крис недовольно, с отвращением посмотрела ей вслед и ударила ладонью по косяку.

   - Вот же сучка. - Прошипела она тихо.

   Что это вообще было? У девочки крыша протекла насквозь без права вызова кровельщика? Заглядывается на ее Славу? И при этом смеет указывать ей, что делать? Вот это наглость. Наглость воистину больного человека. И из-за нее, из-за глисты чокнутой, не получилось ничего сказать любимому парню! Это ее темная дикая энергетика притянула неприятности - стопроцентно. А ведь она, Крис, так готовилась к сегодняшнему разговору. Идиотский преподаватель приперся совершенно не вовремя, чтоб его полюбили обезьяны в то, чем заканчивается прямая кишка.

   Попсиховав про себя, Кристина не без труда успокоилась и решила, что на пару она не пойдет. На лекциях по введению в экономику предприятия все равно не отмечают, можно и пропустить.

   "Душно здесь как-то. Подожду Славу на улице. Поговорю с ним после пары, - подумала она, - не отступлю от своего. Надоело мучиться".

   Кристина вышла из здания университета, поздоровалась со знакомыми готами, которые с умным видом разглагольствовали о выходе нового альбома известной дарк-метал группы и спорили насчет звучания группы "Dimmi Boorger", и опустилась на лавочку около входа. К представителям готической субкультуры она относилась двойственно: вроде бы необычные люди, со своими взглядами и убеждениями, не боящиеся самовыражения, а с другой стороны придурки придурками. Почетное звание самого главного придурка в личном рейтинге кретинов Крис занимал длинноволосый парень по кличке Видарт, и именно он, лениво рассевшись на лавочке рядом, внезапно окрикнул Кристину.

   - Что? - обернулась она нехотя.

   - Занята сегодня? - негромко спросил он, не глядя на девушку.

   - Занята, - соврала Кристина тут же, уставившись на большой серебряный замысловатый крест на его груди.

   - Лгать некрасиво, - без тени улыбки, но как-то вкрадчиво, заметил парень. - Знаешь, в каком кругу ада содержаться лжецы?

   - Не знаю, прости.

   - Что будет тебе от моего прощения? - бескровные губы раздвинулись в улыбке. Невеселой улыбке.

   "Ничего, блин!!".

   - Я стану счастлива. - Буркнула Кристина, мечтая, чтобы Видарта сдуло с лавки внезапным ураганом.

   - И только?

   - И только.

   - Смотри же. Не гневи богов своими словами, - напутствовал ее длинноволосый молодой человек.

   - Ага.

   - Надеюсь, твоя занятость однажды... пропадет.

   - Я тоже на это надеюсь. Пока. - Стало как-то нехорошо Кристине от такого странноватого общения.

   - Ну, прощай. - Спокойно произнес гот.

   И Крис поспешила пересесть на другую лавочку, подальше от готов. Видарт проводил ее задумчивым взглядом черных глаз. Яркий худощавый черноволосый парень в кожаном черном плаще, пользовался большой популярностью у девочек - не только у "неформальных", но и вполне обычных. Был загадочным, даже слегка надменным, похожим на скучающего аристократа, чье лицо обрамляли черные волосы, обожал барокко и сюрреализм, предпочитал темные тона, а прозвище свое получил в честь скандинавского бога мщения, сына Одина - правда, к нему добавили еще одну букву в конце. Учился Видарт только на первом курсе, на факультете архитектуры, однако сумел завоевать авторитет среди многих студентов-старшекурсников. Про него говорили многое и разное: что он и сатанист, и чересчур верующий. И любитель садо-мазо, и нежен с девушками до неприличия. И имеет богатых предков, и живет один где-то за городом около старого кладбища в заброшенном домике сторожа.

   В общем, Видарт слыл личностью неоднозначной. Только сама Крис его не слишком жаловала, а скорее опасалась. Познакомились они весьма забавно - как-то раз она увидела этого парня в клубе, еще полгода назад, на концерте известных darkwave-групп. На лице Видарта был впечатляющий ворпейнт1 Ворпейнт - черно-белый устрашающий грим (англ. warpaint - боевая раскраска)., и из-за вмешательства неслабого коктейля в мозг и игры света Кристина приняла парня за Брендона Ли из "Ворона", отчего жутко перепугалась. Думала, сейчас известный герой фильма заберет ее с собой туда, где не светит солнце, и птички не поют. Видарт в гриме, действительно, выглядел устрашающе и был похож на Ворона. А вот без него, по личному мнению Кристины, на первостепенного кретина. Ведь только кретину могло придти в голову так "интересно" с ней познакомиться. Тогда, на концерте, Видарт, увидев шок в глазах девушки, подошел к ней и, заботливо обняв ее за плечи, внезапно легонько укусил за мочку уха. Крис пришлось спасаться бегством. И до сих пор Видарту нравилось над ней прикалываться в своей особенной мрачноватой манере. И одно только упоминание об этом готе Кристину весьма напрягало.

   Девушка привычным жестом вытащила iPod, игнорируя взгляд гота-идиота, надела наушники и включила музыку. По ушам сразу же ударила яростные обрывочные в мелодичности звуки бас-гитары. Крис прикрыла ресницы - утреннее солнце светило прямо в радужки, заставляя глаза слезиться. Но тут же она резко распахнула их - перед внутренним взором возникло лицо Славы. Музыка опять не помогала отрешиться от проблем. Они, приняв форму прозрачного объемного человечка без лица, сели рядом с девушкой и положили ей на плечо тяжелую лапу. Нет, не получилось нормально поговорить со Славой. Она не смогла пригласить его. Ничего не вышло. Она опять в пролете со своей тупой любовью. Еще и соперницу приобрела. Кристине никогда не нравились такие вот особы - с короткой стрижкой и со вздернутыми, словно переломленными бровями. Они казались девушке стервами и даже дикарками. А таких людей она очень не любила.

   Тупоумная амфибия, вот кто ее соперница!

   А по ходу Святослав ей нравится - и нравится сильно. Бедняжка. Надо бы забыть об амфибии, но не получается - слишком сильно взбесила своей наглостью. Интересно, а она что, тоже за ним бегает? Влюблена?

   Они что, типа соперницы?

   Девушка тихо и нервно рассмеялась. Настоящая умора. У Славы ведь нет официальной девушки, зато есть такая славная сталкерша. Но ничего, от нее можно и избавиться. Слава красив, да и в душе человек очень хороший, теплый, словно июльская озерная вода, в которой приятно плавать. Не мудрено, что он понравился амфибии.

   И что за народ пошел? Даже Мечту норовят отобрать.

   Кристина просидела под лучами солнца и в объятьях своих проблем почти полтора часа. Видарт ушел со своими готами-друзьями. Сумасшедшая амфибия куда-то укатилась - Крис надеялась, что с концами. Никто не мешал и не вырывал из мира аккордов и слов песен. Затем девушка, забежав в туалет и подправив макияж, вновь вернулась к двери аудитории 203, собирая внутри себя всю свою решимость, дабы подойти вновь к Святославу и сказать, наконец, что хотела. Однако чем ближе девушка приближалась к заветному кабинету, тем более объемнее становился человек-проблема, сопровождающий ее. И тем сильнее мрачнела она сама.

   - Вот невезуха, - беззвучно выдавила, дойдя до места.

   Аудитория оказалось пустой, вся группа Святослава счастливыми рыбками уплыла в неизвестном направлении. Зато около дверей паслась другая рыбка - и, судя по открытой зубастой озлобленной пасти, это была акула. Та самая амфибия с короткими волосами и острым язычком. Она, скрестив руки на груди, с большим неудовольствием в глазах смотрела на приближающуюся Кристину.

   "Отлично, она точно наркоманка-сталкерша, мать ее..."

   Мрачная Даша с нарастающей яростью следила за приближением соперницы, не с самыми добрыми мыслями.

   "Я эту козу сейчас на елку посажу, - думала она, - будет вместо рождественской звездочки".

   Когда в фильмах про ковбоев показывают сходящихся на пыльной улице недругов, то обычно звучит очень суровая музыка, которую играют видимо, очень брутальные музыканты. Именно такая музыка играла и в голове Дарьи, пока она следила прищуренным взглядом за приближавшейся врагиней. Хотелось размахнуться и треснуть эту Кристину по голове сумкой, а потом вцепиться в волосы и от души повозить по асфальту мордой. Увы, подобное девушка могла проделать пока что только в мыслях. Малейшая драка на территории университета могла окончиться весьма печально, да и вдруг Слава это увидит? А перед ним злостной хулиганкой представать явно не стоит, он мальчик правильный. Поэтому Даша всего лишь ограничилась непристойным жестом в виде комбинации из трех пальцев и пропела:

   - Что, мымра, Славочку потеряла? Или он тебя разглядел и сбежал в ужасе?

   - Ты это мне, шляпа? - спросила тихим недовольным голосом ее оппонентка.

   - На себя посмотри, жертва дебилизма, - Даша развернулась. - Удачно дождаться Славочку, дурында. Долго же тебе ждать придется!

   И захохотав, девушка бодрым шагом направилась в сторону пятого корпуса. Она была уверена, что Кристина последует за ней. На ходу достав из сумки зеркальце, украдкой глянула в него. Так и есть: неформалка топала следом, наивно думая, что ее нельзя заметить среди остальных студентов. Ничего, пусть идет! Даша прибавила шаг, затем перешла на бег. Первой добежала до поворота, за которым начинался пятый корпус.

   Здесь раньше возвышались три громадных тополя. Каждое лето они щедро одаривали всех прохожих пушистым пухом. Но этой зимой их зачем-то спилили, оставив на память три широких массивных пенька. Вот за ними то и спряталась Даша, попутно прикрывшись начавшими зеленеть кустами. Со злорадством понаблюдав как Крис, оглядываясь, пробежала мимо, девушка осторожно выползла из укрытия. Убедившись, что соперница не увидит, развернулась и бегом поспешила к зданию бассейна, овальным зеркальным куполом возвышавшемся вдалеке. На соперницу не оглядывалась, уверенная, что девчонка будет еще час бегать вокруг корпуса, в надежде увидеться со Святославом.

   Кристина еще раз огляделась и со злостью пнула ни в чем неповинный камень. Их во множестве лежало повсюду, привезли для какого-то очередного ремонта.

   Чертовой амфибии нигде не было. Славы тоже не наблюдалось. Куда они делись? Хоть бы демоны забрали наглую соперницу, чтобы она не мешала завоевывать парня. А в том, что Слава будет с ней, черноволосая не сомневалась. Она ведь уже решилась подойти к нему. Просто пока не получилось сказать все. Но в скором времени она исправит сей досадный факт.

   А вдруг стриженная мышь решила обмануть ее и увести в другое место, подальше от Славы? Неужели ее наружный мозг до такого додумается? Что ж, тогда она доиграется.

   Так, ну и где Славочка? Крис не помнила наизусть его расписание. Оно висело в первом корпусе, на четвертом этаже, минут десять топать, а то и все пятнадцать. Первый корпус стоял довольно далеко от всего остального студенческого городка.

   "Придется идти и смотреть", - подумала девушка и с не меньше злобой пнула второй камень. Тот решил отомстить за себя и за собрата, отлетел, стукнулся о стену и, отскочив, едва не попал Крис же по ноге. Такая мелочь окончательно испортило девушке настроение.

   "Еще только утро, а оно уже такое гребанное!".

   Она поспешила обратно, таща рюкзак за лямки. Ей не верилось, что амфибия все же обманула и теперь стоит где-нибудь рядом со Славой и строит ему глазки.

   Около входа в корпус торопящаяся Крис едва не столкнулась с собственным братцем. Первые лекции он, как обычно, прогулял. Игорь окинул девушку недовольным взглядом, ничего не сказал и продолжил со скучающим видом слушать сразу двух воркующих около него одногруппниц.

   Крис с Игорем никогда не здоровались и никак не показывали свое родство. Но сейчас девушка, чувствующая, что может упустить нечто важное, решительно подошла к брату. Тот мигом отделался от подружек и с недоумением уставился на сводную сестру.

   - Чего надо?

   - У тебя где сейчас лекции? - спросила она тихо.

   - Там, где тебя нет. Не подходи ко мне, дура.

   - Или ты скажешь, где сейчас твоя группа, или я тебя при всех обниму.

   - Помешалась? Попробуй только.

   - Попробую. Не шучу.

   - Бассейн у нас. Вот же ты сволочная корова. Ты, не смей больше ко мне подходить!

   Но Кристина не слышала слов Игоря. Она почти бежала в сторону здания, где находился бассейн. Человек-проблема нагло шептал в ухо о том, что Слава уже может давно обнимает обманувшую ее соперницу!

   От таких мыслей девушка прибавила скорости, ветер тут же радостно залез в прическу и растрепал темные пряди.

   Глубокие черные глаза, не мигая, провожали удаляющуюся Кристину, на бледных губах их странноватого обладателя играла слабая улыбка. Изредка палец, увенчанный серебряным "когтем", дотрагивался до них, словно этот жест помогал успокоиться.

   - Твоя девушка? - спросил Видарт, подходя к Игорю и напугав его неожиданными словами.

   - Привет, - несколько высокомерно улыбнулся тот готу. Хоть и не любил Игорь неформалов, особенно выламывающуюся чертовку Кристину, но с Видартом общался. Даже вежливо. Потому что приходилось. Длинноволосый умник не без причин считался одним из представителей "золотой молодежи" города.

   - Твоя девушка? - повторил свой вопрос Видарт, кивнув в знак приветствия.

   - Кто? - не понял Игорь.

   - Вон та. Высокая, черноволосая.

   - Нет. Я вообще ее не знаю. - Хмуро отозвался молодой человек. - Девка какая-то левая. Время подошла спросить. Слушай, а ты...

   Он попытался завязать разговор с Видартом, но тот, ничего не ответив, опять лишь загадочно улыбнувшись, ушел вместе с друзьями.

   Святослава Кристина так и не увидела. В бассейн ее, конечно же, и не пустили. А парень уже, видимо, находился там. Расстроенная девушка, еще утром не предполагавшая, что ей придется столько бегать за объектом любви, уселась на забор. Она намеревалась дождаться Славу. Не в ее характере было бросать начатое.

   Когда он, наконец, появился, Крис напряглась, готовясь броситься к нему. Но ей пришлось замереть на месте.

   Сероглазая греза Святослав была не один. Рядом с ним ошивался Игорь - как всегда, весь из себя, еще двое каких-то парней и, самое главное, незнакомая девица. Выглядела девица потрясающе. Высокая - не ниже самой Крис, но с куда более округлыми формами, белокожая, с густыми вьющимися золотистыми волосами ниже талии и с чуть ассиметричным лицом диснеевской принцессы Рапунцель. Девица шла около Славы, касалась его локтя, и что-то рассказывала.

   - А это еще что за ведьма рядом с ним? - произнесла Кристина озадаченно. И заметила, что "златовласка" при ходьбе немного хромает.

   - Вот и мне интересно, кто это? Сегодня что, слет местных идиоток на моего Славу? - раздался знакомый голос рядом с Крис. Та едва не упала с забора. Оказывается Даша сидела совсем неподалеку, прячась за кустами.

Глава третья

 Даша была очень недовольной. Весь план по завоеванию Славы летел к чертям из-за одной особы, нахально восседающей на заборе, словно кладбищенская ворона. Девушка старалась трезво оценить ситуацию и понимала, что ее план проваливается. При Кристине бежать и падать перед парнем не получится. Эта идиотка точно побежит за ней и выставит в смешном виде. Даша как наяву увидела картину: она выходит на дорогу, делает вид, что спотыкается, а следом на нее прыгает соперница. Они клубком падают Славе под ноги, сбивают его и получается веселая такая куча-мала.

   И сбросить с забора неформалку никак нельзя - при Славе надо быть хорошей девочкой. Хотя, судя по взгляду Вороны, она уже сама была не рада, что залезла так высоко. Ее чересчур накрашенные глаза следили за Святославом и за противной девкой, которая крутилась около парня. Следом за ними шли трое парней, и один из них, высокий, надменный тип с вьющимися светлыми волосами, пристально смотрел на неформалку. Затем наклонился и что-то шепнул одному другу. Тот заржал, ухмыльнулся и, нагнав Славу, что-то негромко, но крайнее весело произнес. Четверокурсники мигом обернулись на забор. И теперь на Крис с интересом уставились уже пять пар глаз. Девушка сделала вид, что ее вообще больше интересует огромная собака, куда-то целенаправленно тащившая хозяина, нежели Слава и компания.

   - Эй, на заборе! - закричал вдруг весело один из парней. - Детка! За кем следим?

   Даша чуть не подавилась от смеха.

   Слава пристально посмотрел на Кристину и чуть заметно покачал головой. Осуждающе. Типа: "Тебе что, девочка, больше нечем заняться?".

   Девушка смутилась, даже побледнела, но виду не подала, и попыталась спрыгнуть с забора. Но неудачно приземлилась на колени. Даша в кустах возликовала.

   - Уродский братец! - прошипела невольно Крис, заметив, что гетры на правой ноге порвались, а на левой коленке появилась крупная кровоточащая ссадина. - Чтоб тебя...

   А вот тут Святослав в очередной раз подтвердил догадки девушек в том, что сердце у него огромное и прекрасное, а сам он - крайне добрый парень. Что-то вроде земного ангела.

   Парень вздохнул, сказал что-то Игорю и подошел к изумленной Кристине. Присев на корточки, достал из сумки небольшую аптечку, порылся в ней и протянул девчонке пластырь. Та, скромно кивнув и посмотрев на парня оленьими глазами, осторожно взяла его.

   Даша, увидев эту картину, в своих кустах едва не взвыла от такой несправедливости. Чертова Ворона! Какого хрена она упала перед Славой! Это она должна была падать!

   - Ага! - нет, светловолосый определенно, видел слишком много. Прямо "Орличный Глаз". - Слышь, Славка, тут еще одна притаилась, поклонница твоя. А ты дико популярен. Там в кустиках еще одна... леди.

   - Вот дурак конченый, - выругалась озлобившаяся втройне Даша, не торопясь, впрочем, покидать своего укрытия.

   - Слава, тебя девушки прямо по пятам преследуют, - произнесла девица низким контральто. - По-моему, я их уже видела сегодня, возле нашей аудитории. Забавно...

   Лицо Святослава стало усталым, словно он всю ночь разгружал вагоны с кирпичами. Другие парни заржали. Особенно громко - идиот с вьющимися волосами.

   - Березина, да ты гений. Теперь я все понял, - "Орлиный Глаз" ткнул пальцем в Кристину. - Вон та, на заборе, втюрилась в нашего друга. И подружку с собой привела, такую же психованную, чтобы следить за Славой. Сталкерши недоделанные.

   Крис кое-как поднялась и одарила ребят взглядом, полным деланного равнодушия.

   - Я просто здесь сижу. Жду друга.

   - Да ну?

   - Да. Подтверди, братец, - сказала Ворона голосом пай-девочки и посмотрела на "Орлиный Глаз". Тот мигом перестал улыбаться.

   - Братец? - девушка с фамилией Березина и копной шикарных волос удивленно посмотрела на Игоря. - Ты ж сказал у тебя только две мелкие двойняшки.

   - Так и есть. Какой я тебе братец? Следи за своими словами. - И парень показал неформалке кулак украдкой. Та пожала плечами.

   Даша облегченно вздохнула. "Рапунцель" оказалась вовсе и не соперницей. Потому что Березин - фамилия Славы. То есть, она, скорее всего, приходится ему какой-нибудь родственницей, сестрой, к примеру.

   Но вся радость Дарьи померкла, едва Слава заговорил - спокойно, но с явным раздражением.

   - Девушки, милые, я уже вас не первый раз вижу... рядом. Давайте больше не будем портить друг другу жизнь. Кристина, найди другое занятие. И не впутывай сюда свою подругу.

   Выглядывавшая из кустов Даша и стоявшая с пластырем в руках Крис только растерянно посмотрели на него.

   - Вы такие хорошие, - продолжил парень, нахмурившись. - Но не надо за мной следить, меня это... утомляет. Я не люблю такие игры.

   Он развернулся и ушел вместе со своими ржущими друзьями и сестрицей. А девчонки так и остались на своих местах, отказываясь верить своим ушам. Они обе раскрылись, да еще с таким позором!

   - Вот ты олень, - протянула Даша. - Ты тупоумный олень, из-за тебя мы теперь выглядим дурами!

   Кристина тяжело посмотрела на соперницу, молча стянула порванную гетру и со злостью кинула подальше.

   - Кто бы говорил!

   Они, сторонясь друг друга, добрели до какой-то лавочки, спрятавшейся в кустиках, и сели на разных концах. Даше показалось, что она услышала голос Славы. Вздохнула и повторила:

   - Оленья самка тупая.

   - Госпожа Кусты-Моя-Любовь, ты выставила нас кретинками. Еще бы на дерево взобралась. - Крис провела рукой по заклеенной коленке. - Видишь, Слава обо мне заботиться. Мы друг друга хорошо знаем, и скоро будем вместе. Так что, извини, тебе с ним не светит.

   - Походу нам обеим может ничего не светить, - на Дашу иногда снисходила умная мысль. Почему Слава не заинтересовался ею? Ответ прост!

   - Чего вдруг?

   - А если он уже влюблен в кого-то? - страшные слова застыли в весеннем воздухе.

   - Что ты там сказала? В кого он влюблен? - после провала перед Славой, Крис очень хотелось кому-нибудь нахамить. - Ну ладно, ты уродина, но чтобы меня... Черт! У него за все это время девушки не было рядом, он всех стороной обходил, только телка хромающая  рядом сегодня была. - Крис вспомнилось то, как Слава нежно смотрел на девчонку. - Эй, Кусты, а если он в нее влюблен?

   - Обалдела? У них фамилии одинаковые, так или сестра или еще какая родственница. И она все на того, светловолосого смотрела. Ладно, - Даша встала, чувствуя, что больше не может и не хочет здесь оставаться. - Если увижу его с какой-то девкой, точно ей будет плохо! И ты, Ворона, мне больше на глаза не попадайся!

   - На кого? На Игорька что ли? - Кристина вдруг рассмеялась, поняв, что та златовласка ей не соперница. И это было здорово. На ее фоне и она, и Даша явно проигрывали.

   - Это ты мне не попадайся. Слава будет моим. И если он окажется занят, я сделаю все, чтобы отбить его. По фигу на мораль. Побеждает сильнейший. - Крис перевела взгляд светлых глаз на Дашу, и добавила, - И будь с ним хоть ты, хоть Мисс Россия, хоть принцесса африканская, хоть парень, я сделаю все, чтобы Слава стал моим. И той, которая попробует его у меня отобрать -  будет плохо, очень плохо. - девушка решила припугнуть амфибию и зачем-то вытащила из рюкзака складной ножик, миниатюрный, с серебряной рукояткой. - Мордашку всегда можно попортить, правда? - лезвие сверкнуло под лучами солнца. Производить эффекты Крис любила и иногда чувствовала себя настоящей актрисой.

   - Ты идиотка, - подвела итог Даша. - Пока, идиотка, и помни, парни любят милых девочек, а не чокнутых неформалок с ножами. И не забывай, ты меня совсем не знаешь.

   На этой милой ноте впечатляющий диалог был окончен. Даша быстро пошла к остановке.

   Кристина в свою очередь закинула рюкзак за спину и тоже пошла отсюда - только в противоположную сторону, к остановке, решив вообще больше не возвращаться в университет сегодня

   Девушки разошлись, а на их место сел молодой человек, волею судьбы оказавшийся за этими самыми пышными кустами. Он задумчиво скрестил руки на груди.

   - Просто прекрасно. Отлично! - Сказал он тихо. - Ну что ж. Елиси так...

Глава четвертая

  Что вы будете делать, оказавшись в глупом положении перед любимым человеком? Вариантов много, главное - выбрать наиболее подходящий именно для вашей ситуации. Правда, прежде чем выбирать, нужно хорошенько подумать над этим. Чтобы не попасть впросак.

   Что Кристина, что Даша - обе плохо спали в эту неспокойную дождливую холодную ночь.

   Крис лежала, уставившись в потолок и раскинув руки, слушая, как грохочет в любимых наушниках отказывающаяся спасть ее от неприятностей музыка. После того как схлынуло нервное возбуждение, девушке стало немного неловко за показушную браваду в адрес гипотетической девушки Славы. Зачем она вообще полезла показывать нож глупой сопернице? Хотела показать себя круче, чем есть - не иначе. Эта больная Даша решит еще, что Крис - опасная психопатка, и тоже ножичком обзаведется, воткнет где-нибудь еще в бочок темной ноченькой. И правда, что Слава может быть влюблен в кого-то? Честно говоря, Кристина всегда думала, что если у него отсутствует подруга, то все в порядке, значит, никого у него на примете и нет. Ведь если Святославу кто-то понравится, он обязательно будет с этим человеком. Ему ведь невозможно отказать.

   Еще и Игорь подгадил. Дома так мерзко смотрел на нее за ужином, что Кристина точно поняла кто виноват в том. что их сегодня заметили. Жаль, что сводный братец уехал на всю ночь куда-то вместе со Славой и другими ребятами. Златовласка, которая почему-то Крис все больше и больше стала напоминать сказочную Рапунцель, тоже отправилась вместе с ними. Крис узнала из разговоров Игоря с мачехой, что зовут ее Младлена, она дочка обеспеченных родителей и перевелась в их университет совсем недавно. Кристина сразу вспомнила, что какой-то дядя Славы как раз и есть бизнесмен. Значит, точно родственники.

   - Бизнесмен Березин? О, Боже, это прекрасно же, - с придыханием произнесла Наталья Олеговна. - Ее отец наш с Сашей - прекрасный знакомый. Я помню, он рассказывал что-то про свою дочку... как ее?

   - Младлена.

   - Да-да, про Младлену. Она большая умница. И, кажется, красавица. Только-только вернулась из-за границы, где училась. - Продолжала мачеха.

   "И, кажется, она неровно дышит к Игорьку", - подумала про себя Крис с усмешкой. Она сидела за барной стойкой в столовой и все слышала.

   - Милый, так может быть, тебе стоит обратить внимание на нее?

   - Мама, я сам знаю, что мне стоит делать, а что нет, - отозвался парень, и Крис, которая достаточно хорошо его изучила, показалось, что он не особенно желает затрагивать эту тему. - Мама, я включу телек?

   - Конечно, Игореша. Ох, только не новости. Там вчера целый день про маньяка какого-то говорили. Да-да, фэйшн-канал включи...

   "О, Вселенная, ему что, эта Рапунцель тоже нравится что ли? Нереал идиотизма!", - подумала тогда Кристина и убежала в свою комнату - спать.

   - Почему ты не обращаешь на меня внимания? - прошептала задумчиво черноволосая девушка, перевернулась на бок и обхватила подушку руками, потеревшись об нее щекой. А ее, в свою очередь обнял вездесущий прозрачный человечек, вздохнул, удобнее устраиваясь на спине Крис, и уснул, притягивая цветные сны.

   Даша тоже лежала в кровати и делала вид, что читает. Только книга уже часа два валялась рядом с девушкой, распахнутая на одной и той же странице.

   Даша страдала. Сильно. Ей было жутко стыдно и обидно. Впервые она оказалась так близко со Славой, а он в ответ произнес такие злые слова. От них в груди у девушки поселилась противная, тянущая боль. А виновата то была Ворона, а не она. И теперь Даша не могла уснуть, размышляя как же все исправить. Снова кидаться навстречу Святославу было чревато неприятными последствиями. Значит, надо, чтобы он увидел ее со стороны. Даша резко села, ошеломленная мыслью. Да! Не надо наблюдать за ним, надо сделать так, чтобы он сам стал провожать ее взглядом. И ведь ей это под силу!

   В эту ночь звезды явно решили пошутить над двумя наивными девушками. А как еще объяснить тот факт, что им обеим в голову пришли совершенно одинаковые идеи?

   Не спал и еще один человек, но ему было не привыкать. Он сидел под знакомыми окнами и смотрел то на них, то на далекие слабо мерцающие звезды.

   Следующий день с самого утра внушал хорошее настроение. Солнце кокетливо заглядывало в окна и посылало всем и каждому солнечные зайчики. Над поливальными машинами дрожали крохотные радуги, а деревья на улицах зазеленели еще больше.

   Даша с отвращением жевала ненавистную овсянку и слушала крохотный телевизор, приютившийся на кухне. Мама рядом допивала кофе и просматривала какие-то бумаги.

   - Сегодня утром в Центральном парке оперативники обнаружили изуродованное тело молодой девушки, - вещала красивая дикторша, похожая на куклу. - Это третий подобный случай за последний месяц. По словам представителей прокуратуры, есть причины подозревать, что на девушку совершил нападение маньяк. Полиция проводит расследование...

   - Полиция... Менты и есть менты, - сонно сказала Даша.

   - Даша, умоляю, приходи домой пораньше, - Виктория Константиновна отвлеклась от бумаг. - Дочь, ты меня слышишь? Тут слухи ходят, что в городе маньяк объявился.

   - Угу, по весне все вылезает: и подснежники, и какашки, и маньяки.

   - Даша, я серьезно. Знакомый следователь предупреждала. На теле каждой жертвы следы глубоких порезов. Чуть ли не сердце вырезано. Бррр...

   - М-м-м, а версии есть?

   Виктория махнула рукой и встала из-за стола.

   - Версий пока много. Вплоть до ритуалов сатанистов. Главное, не ходи поздно и в одиночку. Попроси кого-нибудь из мальчиков проводить тебя, если что.

   - Угу, попрошу, - Даша доела и пошла к себе в комнату. Мысли о маньяке уже вылетели. На их место пришли гораздо более приятные. А именно - что надеть сегодня.

   "Что-то красивое, но удобное, - девушка разглядывала полки шкафа. - В чем можно будет сесть на вел и не выглядеть дурой".

   В результате ей пришлось облачиться в короткие шорты и топик с длинными рукавами. Немного не по погоде, но вроде сегодня обещали тепло, так что замерзнуть не успеет. Да и вообще, ради Святослава можно и потерпеть.

   На улице дул легкий свежи ветер, отчего ноги Дашки мигом покрылись мурашками.

   - Фиг вам, не замерзну, - девушка уселась на велосипед и помчалась в университет. Сегодня всего три пары, а вот у Славы - целых пять. Значит, она после учебы куда-нибудь съездит, а затем вернётся в университет и подгадает так, чтобы проехать мимо него. А он точно не сможет не проводить взглядом девушку, которая так красиво и ловко едет.

   Даша едва не упустила Святослава из вида. Кажется, парень решил прогулять последнюю пару. Спрятавшись за деревьями, девушка видела, как он спустился по ступенькам первого корпуса, как огляделся и пошел вдаль по улице. В одиночестве.

   Отлично!

   Даша поехала за ним, размышляя, куда направляется ее любовь.

   А Слава шел по широкой улице, с кем-то разговаривал по телефону и косился в витрины магазинов. Даша, переехав на другую сторону, обогнала парня и собиралась проехаться ему навстречу с независимым видом. Показать все свое мастерство.

   Но Святослав вдруг резко свернул и зашел в один из магазинов. Пришлось останавливаться и ждать. Даша огляделась по сторонам, и вдруг среди прохожих взгляд зацепился за знакомое лицо. Опять она! Ворона по имени Кристина стояла неподалеку и делала вид, что поглощена разглядыванием платьев в витрине бутика. И надето на ней было такое! Тут Даша чуть не зашипела от возмущения. Наглая Ворона щеголяла в такой короткой юбке, что короче, кажется, уже некуда. И кофточка на ней была очень даже ничего, и волосы оказались стянуты в красивый хвост. Только на ноги дуреха зачем-то нацепила тяжеленные ботинки со шнуровкой.

   - Ну все, сама напросилась, - девушка поехала прямо к Крис. Ничего, Славу она не упустит. А этой нахалке надо показать, кто здесь главнее и круче.

   Они встретились на краю тротуара, возле чьего-то золотисто-черного мотоцикла.

   - И что ты тут забыла? - Даша оглянулась на дверь магазина, но Слава все еще не выходил. Следовало побыстрее разобраться с Кристиночкой.

   Та от звуков резкого голоса Даши вздрогнула.

   - Опять ты? - оглядела она Дашу и ее вел. - Что это под тобой? Железная коняшка? Будешь на нем ездить за Славой, подружка? Ну да, думаю ему от тебя только убегать и осталось.

   - А ты за ним опять следишь? Помнишь, что я тебе вчера говорила?

   - Нет, твои слова не запоминаются, увы...

   - А я ведь предупреждала тебя не лезть к Славе. Так что брысь отсюда!

   Даша решила всего лишь напугать соперницу и резко подняла велосипед на дыбы. Но Крис оказалась не из трусливых. Ловко отскочив в сторону, он взяла и толкнула задранное колесо. И велосипед тут же потерял равновесие. Пришлось Даше резво соскакивать, чтобы не оказаться на асфальте. От прыжка велосипед повело еще сильнее, и он с грохотом упал на стоявший рядом мотоцикл.

   Девчонки онемели. Замерли с одинаково вытаращенными глазами и пытались осознать, что они натворили. Кажется, явно что-то нехорошее.

   - Писец, - прошептала Крис.

   - Полный...

   - Ах, ты ж...! - раздался рев откуда-то слева. Хозяин мотоцикла, мирно сидевший в кофейне, выскочил на улицу. Его появление разом сдуло с девушек ступор. Временно позабыв о неприязни, они рванули в разные стороны, наплевав на велосипед.

   Крис побежала влево, пересекла неширокую дорогу на красный свет - благо автомобилей было мало. Хотя какая-то машина едва не сбила ее, но успела с визгом остановиться. Вслед Крис полетели нелестные слова о том, что нынешняя молодежь - "обколотые скотины, как пить дать, обколотые!". Но девушка, привыкшая, что на нее и в спокойном состоянии некоторые реагируют как-то болезненно, даже не обернулась. Разбираться с хозяином байка ей не хотелось. Высокий и уже загорелый до бронзы парень со спортивным телосложением и высокими скулами выглядел недобро. И ругался матом тоже без любви и нежности к ним обеим.

   Хорошо еще, что он побежал за Дарьей, а не за ней! Иначе поймал бы на раз-два. И странно даже, что парень за ней не дунул - Крис ведь была обута в "Доктор Мартин", высокие черные ботинки на шнуровке и с толстой подошвой. И бежать в них было жутко неудобно. Девушке казалось, что она не бежит, а едва идет. Нет, хорошо, что хозяин поцарапанного байка полетел следом за Амфибией!

   "Неудачница, - победно подумала про себя Кристина - она такая неудачница, что...".

   В следующую секунду она врезалась во что-то мягкое и, кажется, разговаривающее, по крайней мере, умеющее вскрикивать и поминающее чью-то прелестную мамочку. Крис, понявшая, что неудачница, видимо, и она, чуть не упала от неожиданного столкновения, но ее ловко подхватили. Девушка автоматически попыталась вырваться из объятий, и нечаянно, не замечая этого, наступила тяжелым ботинком на ногу преграде. "Преграда", не выпуская ее, опять выругалась.

   - Аидово пламя! Смотри куда несешься, девочка моя, - раздраженно прошипели Кристине на ухо. Голос показался ей смутно знакомым.

   - А? Что? Это ты?! - глаза Кристины расширились. Кто угодно, но только не этот парень! Пусть неудачницей останется тупая Даша, а не она! Лучше бы ее хозяин байка нагнал, а не этот сумасшедший!

   - Это я, - Кивнул Видарт, наклоняясь к девушке. - Ты мне рада, крошка?

   - Я не крошка, - она вновь пыталась вырваться из его рук. Встречи с ним ее и так не радовали, а теперь девушка готова была вопить от паники. Рядом с длинноволосым любителем всего черного и экстравагантного становилось страшновато. - Отпусти, ну же!

   - Для чего?

   Парень, поймавший Крис и оказавшийся обладателем довольно-таки сильных, хоть и худощавых рук, не спешил ее отпускать. Напротив, даже прижал к себе. И Крис показалось, что от него пахнет чем-то холодным, опасным и одновременно сладким. Притягивающим.

   - Да отпусти меня! - воскликнула Кристина, напугавшись своих мыслей. - Эй!

   Видарт сострил рожицу идиота Пьеро, которому Мальвина на голову вылила мерзкие помои, а потом вновь сделался серьезным.

   - Как думаешь, я люблю садо-мазо?

   - Чтооо? - никогда не задумывалась о таком Кристина.

   - Ответь.

   - Да. - Злобно отвечала она. - Любишь. Отпусти теперь.

   - Нууу, когда мне наступают на ноги такие девочки - определенно, люблю.

   Крис вновь попыталась выскользнуть из его объятий. Ей не нравилось как долбанный гот держит ее, словно в танце и так близко наклонился, что длинные черные волосы касаются ее лица.

   - Не нравится, когда тебя называют крошкой? Будешь змейкой. - Видарт неожиданно улыбнулся и обнажил белые ровные зубы, среди которых мило сверкнули самые настоящие клыки. Короткие, но острые. Нет, все-таки готы - ненормальные.

   - А ты уже стал драконом? Клыки отрастил, вижу, - сглотнула девушка.

   - Только видишь? - участливо спросил молодой человек. - А хочешь их потрогать?

   - Ни малейшего желания.

   - Острые, змейка. Острые, как твой язычок иногда. А, да. Ты не извинилась.

   - За что? - возмутилась Кристина. - Отпусти!

   - Ignosce mihi2 Прости меня (лат.).. Скажи мне это. Искренне. И отпущу. - Прошептал нежно парень и осторожно провел губами по мочке уха Кристины. Ее несчастный прозрачный человек завопил и попытался оттолкнуть Видарта, но ему было явно все равно.

   - Дебил, что ли? - закричала девушка и все же умудрилась вырваться из его рук. - Лечись лучше, чокнутый!

   И она опять бросились вперед, под деланно огорченный взгляд Видарта.

   - Пойдешь со мной на прогулку, змейка? - неожиданно громко сказал он ей вслед. Кристина оглянулась, покрутила пальцем около виска и помчалась подальше от "озабоченного готяры", как она его обозвала про себя.

   А Видарт засунул руки в карманы облегающего удлиненного черного пиджака, на спине которого был изображен белоснежный заостренный крест, и, запрокинув голову, артистично рассмеялся.

   - Qui tacet, consentire videtur3 Молчание - знак согласия (лат.)., - произнес он, кусая губы от рвущегося наружу смеха. - Дурочка.

   Даше повезло чуть больше, она ни в кого не врезалась. Почему-то хозяин покалеченного байка кинулся именно за ней. Несчастная девчонка, изрядно струхнув, кинулась, не разбирая дороги по дворам. Парень не отставал, и Даше пришлось сильно постараться, чтобы ее не догнали.

   Завернув в очередной двор, она с разгона влетела в какой-то подъезд, забежала на третий этаж и спряталась за мусоропроводом. Затаилась, пытаясь отдышаться. Казалось, сердце выскочит из ушей. Оно слишком громко стучало, его могли услышать все вокруг.

   В пыльное окно пыталось пробиться солнце, пахло мусором и бомжами, видимо, домофон у подъезда был сломан уже давно. Девушка боялась пошевелиться и отчаянно желала, чтобы преследователь убрался подальше.

   "Велик теперь потерян. Ну и фиг с ним, лишь бы самой уцелеть".

   Спустя двадцать минут вокруг по-прежнему было тихо. Значит, ее потеряли. Облегченно вздохнув, Даша выждала еще десять минут, потом была обругана злобной бабкой и осторожно выползла на улицу.

   Хозяин байка убрался прочь. Во всяком случае, вокруг его не наблюдалось. Стараясь передвигаться незаметно и тихо, Даша через дворы добрела до соседней остановки и, лишь оказавшись дома, наконец-то почувствовала себя в безопасности. Черт с ним, с велосипедом, по нему ее не вычислят. И надо пока ту улицу будет стороной обходить, на всякий случай.

   А Славу она проворонила. Ну ничего, у них завтра пары в одном корпусе.

   Проиграна битва, а не сражение. Впрочем у Вороны битва тоже проиграна.

   Всю ночь Даше снились злобные мотоциклисты с бензопилами, гоняющие ее по улицам города. Проснулась девушка в ужасном настроении и некоторое время боялась, что ее все же найдут. Хотя как, если задуматься? На велосипеде номеров нет, таких велов в городе довольно много, так что шансы у парня весьма невелики. Да и вряд ли у него там настолько огромный ущерб, чтобы гонятся по всему городу за девчонкой.

   - И вообще, - вслух произнесла Даша. - Если гоняет на таком байке, значит, деньги есть, вот.

   Сильнее гипотетического преследователя девушку занимали два других вопроса: как сдать зачеты и где поймать Славу. Но если первый можно было решить с помощью шпаргалок, то на любовь, увы, подсказок не находилось.

   Так как велосипед, похоже, был потерян навсегда, то Даша решила не изгаляться и ехать общественным транспортом. Скейт и самокат пришлось оставить дома. Девушку преследовал подсознательный страх, что она опять увидит Ворону, и они вместе повредят что-нибудь еще. И будут тогда за ней бегать разъяренные авто- и мотовладельцы. Или еще кто похуже. Тогда не видать ей Славы как своих ушей. Хотя в зеркале она их как раз очень даже хорошо видит. Даша поправила длинные серебряные серьги в виде бабочек и выскочила за дверь. Сегодня она будет красивой девочкой, в коротком платье и на шпильках. А то что-то в спортивном облике к парню подобраться не получается.

   Дашу переполнял оптимизм.

   Когда человек влюблен, то мир для него всегда выглядит более радостным. Даже если любовь безответна, она все равно окрашивает пейзаж вокруг в более яркие оттенки. Потому что надежда шепчет, что все может получиться. Нет, конечно, есть те, кто предпочитают страдать и сидят над блокнотами с безрадостными стихами, рыдают и провожают объект любви тоскующим взором. Даша представила себя такой, вздрогнула и ускорила шаг. Нет уж, она не такая, она своего добьётся. Хотя, если честно, после позавчерашнего провала, ей до сих пор было как-то не по себе. Слава тогда выглядел скучным, утомленным и несколько растерянным. Странно, учитывая, что до этих пор Даша всегда видела его улыбающимся и веселым.

   "Да ладно, он же тебе не Арлекино, чтобы ржать круглые сутки. Может, у него с учебой проблемы или в семье что-то не так. Эх, разговориться бы с ним, послушать. Мужчины любят, когда их слушают".

   По Закону Мирового Свинства погода после обеда испортилась. Сидя на паре, Даша с тоской смотрела в окно, за которым поднялся ветер и начался дождь. Отлично! Зонта у нее нет, платье точно задерется до ушей, а туфли промокнут. Она вздохнула, запустила пальцы в короткие темные волосы и лениво завозила ручкой в тетради. Половина студентов в аудитории занималась какими-то своими, таинственными делами, вторая же половина старалась не заснуть. Почему-то экономика Европы вызывала у всех тоску и необъяснимое желание удрать с пар. Даша и сегодня хотела прогулять, но вовремя вспомнила, что перед зачетом лучше покрутиться на глазах у преподавателя.

   Знала б, что произойдет дальше, точно бы прогуляла и на зачеты плюнула.

   Не подозревая ничего и не думая ни о чем плохом, Даша выскочила из университета, едва прозвенел звонок. Она хотела попасться Славе на глаза у выхода, а потом уже идти мочить туфли и платье. А вдруг он предложит перенести ее на руках через лужи? Ага, если только в мечтах!

   Но выйдя из университета и остановившись под козырьком, Даша разом забыла и о Славе, и о мелком дождике, и даже о противном ветре.

   Неподалеку, под деревьями, стоял ее родной велосипед, а на нем восседал тот самый мотоциклист. Девушка охнула и попятилась к дверям. Как назло, вокруг народу было мало, и затеряться не получилось. Кто-то стоял в фойе, пережидая дождь, кто-то еще не вышел из аудиторий. Неважно. Главное, что вчерашний преследователь узнал ее, помахал рукой и крикнул громогласно:

   - Ну, привет что ли! Готовься, сейчас буду тебя наказывать без вазелина.

   Даша молча развернулась и на полной скорости рванула обратно, внутрь университета.

   - Эй! Вернись! - прокричали ей вслед. - Эй, ты!

   Мотоциклист, тот самый загорелый парень с высокими скулами, видимо, очень сильно расстроился из-за своего байка. И явно поставил перед собой цель догнать Дашу. Едва ли не перелетел через поручни, оттолкнув пару человек, попавшихся на пути, и даже чуть не сбил с ног важного профессора.

   Парень обладал хорошей физической подготовкой, а Даша ковыляла на шпильках. Поэтому расстояние между этими двумя быстро сокращалось.

   - Стоять! - прокричал парень и почти поймал улепетывающую девушку за руку, но Даша неожиданно свернула влево, за угол и поскакала по какой-то темной и пыльной лесенке вниз. Лесенка вела в подвал, где располагалась студенческая научная библиотека. А так как сейчас она находилась на ремонте и временно переехала в другой корпус, то внизу было тихо и пусто. Даша промчалась по длинному коридору, громко цокая каблуками и нервно оглядываясь. Подбежала к двери, которая вела к другой лестнице, подергала ее за ручку и, к своему ужасу, поняла, что та заперта. Девушка оказалась в ловушке. Владелец байка тоже понял, что к чему, и довольно заулыбался. Перешел на шаг и теперь просто приближался к девушке.

   - Артееееем, пришло сообщееение, да-да, сообщеееение, - пропел высоким контральто мобильник парня из его кармана, но он проигнорировал это и, не переставая улыбаться, целенаправленно направлялся к Даше. Та насторожено следила за его медленными движениями, как дикая лиса за охотником.

   - Опа! Попалась. - Произнес Артем, оттеснив ее в угол, и с чувством глубокого самоудовлетворения добавил, - задирай платье, Барби. Наказание близко. А я и не думал, что на шпильках так можно бегать.

   И он громко заржал.

   Даше стало как-то не по себе. Парень выглядел малость неадекватным, но оно понятно: наверное, из-за байка расстроился.

   - Кричать буду, - подумала она и заголосила. - Насилую-ю-ю-ют!!!

   - Меня тоже! Насилуют! -  едва ли не в унисон с ней заорал таинственный Артем. - Помогите!

   Даша моментально заткнулась и уставилась на парня.

   - Ты больной? Ты сам за мной погнался!

   На внешность он ей даже понравился. Достаточно высок, не смазлив, а мужественен, с несколько резкими приятными чертами лица. А еще выделяется прической: виски у умника выбриты, а вот волосы сзади удлиненные, закрывают шею. И руки не тонкие, не избалованные и ухоженные, а жилистые, крепкие, загорелые. Простая белая футболка этот загар великолепно оттеняет. Хотя и голос у него вроде ничего так, приятный, и взгляд дерзкий. Такие Даше всегда нравились.

   - Правда? Я? А разве не ты меня звала и манила пальчиком? - деланно удивился парень и почесал в затылке. - И заманила в этот симпатичный подвальчик? Вон, платье какое короткое, каблучки, макияжик. Ты точно решила меня соблазнить. Готова взять за меня ответственность? Я свою девственность долго хранил,  лелеял, а ты меня в этом подвале захотела того, - парень понизил голос до страшного шепота, - снасильничать!

   Даша поняла: бедный Артем просто спятил на фоне поврежденного байка. И теперь явно не в адеквате.

   - Слушай, ты мне нафиг не нужен. Я тебя в первый раз вижу, - нагло соврала она, стараясь делать испуганный вид.

   - В какой-какой? - тут же переменился голос парня. - Первый? Может первый после первого?

   - Мальчик, ты о чем?

   - Да все о том же! Ты, матрешка, мне своим железом байк поцарапала! А ты знаешь, сколько стоит этот байк? Да он вообще не мой! И теперь мне надо из-за тебя делать ремонт. А я не хочу делать ремонт, понимаешь? Я хочу, - Артем перестал орать и неожиданно улыбнулся, - справедливости.

   Сдержанность никогда не входило в число достоинств Даши. Но сейчас она прекрасно понимала, что вопли и оскорбления только сильнее разозлят парня. А если включить "дурочку"?

   - Справедливости? Это мы запросто. Где доказательства, что я поцарапала твой байк, а?

   - Будут тебе доказательства, - сообщил парень. - Давай, или плати мне за ремонт или... - тут его взгляд упал за спину Дашки, на стену, и он неожиданно перевел тему разговора, - ты боишься паучков, а?

   Даша очень медленно, как в кино, повернула голову назад. Прямо за ее спиной по обшарпанной стене спускался осторожно огромный черный паук. Все, всякие Артемы мигом вылетели у нее из головы. Теперь существовал только Он. Нет, не Слава. Паук.

   - Какая прелесть! - Даша вплотную придвинулась к пауку и даже улыбнулась ему. - Какой классный парень! Здоровый такой! Эй, у тебя есть какая-нибудь коробка или футлярчик?

   - Единственный здесь классный парень - это я. - Отвечал молодой человек, наблюдая за пауком с нехилым интересом. - А ты борзая, коробочки просишь, футлярчики. Может, тебе еще баночку из-под анализов достать? - и он подставил указательный и средний пальцы пауку. Тот, немного подумав, пополз по ним, деловито перебирая лапками. Кажется, он подумал, что этот человек собирается угостить его чем-то вкусным.

   - Ты здесь в пролете, классный парень, - Даша решительно перехватила паука и посадила себе на согнутое запястье. - Не трожь, я его заберу в сад и назову Федором Ивановичем.

   - Кем-кем?

   "Кем-кем? - подумал паук вслед за парнем с огромным недоумением, - кем, простите?"

   - Федором Иванычем. Глухой?

   Кажется, пауку было плевать, на чьей ладони сидеть. Он пополз по руке Даше вверх, к предплечью, а та завороженно наблюдала за ним. Откуда ж Артему было знать, что девушка обожает насекомых и не держит их дома лишь из-за фобии своей матери.

   - Мальчик, пропусти нас, мы торопимся на новое место жительства, - обнаглевшая Даша попыталась проскользнуть мимо Артема, пользуясь тем, что он малость завис, наблюдая невиданное зрелище: девушка не визжит при виде паука. У насекомого тоже случился шок и все его восемь пар глаз изумленно таращились на смелую девушку.

   - Я уже давно не мальчик, - слегка пришел в себя тот, помотал головой и взял Дашу в классические "романтические клещи": вновь оттеснил совсем близко к прохладной стене и уперся о  нее руками, так, чтобы между ними оказалась девушка, завороженно наблюдающая за пауком. - Значит так, матрешка Барби, или ты оплачиваешь мне ремонт байка -  а он принадлежит одному очень плохому человеку, или исполняешь моих четыре желания и счастливая идешь домой. Поняла? - он близко-близко наклонился к лицу Дашки и неожиданно крикнул. - Харе пялиться на моего паука! На меня смотри!

   - Это мой паук, - девушка прищурилась и подумала, не пнуть ли парня. А если он успеет увернуться и еще сильнее разозлится? Будет плохо. Нашел же он ее как-то, козел! Жаль, она сейчас в платье и на этих чертовых шпильках, а то бы давно уже убежала, контузив ненормального.

   И тут она случайно, честное слово, совершенно случайно, встретилась взглядом с Артемом.

   У него оказались интересные глаза. Выразительные, чуть раскосые, с черными ресницами. Вроде ничего особенного, но Даше понравился их золотисто-ореховый мягкий цвет. Правда, сейчас глаза эти недовольно щурились, отчего парень становился похожим на злобного крота.

   "Кротик-обормотик, а ты симпатичный. Настолько, что я, кажется, начинаю временно терять интерес к Славочке. Жаль, что ты псих, и придется от тебя убегать".

   - Чисто ради любопытства, - ей правда стало интересно, а страх полностью пропал. - Что за желания крутятся в твоей больной голове?

   - Скажу если ты их выполнишь, - хитро прищурился он, в свою очередь, не сводя наглого взора с глаз Дарьи. Иногда, правда, поглядывал куда-то немного ниже.

   - Не выполню, пока не скажешь. Ха! Ты такой наивный...мальчик.

   - Ты плохо кончишь, - сообщил Артем и озвучил ну очень странные требования. - Очень плохо. Короче, ты мне понравилась. Поэтому вместо байка ты, во-первых, отдаешь мне паука, во-вторых, идешь со мной на свиданку, в-третьих, эээ.... потом скажу, а, в-четвертых, поцелуй меня.

   Даша невольно уставилась на его губы. Узковаты немного, кажутся жесткими, но вполне так ничего себе.

   - Ты дурак? Паука не отдам, целоваться не буду, вдруг психоз передается через поцелуй, но я могу передать тебе фотографию Федора Ивановича с автографом. А свидание... - тут девушка замялась: Артем ей правда, вдруг понравился, и она была бы не прочь с ним даже и прогуляться. Но Даша колебалась, размышляя, не собирается ли парень как-то злобно подшутить над ней.

   - Чью-чью фотографию?! - обалдел Артем. - Эй, ты головой что ли треснулась, фея? Волшебство вместо мозгов у тебя в голове? Ты за байк платить хочешь? У меня видеозапись есть с тобой, Барби недоделанная, как ты со своей черненькой подружкой мне мотоцикл покорежили. В той кафешке камеры были. Наружные - тоже.

   Это было плохо, очень плохо. Значит, если родители узнают обо всем, не видать Даше больше велосипеда и остального надолго. Еще и по шее надают. Ведь придется платить за ремонт, а он вряд ли дешевый.

   Топнув ногой, девушка вдруг услышала хруст, а затем потеряла равновесие и полетела вперед. Оказывается, сломался каблук. Федор Иванович лишь чудом не слетел с плеча девушки, на котором уже успел удобно устроиться. Он даже выругался про себя на своем особенном паучьем языке.

   Артем мудро сделал шаг назад, заложив руки за спину, и Даша, ругаясь, грохнулась ему под ноги. Симпатичное платье мигом испачкалось и задралось.

   " А ничего у нее так ножки", - тут же отметил про себя парень.

   - Как романтично смотришься, - сообщил он ей, затем резко присел и, пока девушка пыталась натянуть на ноги задравшийся подол, умело заломил ей руки и совершенно неожиданно поцеловал в губы.

   - Ах, ты му... - Даша собиралась вывалить на голову Артема все свои богатые познания русского языка, но смогла лишь замычать. Укусить парня не получилось, стукнуть тоже. Упрямо сжав губы, девушка попыталась мотнуть головой, вспомнила о пауке и замычала еще интенсивнее. Ну почему все симпатичные парни либо не обращают на нее внимания, либо контуженные психи?

   - Идиот чертов, - выдохнула она, когда поцелуй закончился. На губах остался привкус сигарет. - Ты чего этим добился, а?! Да откуда ты на мою голову свалился, а? За какие прегрешения? Чего тебе от меня надо?

   "И меня чуть не раздавили, дебилы, - подумал паук, - вы-то большие, гиганты, можно сказать, а я - маленький вообще-то. Хрупкий".

   - Это еще только начало, - кротко улыбнувшись, пообещал Артем. - С тебя мой паук, свиданка и там еще одна штука, поняла? Иначе пленку я понесу к ментам - как-никак ты частную собственность попортила. И если не заплатишь, заплатят твои предки. Окей?

   За это родители Дашу точно пришили бы. Не потому, что у них не было денег, а потому что они хотели, чтобы дочь вела себя как подобает девочке.

   - С меня свидание и точка. Паука не отдам, я в него влюбилась! И всякие... штуки твои тоже делать не буду, - Даша встала на ноги и поморщилась. Все же колено ухитрилась расцарапать и лодыжка немного болела. Зато паук по-прежнему сидел на плече.

   - Ну ладно, - кивнул ей Артем, облизывая губы. - Твой телефон я пробил уже, госпожа Аральская, позвоню, и сегодня мы встретимся. А если не придешь - то тогда тебе будет худо. Велик свой можешь забирать. Я парень щедрый. Ну, до встречи. Меня зовут Артем. И я - твой будущий парень.

   Он вразвалочку двинулся прочь по коридору, едва сдерживая довольный смех.

А паука великодушно решил отдать этой странной девчонке - пусть развлекается, раз в таком восторге от него. Точно - ненормальная, а ненормальных он ох как любит.

   - Чтоб тебя готы в жертву принесли, - пожелала девушка, дождавшись пока наглец уйдет. Она все еще находилась под впечатлением. Потом не спеша пошла на улицу, одновременно стряхивая подвальную пыль с платья. - Чтоб тебя твой байк сто лет в одной позе любил. Чтоб ты свои глазки выпучил, да так и остался!

   "Какая злая девочка, - вздохнул паучок, - эх, мушек бы отведать. А он ей нравится, этот паренек. Интересно, кто из них будет в этой игре мухой-то? Еда, едааа".

   Артем, и правда, оставил ее в расстроенных чувствах. С одной стороны - он сильно ей понравился. Настолько сильно, что образ Славы успел слегка потускнеть и отошел на второй план. И это было что-то сродни волшебству. Но, с другой стороны, Даша сильно не любила давление на себя любимую. А Артем именно надавил и заставил согласиться на свидание. Еще и платье из-за него испачкалось, и каблук сломался. Хорошо хоть велосипед вернул, хотя возвращаться сейчас на нем будет очень неудобно.

   И еще у нее есть паучок. Даша улыбнулась и пальчиком погладила мохнатого "зверька". Такой милый. Она отвезет его на дачу и поселит на веранде.

   При свете дня ущерб, нанесенный одежде, стал более заметен. Пришлось вернуться в туалет и провести небольшую влажную уборку. Правда, пара первокурсниц с визгами убежали, едва заметив на плече Дашки Федора Ивановича. Но девушке было глубоко плевать на моральные травмы остальных.

   На улице пришлось паука взять в руки, так как ветер усилился, да и дождь по-прежнему не прекращался. Несмотря на непогоду, во дворе первого корпуса стояли несколько человек. В том числе - готического вида молодцы. А неподалеку от них, за деревом, Даша заметила Кристину. Девушка явно за кем-то наблюдала.

   "Во! Раз у нас в городе маньяк, то я скажу этому Артему, что не могу гулять допоздна и пораньше убегу. Так, а что там Ворона-то делает?"

   Не в силах сдерживать любопытство, девушка подкралась к Крис и поинтересовалась.

   - Нашла новую жертву для наблюдения? А как же вопли о Славочке? Кстати, тебя пауки не интересуют? - и сунула Федора Ивановича прямо под нос Крис. Просто из вредности. Та оглянулась, увидела здорового и довольного жизнью паука и неожиданно заорала на всю улицу. Сначала просто что-то вроде: "Ааааа!!", а потом:

   - Убери его от меня, дура!!! Убери сейчас же!

   Готы - да и не только они, а все прочие студенты, тут же обернулись на дикий вопль. А Даша захихикала - так забавно смотрелась Ворона, перепуганная, как попавшая в мужскую баню стеснительная барышня из восемнадцатого века.

   "Убери меня от нее, я оглохну же!", - взмолился Федор Иванович и зашевелил лапами, явно начиная отбивать паучий SOS. Крис заорала еще громче, явно не сдерживая себя.

   В третий раз она взвизгнула, когда один из готов подошел сзади и, обняв, прижал спиной к себе.

   - И из-за этого ты кричишь? - спросил он преувеличенно ласково. - Хочешь, я его съем?

   "Я тебе съем, поборник дьявольщины! Оденься сначала, как человек!", - обиделся паук, но резво развернулся к нему задом. Ну, если, конечно, они бывают у членистоногих.

   - Я тебя съем! - Даша решила убрать руку с пауком. - Ее лучше съешь.

   С этими словами она кивнула в сторону испуганной Кристины. Видарт задумчиво согласился и положил голову девушке на плечо, заставив уголок ее губ дернуться. Даша хмыкнула и, не спеша, направилась в сторону своего велосипеда. Теперь предстояло подумать, как довезти паука в целости и сохранности. Сначала домой, а затем на дачу.

   - Стой! Стой! - к искреннему удивлению Дарьи, Ворона зачем-то решила ее догнать. Она вырвалась из объятий гота и быстрым шагом приближалась к ней. Парень, довольный, как римский император на собственном Дне Рождения, остался стоять на том же месте и смотреть вслед Кристине.

   Крис и сама не поняла, с чего вдруг сорвалась с места. Но стоять рядом с Видартом она просто не могла. Его дыхание над ухом раздражало, его руки на ее плечах - сердили. Парень вообще пугал до трясучки в коленках. Почти так же, как и мерзкий паук в руках сумасшедшей. Но насекомое хотя бы не касалось ее, сидело себе смирно. А этот псих Видарт - лапал! Вот же скотина! И ей пришлось идти на экстренные меры.

   - Отпусти меня, - попробовала вырваться из объятий парня девушка. Не получилось.

   - Зачем? - не спешил делать выполнять просьбу Видарт. Его волосы щекотали ей предплечье, а дыхание обжигало кожу на щеке.

   - Надо.

   - Причина?

   - Мне нужно бежать к подруге, - скороговоркой произнесла Кристина. - Она уходит! Видишь? Отпусти!

   - Она твоя подруга?

   "Нет, она мой любовник!"

   - Да, она обидится, если я ее брошу. Она... вспыльчивая. И она меня ждет.

   Видарт улыбнулся, коснулся щеки Крис губами, заставив ее персонального человека-проблему посинеть, а после крайне нехотя разжал объятия.

   - Жаль, - бросил он ей в след, - я тоже тебя буду ждать.

   "Жди-жди, как бы не умер ты в ожидании", - подумала Кристина, делая ноги. Раньше ее парни так не пугали.

   - Стой-стой! Это... как тебя... Даша! Даша, подожди! - Опасливо косясь на темноволосую любительницу пауков, проговорила девушка поспешно.

   - Чего тебе? - Даша выглядела удивленной, но не слишком любезной.

   Кристина по-доброму улыбнулась врагине, потерла ладони друг о друга и сказала громко, чтобы Видарт слышал:

   - Дождалась меня? Пошли скорее! Только не приближайся ко мне со своим уродцем!

   "Эээ, вы чего, оба со своим черным дегенераты? Кто из нас уродец!" - явно обиделся Федор Иванович.

   - Что за фигня происходит? - поинтересовалась Дарья, заинтересованная поведением Крис. Она позволила оттащить себя в сторону только для того, чтобы узнать, почему Ворона резко сменила стиль общения.

   - Пойдем вместе до остановки? - Кристина улыбнулась ей как лучшей подруге. На паука она старалась не смотреть. Обхватила себя за плечи, как будто ей было холодно и шагала рядом.

   Даша подумала, оглянулась на гота, потом покосилась на Крис. На лице расцвела ухмылка.

   - Что, решила удрать от поклонника? Какой милый. Странно, что он еще тебя в жертву не принес.

   Кристина сжала губы, но ответила все так же вежливо и даже почти учтиво:

- Это не поклонник. Это... просто так. Ты на каком автобусе поедешь? - вдруг спросила она слегка нервно, оглянувшись.

   Даша хотела было сообщить, что она поедет на велосипеде. Но посмотрела на шпильки, на платье и паука. Поняла, что и впрямь придется воспользоваться общественным транспортом.

   - Я на троллейбусе до конца еду, а ты? Нет, ты что, реально от него убежать решила? А он пялиться. Слушай, он на тебя смотрит как кот на рыбу. И зачем тебе Славочка с таким то перцем?

   - А я сегодня тоже еду на троллейбусе, - сообщила Кристина со вздохом. - Слава -  мой друг и приятный человек. Между прочим, с красивой душой. А это убоище меня бесит. Может быть, ты все-таки паука выбросишь? - добавила она с омерзением.

   - Отстань от Федора Иваныча, я его отвезу на дачу, - при упоминании Славы привычно стало тепло на душе. - А этот чувак тянет на маньяка со стажем. Понимаю почему ты от него бегаешь, а на Славу облизываешься. Но ты зря в подруги навязалась, мне кажется твой гот настойчив. Что, теперь каждый раз будешь меня звать на помощь?

   - Ой, сумасшедшая же ты, дорогая амфибия, - покачала головой Кристина. Девушки уже подходили к остановке, Видарт остался позади, она пришла в себя, осмелела и вновь стала общаться с Дарьей, как и прежде. Только стояла от нее подальше - из-за ужасного насекомого.

   - Не буду я тебя звать, естественно. А если тебе этот маньячина нравится -  пожалуйста, знакомься и общайся. Будешь поставлять ему пауков, а он их съедать.

   Даша покрутила пальцем у виска, словно советуя Крис прочистить в голове шестеренки. Между девушками вновь воцарилась вражда, на сей раз холодная и сдержанная. И когда подкатил троллейбус, то они зашли в разные двери. Кристина со своего места несколько злорадно понаблюдала как Даша заползает в обнимку с пауком и велосипедом.

   Ехали они в разных концах троллейбуса, периодически украдкой оглядываясь друг на друга.

Глава пятая

 Артем позвонил, как и грозился. Правда, попал он в самый неподходящий момент. Дарья металась по комнате, размышляя, в чем же везти на дачу Федора Ивановича. Паук, сидевший в стеклянной банке, как ей казалось, смотрел на девушку весьма печально. Ему, наверное, было в банке тесно и некомфортно.

   Увезти насекомое следовало до приезда матери, иначе та бы подняла такой визг, что сбежались бы все соседи. В отличие от дочери, Виктория Константиновна боялась насекомых до истерики. Так же как и дурная Ворона. Дашке же они казались милыми и загадочными, как инопланетяне.

   Когда зазвенел мобильник, Дарья стояла на табуретке и пыталась заглянуть на верхние полки шкафа. Едва не свалилась, схватила телефон и увидела незнакомый номер.

   - Да?

   - Ты готова к свиданию, Дашенька? - зазвучал мужской голос. Растерявшись на мгновение, девушка все же догадалась, кто звонит.

   - А, это ты, мой будущий бывший парень?

   Артем молчал, очевидно, пытаясь переварить фразу. Это сподвигло Дашу на продолжение разговора.

   - Если это ты, то давай отложим свидание, а? Мне тут срочно на дачу надо: паукана отвезти, пока он тут от голода не спятил.

   "Отвези, - Федор Иваныч слушал разговор. - Хочу больших мух и бабочку на десерт, пожалуйста".

   - Я не понял, - обрел дар речи парень. - Это что за тупые отмазки?

   "Сам ты тупой", - мысленно выругалась Даша, но вслух проговорила:

   - У меня мать насекомых боится, так что мне срочно надо на дачу.

   - Да без проблем, я с тобой поеду. Никогда не начинал первое свидание на даче, ну и темпы!

   Даша так и села, услышав такую фразу. Ей показалось, что внутри нее поселились два человечка, каждый из которых тянул в свою сторону. Один сильно хотел увидеться с симпатичным парнем, а другой возмущался его наглостью и напором.

   - Ты там не выдумай ничего себе!

   - Я не выдумаю. Я за тобой заеду.

   - Да пожалуйста, - Дарья первой бросила трубку и кинулась переодеваться.

   Раз едут на дачу, значит платья, шпильки и макияж можно с радостью отбросить. А что, пусть этот обаятельный, но наглый Артем увидит ее настоящей, а не разукрашенной. Так что Дашка с чистой совестью натянула брюки, футболку и кроссовки. С помощью геля немного взлохматила волосы, подмигнула своему отражению и, схватив рюкзак, в котором болталась банка с пауком, выскочила за дверь.

   Она вышла из подъезда как раз в тот момент, когда во двор въехал знакомый мотоцикл. Тут девушка зачем-то попятилась, потом вспомнила, что никуда не деться и вздохнула. Интересно, а сильно она повредила байк, или его уже наладили? Подойдя ближе и не сильно обращая внимания на Артема, Дашка внимательно оглядела мотоцикл. Ничего такого ужасного не нашла, только сбоку виднелась небольшая царапина. Вне себя от возмущения, девушка ткнула в нее пальцем.

   - И из-за этого ты за мной гонялся?! Из-за этой фигни?

   - Из-за этой фигни? - тут же вызверился парень, забыв поздороваться. - Ты знаешь, что это за фигня? Да тут ущерба на кучу бабла!

   "Началось, - вздохнул Федор Иванович. - Лишь бы меня не покалечили".

   - И что, не жалко на покалеченной зверушке на дачу ехать? - Дашка все косилась на агрегат. На мотоциклах ни разу не ездила и, если честно, побаивалась. Уж слишком много встречала в Интернете видео, где во всей красе показывали аварии и пострадавших. К тому же, кто знает этого Артема, может, он тот еще гонщик?

   "Ага, или вообще отвезет в лес и сделает что-нибудь мерзкое".

   Подобные мысли ну никак не годились для счастливого времяпровождения. Достав демонстративно телефон, Дашка набрала номер матери и сообщила:

   - Я поехала гулять с парнем. Мотоцикл под номером, - после чего продиктовала буквы и цифры. Затем посмотрела на Артема. - Ничего личного, исключительно для подстраховки. Я тебя не знаю толком.

   Парень мрачно посмотрел на девушку, коснулся указательным пальцем выбритого виска, словно хотела покрутить около него пальцем, однако сдержался и просто дотронулся до "туннеля" в ухе. После достал свой мобильник и тоже кому-то позвонил.

   - Здорово, Макс. Ага, это я. Я тут с одной девочкой поехал к ней на дачу. Если что, ее паспортные данные у меня на стикере, на басухе. И нет, я трезв, как стеклышко. Пока!

   - Ну, - посмотрел он на Дашу, - садись, красотка, рванем искать приют моему пауку. А, чего-то ты выглядишь по-другому. Шпильки-то где?

   - Шпильки на даче? Ты гений, парень, с кем ты ездишь по дачам, если задаешь такие вопросы? - Даша обошла всадника и его "коня" по кругу. Затем все же села и несколько нерешительно и осторожно взялась кончиками пальцев за ремень парня.

   - Так, - повернулся тут же Артем, - крепче держись, иначе затылком асфальт проломишь.

   Даша представила картину и мигом обхватила Артема за талию. Еще и шлемом прижалась к спине. Когда взревел мотор, то девушка ойкнула, затем попыталась срастись с парнем в одно целое и зажмурилась.

   В течение всей поездки (а Артем внимательно выслушал указания куда ехать) она то открывала глаза, то взвизгивала и опять закрывала. Пейзаж вокруг смазался в расплывчатые линии, машины так и мелькали буквально перед носом. Рев мотора заставлял сердце биться где-то в районе горла.

   А вот Артем, кажется, наслаждался ездой. Во всяком случае, едва выехали на трассу, как он разогнался еще сильнее. Воплей Дарьи он не слышал, хотя девушка орала во все горло совершенно неприличные выражения.

   После дикой езды по трассе, свернули на проселочную дорогу. Здесь скорость упала, и зеленые полосы по бокам опять превратились в деревья. Мотоцикл, сильно запылив местность, проехал пару километров, затем ненадолго нырнул в рощицу и, наконец, въехал на садовую улицу. По обе стороны, за заборами, стояли домики. Яблони и вишня только начали цвести, и вокруг плыл сладкий аромат. На него, как пьяные, летели пчелы и осы.

   Дача Дарьи находилась в центре улицы. Это был двухэтажный деревянный дом, выполненный в "сельском" стиле, окруженный вишневыми деревьями и оплетенный виноградом. Мотоцикл рыкнул еще раз и остановился. Дарья как сидела, так и осталась сидеть, боясь пошевелиться и хватая ртом воздух.

   Артем первым слез с мотоцикла. Похлопал девушку по руке и сказал:

- Ну, давай, слезай. Или после того, - он расправил широкие плечи, - как ты мое тело почувствовала, тебе так хорошо стало, что ты окоченела?

   Дарья посмотрела на него с отвращением, кое-как слезла, точнее, сползла с мотоцикла и помотала головой. Что-то не давало ей покоя. Вроде все на месте. Она тоже доехала целой, правда изрядно напуганной. Девушка мысленно перебрала все, что взяла с собой. Рюкзак, газовый баллончик, паук в банке, ключи...Ключи!

   - Че-е-е-рт! - она подбежала к двери, подергала. Потом спустилась и подошла к окну, задрала голову.

   - Эй, сможешь меня поднять так, чтобы я до верхнего края рамы дотянулась?

   - А дверь тебя уже не устраивает?

   - Я ключи забыла.

   - Нормально! Я тут к ней перся, специально заправлялся, вез ее, предупредил, чтобы башку не раздробила, а она ключи забыла! - тут же стал недовольным Артем. - Ну ладно. Окей. Я тебя подниму.

   Голос его стал подозрительно добреньким.

   - Мог бы и не ехать, - проворчала Дашка. Вообще-то такое происходило уже не первый раз. Когда-то, в шестнадцать лет, девушка познакомилась с очень милым парнем по имени Костя. Он был настолько милым, что она согласилась через три месяца съездить с ним на природу. Но не в лес, а позвала к себе на дачу. Родителям ничего не сказала, наврав, что будет ночевать у подруги.

   И тогда она тоже забыла ключи. Хорошо хоть одно из окон было сконструировано специально для таких вот случаев. Довольно большая форточка закрывалась снаружи на три гвоздя. А уж в нее Дашка легко пролазила, во всяком случае, три года назад у нее получилось. Оставалось надеяться, что она не слишком сильно растолстела.

   - Ладно, подружка, подсажу. Иди ко мне, - Артем с улыбочкой посмотрел на девушку, схватил ее за бедра и легко поднял вверх, прижимая  к себе и немного отклонившись назад. Даша дотянулась до гвоздиков и отогнула их в сторону. Со скрипом форточка открылась. И тут же раздался вопль с соседнего участка. Да такой, что парень вздрогнул, а Дарья вцепилась ему руками в волосы.

   - Кто там лезет?! - тетка в халате и с граблями наперевес спешила разглядеть, кто пожаловал к соседям.

   - Тьфу ты, - девушка едва не плюнула на Артема. - Теть Нин, это я - Даша. Мы ключи забыли.

   - Опять парня привела, - громогласно заявила тетка. - И опять тайком от родителей. Ох, влетит тебе, - и она ушла обратно к грядкам. А Даша почувствовала, что краснеет.

   - Опять? - Поинтересовался снизу Артем, руки которого как-то уж слишком сильно сжимали Дашку. - По расписанию, наверное, водишь, а я выбился из него?

   - Это было три года назад. Подними меня выше и не болтай.

   Как выяснилось, она все же не потолстела. Извиваясь словно червяк, Дашка пролезла в форточку, скатилась на пол и издала победный вопль. Половина дела было сделано. Правда, мелькнула мысль не открывать Артемке и посмотреть, что он будет делать в таком случае и что орать. Даша подошла к окну. Парень терпеливо ждал с таким видом, словно не сомневался, что ему откроют. К тому же рядом с ним лежал рюкзак, в котором томился Федор Иванович. Пришлось со вздохом идти и отпирать дверь.

   - А ты ничего так, - сообщил довольным голосом парень Дашке, когда оказался рядом с ней и для наглядности развел руки в стороны, словно все еще продолжал держать ее за бедра. Правда, чуть подумал и развёл их еще шире, и еще, словно держал в руках не девушку, а попу гиппопотама.

   - Ты мне льстишь, - буркнула Дарья, снова раздираемая противоречьями. Хотелось треснуть нахала дверью по носу или оказаться снова на мотоцикле, за его спиной, и рвануть, оставив Артемку в одиночестве. Так и не решив, что же лучше, девушка достала из банки паука и задумалась, куда его выпускать.

   Артем уселся на перила крыльца и, скрестив руки на груди, уставился на девушку. Она смотрела на Федора Ивановича едва ли не с нежностью. Кажется, отпускать паука-милашку ей не хотелось. Ветерок теребил ее короткие волосы, и Дашка казалось очень милой и даже - о Боже, почти беззащитной. И на ощупь оказалась весьма приятной.

   - Давай уже, мой паучара хочет свободы. - Скомандовал Артем. - Отпускай его. Пусть найдет себе самочку!

   И он заржал.

   "Извращенец! - подумал Федор Иванович обиженно, - себе найди! Самца. Того черноволосого упыря, к примеру. Будете паучат делать, умник".

   - У тебя прогрессирующий склероз. Паук давно уже мой.

   Девушка осторожно опустила Федора Ивановича на ветку цветущего вишневого дерева, кокетливо склонившуюся над крыльцом. Тот в задумчивости замер. Кажется, с Дарьей ему расставаться тоже не хотелось.

   "И чего? И куда мне? Мне здесь страшно вообще-то одному, никого не знаю", - заволновался паук.

   - Иди, дружок, тут очень много вкусных насекомых.

   "Правда? Я что-то вижу пока только двух

   - А у тебя тут хорошо, - вдруг спокойно сказал парень, вдыхая нежный вишневый аромат - налетел ветерок и принес его с собой. Артем закрыл глаза, чувствуя сладковатый и слегка терпкий запах вишни, смешанный с медовыми нотками, и продекламировал вдруг на удивление Дарье:

   - В пору цветенья

   Вишни сродни облакам -

   Не потому ли

   Стала просторней душа,

   Словно весеннее небо...

   Ветер вновь ласково подул и игриво зашелестел лепестками и цветками вишневых деревьев. В них заиграли радостные солнечные блики. Где-то задорно запела птичка, добавляя идиллии этому месту. А девушка тут же повернулась к Артему, забыв про паука. Брови у нее были поднятыми. Она явно не ожидала, что спутник начнет цитировать поэзию. К тому же таким спокойным, тихим голосом человека, который решил на время отрешиться от мира. И так вовремя - она тоже почувствовала легкий вишневый аромат.

   - Ух ты! Это Япония? Хокку? Здорово, слушай.

   - Это танака, не хокку. - Покачал головой Артем. - Пятистрочный нерифмованный лирический стих. Состоит из 31-го слога.

   "Мощно задвинул, - уважительно подумал Федор Иванович и спустился с ветки на перила, решив уползти на веранду, - а молодец парень, что сказать. Знает, как заинтересовать девушку. Красивыми словечками"

   - Ты сам придумал?!

   - Куда мне? Это Камо Мабути. Поэт и ученый первой половины 18 века. Представитель кокугаку.

   - Представитель чего-чего? Коку кого?

   - Кокугаку. - Пояснил Артем задумчиво. - Это национальное японское культурное движение, выступающее за самобытность, которое сформировалось в период сёгуната Токугава.

   - Эээ, откуда такие познания? - еще больше поразилась хозяйка дачи.

   - Мой дед по матери - японец. - Неохотно пояснил парень. И Дашка тут же поняла, откуда у парня такой хороший загар, черные волосы и высокие скулы. А вот глаза у него явно были не от дедушки, да и нос тоже, скорее всего, отцовский. Зато понятно стало, почему Артем такой симпатичный. Когда кровь разных народов смешивается, дети всегда получаются, по крайнее мере, интересными.

   Парень продолжал смотреть на нее с каким-то нездоровым интересом. С трудом разорвав зрительный контакт, Даша деланно зевнула и прикрыла глаза, подставив лицо весеннему солнцу. И правда, хорошо-то как! И небо такое просторное, ясное, свежее. Может, сегодня получится немного загореть, а то после долгой зимы девушка казалась себе бледной и печальной немочью. Эх, на юг бы сейчас, на теплый берег моря, где никогда не заканчивается праздник. А лучше всего - вдвоем со Славой. Девушка так замечталась, представляя себе как, будет прыгать на волнах, и как будет лежать на бархатном песке вместе с любимым парнем, что не сразу поняла, почему вдруг солнце перестало греть лицо. Неужели решили прибежать наглые тучки?

   Дарья приоткрыла глаза. "Тучка" Артем, наплевав на то, что заслонил своей физиономией солнце, наклонился совсем близко. Почему она не услышала, как он подходил? Он что, умеет летать? Типа вампир? Девушка открыла рот, чтобы задать сей вопрос, но ее опередили. Взяли и поцеловали. Весьма жестко, требовательно, но очень умело и как-то задорно. Артем, совершенно не стесняясь, ухватил Дарью за подбородок, да так, что она не могла повернуть голову в сторону и положил вторую ладонь куда-то в район ключицы.

   А Дашка сопротивляться начала совершенно не сразу. Она не была дурой или девочкой-ромашкой, и поцелуй с таким обалденным парнем упускать не захотела. Но когда секунд через двадцать она все же решила отстраниться и попыталась оттолкнуть Артема, то встретилась взглядом с его темными глазами, замерла и почти тут же сама приступила к активным действиям. Потому что его взор бесцеремонно говорил: "Кто отступит первым - тот проиграет". Азарт взял вверх над разумом. И она опустила руки на его плечи.

   "Ооо, - засмотрелся Федор Иванович всеми восьмью внимательными глазами-точечками на парочку, - весьма пикантно, весьма".

   Бабочка, неосторожно примостившаяся рядом, тоже мечтательным взором уставилась на девушку и парня. Она забылась, глядя на поцелуй двух темноволосых людей. И чуть не умерла от разрыва своего маленького сердечка, когда Федор Иванович подполз к ней сзади, застенчиво дотронулся лапкой до яркого тонкого крылышка и сказал на насекомьем тайном языке:

   - Бу!

   - Помогите! - заорала бабочка и взмыла вверх, едва не проломив собою какую-то веточку. Паук хмыкнул и, не спеша, пополз дальше на веранду. Он уже заприметил там укромный уголок, где собирался сплести шикарную паутину.

   А Дашке сейчас временно стало не до Федора Ивановича. Ей казалось, что она сама попала в паутину. Красивую такую, обаятельную и очень теплую. Ее окутывал коконом этот странный парень с обалденными глазами, а она, как глупая муха, только трепыхалась и запутывалась все сильнее и сильнее.

   Но, черт возьми, как он целуется! Воистину бог поцелуев и тестостерона. А у Дашки весь опыт ограничивался тем, что она целый год встречалась с одноклассником Костей. У них все дошло до интимной близости, но девушка не припоминала, чтобы с ним ей так нравилось целоваться. И не только с ним. Но это было прежде, а здесь, с Артемом, прямо жажда какая-то. И девушка в порыве эмоций сжала его длинные на затылке волосы.

   Впрочем, наваждение спало, едва Дарья почувствовала, как рука Артема неспешно соскользнула с шеи куда-то чуть ниже. Такого хамства девушка не могла стерпеть ни от кого, как бы классно он не целовался. Да пусть у него губы хоть вареньем из лепестков роз намазаны, он не имеет права так распускать руки на первом свидании - выпрошенном свидании, между прочим! Тихо зашипев, Даша дернулась в сторону и слегка прикусила Артему губу. Тот отпрянул от нее с тихим ругательством.

   - Спятила? Я тебе что, жвачка?

   - Ага. На этой дружеской ноте предлагаю закончить свидание, которого ты так добивался. До дома довезешь? - Дашка мысленно отвесила себе подзатыльник. Вот зачем она говорит совсем не то, что думает?

   - Довезу. - Заявил Артем, лукавыми глазами глядя на девушку, - если еще раз поцелуешь. У тебя такой язычок...

   - Я тебя уже поцеловала, а ты меня начал лапать, мы так не договаривались. Все, хватит, вези домой.

   Увидев сдвинутые брови девушки и ее совсем не романтический взгляд, парень поднял вверх ладони, словно сдавался правосудию, и сказал, что так и быть, довезет и без поцелуя, но все это припомнит позже. Пока Даша закрывала дом, он завел байк, убедился, что севшая сзади девушка крепко держится за его пояс и резко рванул с места с криком:

   - Вперед, подруга!

   И снова была бешеная езда, в течение которой Дашке несколько раз казалось, что ее сейчас сорвет ветром и унесет как листочек в небесную даль. Нет, на велосипеде куда спокойнее. К тому же управляет им она сама, а не какой-то недоумок.

   Они влетели во двор Дашкиного дома, напугав соседских старушек и большого бульдога с нервным хозяином. Едва дождавшись, пока мотоцикл затормозит, и Артем заглушит его, девушка поспешно соскочила с него и отошла на пару шагов. Голова у нее слегка кружилась от поездки.

   - Пока. - Дарья не собиралась задерживаться, опасаясь, что Артем решит, будто он ей понравился, и она жаждет "продолжения банкета". Для этого она была слишком гордой.

   "Но он мне, правда, понравился, ему даже наглость к лицу. Хотя Артемка и не такой рыцарь как мой Слава. И у этого свина наверняка куча девушек. Не зря он так классно целуется, что даже ноги до сих пор дрожат. Или это последствия езды?"

   - Не пока, а до встречи, - улыбнулся парень. Он снял шлем, встал с сидения, словно хотел подойти к девушке и что-то ей сказать - даже уже рот открыл. Но вдруг, прижав подбородок к груди, резко присел на корточки, сжав виски ладонями.

   Дарья, увидев это, тут же перепугалась. Кто знает, может, у него со здоровьем проблемы? Или он вообще накуренный? О, нет! Она что, ездила гулять с наркоманом?!

   - Эй, ты чего? - девушка мигом подошла к нему и даже присела рядом. - Тебе плохо?

   - Плохо, - поднял голову Артем, - Даша, мне плохо...

   - Где тебе плохо? - всполошилась девушка, размышляя, не вызвать ли "скорую".

   - Везде. Меня еще никогда девушки на прощание не отказывались целовать. - Признался голосом подстреленной утки хитрец и вновь, изловчившись, поцеловал Дарью. Правда, на этот раз поцелуй был ну очень коротким. Возмущенный писк девушки слился с негодующим воплем неподалеку. Оторвавшись друг от друга, молодые люди увидели как с соседней скамейки на них, округлив глаза, смотрит эксцентричного вида паренек. Жидкие темно-русые волосы собраны в хвостик, темная рубашка болтается как на вешалке, а на шее красуется клетчатый шарф. Парнишка еще секунду сердито и укоряющее таращился на парочку, а затем, выронив блокнот, сорвался с места и умчался куда-то, рявкнув на прощание:

   - Ах ты, злобная волчица!

   Даша вздохнула. А Артем даже орать ему ничего не стал от неожиданности. Заинтересованным взглядом проводив паренька, обутого в ярко-оранжевые кеды - под цвет перекинутой через плечо сумки на длинном ремне, он кривовато улыбнулся и поинтересовался у жутко недовольной Дарьи:

   - Тут поблизости есть шапито? Это что за клоун?

   - Это не клоун, - пробормотала девушка. - Это один мой странный поклонник. Ладно, все, я пошла. Руку отпусти!

   - Какова девица, таков и поклонник. Ну, иди-иди, - небрежно махнул на прощание головой Артем, неохотно отпуская горячую ладонь девушки, - до завтра, Барби Дарья!

   - Прощай, Кен. Мы договаривались только на одно свидание! Без свиданий обойдешься.

   И она убежала прежде, чем парень сообразил, что к чему. Хотя он что-то закричал вслед, кажется, нечто грозное, даже опять байк упомянул. Но брюнетка даже не обернулась, бегом забежала в подъезд и на полной скорости влетела в квартиру.

   - Ты чего? - мама уже пришла домой. - Даша, ты что такая?

   - Какая?

   - Взъерошенная. С каким мальчиком и куда ты ездила?

   - А, так, прогулялась немного.

   - Мальчик хороший? - допытывалась мама.

   - Офигенный, - процедила девушка сквозь зубы и ушла в ванную. Там сунула голову под холодную воду и фыркнула. Да уж, эмоций сегодня она получила просто невероятную дозу. Что этому типу от нее надо? Привязался же...

   Но как он целуется, а? И какой бешеный! Дашке такие нравились. А Слава сильно отличался от ее прежних симпатий. Но сейчас его образ даже несколько потускнел на фоне активного Артема. Хотя, зачем их сравнивать? По сравнению со Славой ее новый знакомый явно не очень.

   Даша оперлась руками о край раковины, разглядывая в зеркале мокрую физиономию с прилипшими на лоб и щеки прядями почти черных от воды волос. Слава - добрый, милый, вежливый и красивый. Из всего вышеперечисленного у Артема только последнее. И то, он даже не красив, а интересен и обаятелен. Умеет подать себя. А в остальном он - наглый, шумный бабуин с обалденными глазами. Нет, обалделыми.

   "Но с ним, блин, так прикольно было. Жаль, что, скорее всего, мы больше не встретимся. Такие слишком ветреные. И на даче он явно хотела поразвлекаться, а я его обломала ".

   Дарья вышла из ванной комнаты, еще пару раз отбилась от маминых вопросов о мальчике, посмотрела кино, помечтала о Славе (хотя мечталось как-то со скрипом). А потом, ближе к вечеру, под ее окнами раздался привычный уже вой.

   На свой пост в кустах пришел ее поклонник. Тот самый парень с хвостиком, в клетчатом шарфе и оранжевых кедах. Уже год, как он третировал Дашку, признаваясь ей в любви, где только можно и нельзя, посвящая ужасного сочинения стихи. Оскар был слегка пришибленным на голову, готовился стать известным поэтом, все свободное время посвящал своему творчеству, обожал метафоры, гиперболы и всякие там литоты. А еще гонялся за музой по имени Даша. "Муза" не хотела понять ранимую душу и удирала, едва завидев его на горизонте.

   Вот и теперь парень пришел под окна к любимой и принялся заунывно, но крайне громко читать только что сочиненную поэму. С балконов послышались недовольные голоса, где-то заскулила собака. Народ, отдыхавший после работа, не хотел слушать стенания про безответную любовь. Кто-то даже предложил вызвать участкового или просто наряд милиции, но и эта угроза не спугнула парня. Он еще громче заорал строки из своей, как он говорил, "любовно-комедийной непафосной, но энергетической" поэмы "Богиня З".

Я люблю свою музу прекрасную очень.

Днем люблю ее, утром и даже, черт, ночью.

Я люблю ее сердцем, ушами и почкой.

Прокрадусь я однажды к ней темною ночкой...

И заставлю ее раствориться в экстазе...

Почему я не нужен Богине-Заразе?!

Пожалеет, несчастная, очень-преочень!

Только поздно. Всесилен я лунною ночью!

   Даша тоже не хотела ничего слушать - тем более стихи о себе, любимой. Да еще и про какую-то невменяемую Богиню-Заразу. Да и позориться перед соседями лишний раз было нежелательно. Поэтому она просто-напросто вылила на назойливого поклонника целый кувшин холодной воды, выслушала его благие вопли и с чувством выполненного долга ушла спать.

Глава шестая

   Кристина была очень зла и обижена. Она сидела на детских скрипучих качелях и крепко сжимала прохладные железные поручни качели. Над ней задумчиво летал ее личный человек-проблема с надутыми щеками. Он был похож на приведение. И через него просвечивало вечернее небо с ярким спутником вместо луны.

   Ее в очередной раз несправедливо наказали. День вообще не задался с самого утра. Сначала неудача на практическом занятии в университете. Потом тошнотворный паук, от одного вида которого Крис захотелось стать космонавтом и улететь на Сатурн. Затем псих Видарт, который, видимо, получал извращенное удовольствие, прикалываясь над ней. Зазнавшийся идиот. Правда, девушка до сих пор помнила руки длинноволосого, и то, как он прижимал ее к себе. Вроде бы с силой, чтобы она не смогла вырваться, но в то же время очень бережно. Но из-за него ей пришлось притвориться подругой Амфибии и убежать. А потом сесть не в свой троллейбус, чтобы затем пару остановок пилить до дома.

   Дома настроение Кристины упало еще на пару градусов. Потому как там не было никого, кроме Игоря в своем мачо-халате. Парень развалился на кожаном диване, потягивал через соломинку какой-то коктейль, богатый протеином, смотрел видео по домашнему кинотеатру и вальяжно разговаривал по телефону.

   - Младлена, привет, это я. Как кто я? Я - Игорь. Какой? Твой одногруппник. - Самодовольства в голосе парня резко поубавилось. - Младлена, лапа, что ты делаешь сегодня вечером? Я тут подумал... Занята? А завтра? И завтра занята? А... Да, я понял, что ты занята всю неделю. Жаль, очень жаль, а я знаю такой милый ресторанчик, там подают удивительное мясо по... Ты вегетарианка? - голос Игоря совсем потух, и он сухо распрощался с девушкой. А потом чертыхнулся и отбросил мобильник в сторону. Крис хмыкнула. Кажется, Рапунцель только что отшила кое-кого. Не зря она сестренка Славы, не зря. Тот тоже не западает на надменных идиоток.

   Игорь услышал смешок Кристины и тут же повернулся к ней. Поняв, что она стала свидетельницей его позора, побледнел от ярости.

   - Что? - злобно уставился он на сестрицу. - Подслушиваешь?

   - Сдался ты мне, носатый. Я просто пришла домой.

   - Лучше бы и не приходила.

   Кристина молча прошла мимо Игоря в свою комнату, бросила на кровать рюкзак, переоделась, вышла, чтобы попасть на кухню, и все-таки не сдержалась. Решила отомстить сводному брату за то, что тот был косвенно виновен в ее позоре перед Славой.

   Парень опять разговаривал по телефону, уже с каким-то другом. Темой обсуждения как раз была крутость Игоря и его способность закадрить любую. А Крис, подкравшись к нему, громким противным голосом, переполненным сочувствия, спросила:

   - Игорь, а правда, что тебя Младлена отшила? Но ты не переживай, вдруг ей просто девушки нравятся, а не ты?

   - Да пошла ты!

   Друг услышал ее возглас и захохотал. А братец опять жутко обозлился, так, что у него даже ноздри затрепетали. Он быстро договорил с приятелем, догнал Кристину в коридоре и устроил настоящую бурю в стакане.

   - Ты за языком-то следи, овца! - прокричал он. - Тебя что, хорошая жизнь больше не устраивает? Так я тебе устрою хорошие дни. Даже папаша не поможет!

   - Для тебя он Александр Александрович.

   - Для меня он просто хмурый надменный козел. Тот, кто дает мне нехилые бабки. - Игорь никогда не любил отчима. Хотя при нем вел себя как шелковый.

   - Не смей говорить так о моем отце. Лучше о своей тупой мамочке вспомни. - Прошипела Кристина. Она ненавидел, когда кто-нибудь говорил о ее родителях. Отца она любила, хотя сейчас очень редко общалась с ним. В отместку братцу решила пройтись по нелюбимой мачехе.

   - Заткнись! Я тебе сейчас в рот твои носки затолкаю, чтобы заглохла, дура, - пригрозил совсем уже взбешенный брат.

   Кристина сказала ему что-то резкое, Игорь вновь ответил, и слово за слово, у них завязалась перепалка. Девушка оказалась намного языкастее и ехиднее, поэтому сводный брат действительно захотел закрыть ей рот и даже потянулся к Крис. Она ловко увернулась от его рук, а Игорь нечаянно споткнулся, потерял равновесие и ухватился и за дорогую антикварную китайскую вазу, стоявшую в коридоре. Она тут же упала на пол. Естественно, разбилась, усыпав пол острыми осколками.

   - Твою мать, - выругался Игорь. Он умудрился немного поранить ладонь, когда решил поднять осколок.

   - Нет, твою. Отвечать пред отцом будешь сам. А если еще раз скажешь что-нибудь про него, - Крис выдержала длительную паузу. - Я приду ночью в твою комнату, урод носатый, и распишу твое личико под хохлому. Ни Младлена, ни кто другой на тебя больше не посмотрит. Понял?

   - Не понял.

   - Если не понял, я о твою голову вторую вазу разобью. - Стало еще больше обидно за папу девушке.

   И тут неожиданно для нее хлопнула входная дверь.

   - Саша, ну ты посмотри! Она угрожает моему... нашему сыну! -раздался громкий, несколько писклявый голос Натальи Олеговны за спиной Кристины. Она оглянулась и увидела мачеху и папу. Близняшки Аля и Таня, держась за руки, выглядывали из-за спин родителей, но молчали - рот каждой из них был занят "Чупа-чупсом".

   - Что случилось? - хмуро спросил Александр Александрович. Он, как и жена, слышал только угрозы дочери.

   Кристина процедила сквозь зубы:

   - Он меня достает.

   - Так достает, что ты его обещаешь его изуродовать! - топнула ногой Наталья Олеговна. - Да как у тебя только язык повернулся так назвать Игоря!

   - Помолчи, Ната, - сдвинул брови ее супруг. Он был человеком жестким и деловым. Недаром стал неплохим бизнесменом, умеющим решать разные дела. Только вот отношения со старшей дочерью так и не смог наладить с того момента, как женился повторно. Мужчина считал, что должен обеспечить Кристине достойное будущее и не менее достойное настоящее, и прекрасно справлялся с этим. Но вот то, что она нуждается в теплоте и заботе осознавал лишь смутно. Да и некогда ему было заниматься воспитанием девочки: время, как известно, - деньги. В его случае - большие деньги. Александр Александрович, бесспорно, любил Кристину. Но считал, что показывать свои чувства - это слабость или удел женщин. Пусть Наташа сюсюкается со своим балбесом, а он должен относится к дочерям строго. Чтобы они не распустились.

   - Ой, мальчик мой, у тебя кровь на руке, - всплеснула руками женщина, увидев порез сына. - Обработать надо быстрее. Это она разбила, да? А вторую обещала о твою голову разбить! Вот нахалка! Кристина, это переходит все границы!

   - Это не я разбила вазу. - Тихо ответила Кристина. Семейных скандалов у них уже давно не было, а этот обещал быть громким.

   - Игорь, она разбила?

   - Нууу, - замялся тот. В голове у него сразу пронеслись несколько вариантов развития. Если признается, отчим назначит ему денежное наказание. А на выходных ему как раз нужно много бабла - они всей своей тусовкой пойдут в клуб справлять день рождения Славки. Но открыто подставлять сестрицу тоже не хотелось. Он же, Игорь, вроде как мужчина, типа благородный и все такое.

   Пока парень мычал что-то нечленораздельное, Наталья Олеговна решила, что виновата падчерица. Отец, видимо подумал то же самое, в конце концов, угрозы Крис он слышал. И посчитал, что Игорь не хочет выдавать сестру. А девушка не стала отпираться из-за гордости. Ну и дурости, конечно.

   - Я же сказал тебе, Кристина, - тихо, но грозно произнес Александр Александрович. - Я много раз говорил тебе, что я хочу, чтобы наша семья была нормальной. А ты постоянно устраиваешь скандалы. Сегодня ты разбила эту чертову вазу. А завтра решишь спалить дом?

   - Папа, это все он! Он про тебя...

   - Молчи! - вдруг прикрикнул на нее мужчина. Он весь день находился на нервах и сорвался на дочери. Кристину это раззадорило еще больше и она стала препираться с отцом, под возмущенные охи мачехи.

   В результате ссоры девушку лишили почти на две недели карманных денег, выделив минимум на проезд и питание в университете. После чего Александр Александрович собрался и спешно уехал - встречать в аэропорту своего партнера по бизнесу, и на уши Кристине села Наталья Олеговна. С меланхоличным котом Антуаном на руках она ходила вокруг Крис и читала ей гневные нотации. Потом заявила, что раз падчерица разбила вазу, то она и будет собирать осколки. А сама ушла к притихшему около Интернета сыночку. Жалеть. Никто из взрослых и не заметил, что Кристина сильно порезала ступню. Зато увидели сестренки.

   - Кровь, - сказала Аля, высовываясь в коридор. - Тебе больно?

   - Нет, - соврала девушка, стараясь не зареветь от жгучей обиды.

   - На, - протянула Таня старшей сестре бинт из игрушечной аптечки. - Мы с Алей хорошо умеем играть в доктора. Хочешь, тебе болячку завяжем?

   - Нет, спасибо, я сама, - слабо улыбнулась сестренкам Кристина.

   Собрав осколки, она кое-как забинтовала ногу и ушла, слегка хромая, на улицу, громко хлопнув дверью. А Наталья Олеговна тут же принялась звонить подругам и родственникам, рассказывая, что больше не может совладать с малолетней стервочкой, которая кидается на ее милого Игорька.

   На улице Крис встретила знакомых, постояла с ними в парке, поглазела на трюки скейтеров. Отказалась от заигрываний одного из них, потому как для нее все равно существовал только Слава. А потом, несмотря на саднящую боль в ноге, решила прогуляться по близлежащим улочкам в компании верного iPod. Дошла до пустынного дворика с качелями и устроилась на одной из них. Время было уже позднее - на небе вовсю зажигались одна за другой звезды, дул ветер, похолодало. Вокруг не было ни души. Кроме, естественно, надоедливого человека-проблемы, который изредка хохотал, выключая то один фонарь в округе, то другой.

   И почему у нее всегда одни проблемы? И рассказать о них некому. Кроме отца, но он явно не будет слушать ее переживания. Близкой подруги нет, да и любимого человека тоже, видимо никогда не будет. Потому что в глазах Славы она опозорилась.

   С такими грустными мыслями девушка встала с качели и медленно пошаркала по дороге. Домой идти не хотелось. А хотелось тепла и чьих-нибудь нежных объятий - ну, таких, как в кино или в книгах. Чтобы забыться. Уткнуться в теплое плечо любимого человека носом и понять, что движение планеты больше не существует - все застыло на месте. Умудрилась же она в недоступного Славу влюбиться. Интересно, а вообще взаимная любовь существует?

   Кристина продолжала медленно идти дальше. И как-то незаметно пришла к набережной маленькой реки-канала. Народа здесь не было. Время только что перевалило за полночь, да и похолодало резко - у Кристины озябли пальцы и замерз нос. Зато близость воды, в которой плескались блики, успокаивала.

   Видарта Кристина увидела совершенно внезапно. Он стоял на мостике, перекинутым через узкое водное пространство, и задумчиво смотрел вдаль, как Кутузов или Наполеон на свои войска перед Бородинским сражением. В свете фонаря парень вдруг показался Крис красивым и отчего-то потусторонне опасным. Было в его облике что-то мистическое и притягательное. То ли длинные развивающиеся прямые волосы, то ли правильный невозмутимый профиль, то ли неожиданно уверенный разворот плеч. Крис даже его черный лабрет4 Ламбрет - вертикальный прокол (пирсинг) губы.под центром нижней губы неожиданно понравился.

   Она почему-то обрадовалась своему психопатичному знакомому. Ей тут же вновь вспомнились его объятия, и то, как он когда-то давно укусил ее за ухо, и проникновенный голос, и пристальный взгляд. Ей даже подумалось, что, возможно, Видарт увидит ее сейчас, спуститься с мостика, вновь взглянет ей в глаза и скажет какую-нибудь глупость про круги ада или темных ангелов. А потом поймет, что ей хреново, саднит пораненная нога (наверняка весь носок в запекшейся крови!), и опять обнимет. Без слов пожалеет, а ей станет легче. И она даже вырываться не станет!

   Крис сделала пару шагов к мостику. Он, конечно же, услышал и обернулся. Парень и девушка встретились взглядами. Видарт явно не ожидал увидеть здесь свою университетскую жертву и удивленно поднял бровь. А потом едва заметно, словно в предвкушении, улыбнулся.

   "Чего он на меня так пялится-то?", - пугливо подумала Кристина, ощущая себя картиной Рембрандта, а его - тонким ценителем искусства.

   "Подойдет - нет?". Он все смотрел на нее сверху вниз.

   Но тут послышался женский голос, и рядом с Видартом появилась очень худенькая длинноволосая брюнетка в черном кожаном блестящем плаще. Она дотронулась до его плеча, провела рукой по бледной щеке, что-то сказала, и он обернулся к ней. А когда пару секунд спустя вновь повернулся к Кристине, она уже неслась в противоположную сторону. Почему-то ей было обидно. До жжения в сердце. Или даже до глупых слез в глазах. Нет, плакать она точно не будет. Только не из-за психа, который ее то пугает, то приводит в замешательство. Пусть хоть с тысячей готесс милуется, ей и дела до него нет. Главное, чтобы не встретить Славу в подобной ситуации. Вот тогда она точно спятит.

   Домой Крис добралась благополучно и очень быстро. Все уже спали, кроме отца - его еще не было, и никто к ней не приставал.

   Ночью ей снилось, как длинноволосый гот-дурак спасает ее от огромного тарантула, а потом целомудренно целует в лоб и в щеку. Во сне Крис даже обняла подушку, словно это был Видарт. Хотя бы в сновидениях ей все-таки подарили тепло.

   Правда, потом ей приснилась Амфибия по имени Дашка и зачем-то принялась летать вокруг на метле и задорно крякать. От этого Криатине даже захотелось смеяться во сне. И проснулась она именно из-за этого звука. Оказалось, крякала не Дарья из сна, а мачеха за стеной. Она смотрела новости

   и возмущалась. По ее мнению, милиция совершенно ничего не делала для обеспечения порядка и безопасности горожан. А новости опять были безрадостные. Красивая, почти как Голливудская звезда, диктор говорила:

   - Сегодня утром на Аркадьевской набережной, у дома N 23, было вновь найдено изуродовано тело молодой девушки. Вероятно, это четвертая по счету жертва маньяка, которого правоохранительные органы безуспешно ищут уже...

   У Кристины от услышанного перехватило дыхание. Она ведь только несколько часов назад как вернулась именно с этой самой набережной! Да и дом N 23 стоял совсем недалеко - именно в его дворе она сидела на качелях! Она что, чуть не попала под руку безумному убийце?!

   - Личность погибшей была установлена почти сразу. Ею оказалась восемнадцатилетняя Арина Антипова, студентка первого курса государственного университета...

   И тут бесстрашные телевизионщики показали кадры с темно-бордовым кровавыми разводами на асфальте, а потом и фото погибшей. С экрана на Кристину смотрела длинноволосая брюнетка с худеньким лицом и большими темными глазами.

   Крис от неожиданности моргнула и почувствовала, что у нее подкосились ноги, а лицо закололи миллионы иголочек.

   Стоп. Стоп-кадр, ребята! Девчонка-то сильно напоминала ту, что была на мосту с Видартом. Это что же, он ее убил?!

   - Ты в университет-то не опаздываешь? - поинтересовалась хмуро Наталья Олеговна. - Или бросить решила, чтобы наперекор нам пойти? Почему ты вчера так поздно пришла? Слышала я, как ты дверью хлопаешь.

   - А? Нет, я иду. - Даже не стала спорить девушка.

   - Вот и иди. А прогуливать не смей. Бери пример с Игоря.

   Очнувшись, перепуганная до дрожи в мышцах Крис, направилась в ванную комнату. Человек-проблема только головой покачал. А девушку аж передернуло, когда она вновь вспомнила странного гота. Не зря его глаза так блестели, не зря.

   И что теперь делать?

   Прозрачный человек развел пухлыми руками и уселся в раковину, смешно свесив ножки и наблюдая, как сквозь него льется вода из-под крана.

   А Кристине вдруг стало очень страшно. В городе действительно есть маньяк, его не могут поймать, он безнаказанно убивает людей, а она, как последняя дура, шляется в темноте, где попало, переживая из-за ерунды. Лучше бы переживала за себя и за то, что убийцей может!казаться больной Видарт. Ох, а вдруг она теперь считается свидетелем, раз видела девушку с ним? Если он маньяк, он ее точно убьет!

   Кто-нибудь, спасите!

   Дарья спала как младенец, до тех пор, пока над ухом не пробурчал телефон, говоря о том, что пришло сообщение. Так как время только подбиралось к восьми утра, то девушка не пришла в восторг. Гадая, какой идиот страдает бессонницей, дотянулась до мобильника.

   "Барби, ты еще спишь? Без одежды?"

   Дарья моментально проснулась, увидев номер адресата. Так, похоже, Артем решил еще немного ее подоставать.

   "Нет, я сплю в ластах и шубе, как и все нормальные девушки".

   Ответ не заставил себя ждать. Видимо, Артем развлекался от души.

   "Значит, я никогда не был с нормальными девушками? Тогда я сейчас приеду и взгляну на это чудо"

   "Не мешай нам спать"

   "Нам" - это Дашке и ее кошке, вольготно развалившейся у девушки на животе. Но Артем не знал о существовании четвероного питомца и что-то разволновался.

   "Эй, ты там с кем? А ну отвечай!"

   "С какой радости? Все, я и так не выспалась, а ты меня разбудил".

   В ответ на сообщение Артем решил позвонить. Задумчиво глядя на вибрирующий мобильник, Дашка все же не стала сбрасывать вызов.

   - Эй, ты с кем там? - закричал парень с ходу. - С кем ты там спишь?

   - С кошкой, - озадаченно проговорила девушка, не понимая, что за муха укусила Артема с утра пораньше.

   - С кем?- тут же заржал парень. - Ты еще скажи, что с плюшевыми игрушками спишь в обнимку.

   - Уж лучше с ними чем с тобой, - потеряла хрупкое терпение Дарья и выключила мобильник. Вот доставучий! Надо срочно одеваться и убегать в университет, а то и впрямь приедет. Он же псих!

   Дарья выскочила из дома так рано, как никогда прежде. И буквально побежала на остановку, молясь, чтобы ее не перехватили по дороге.

   Артем легко взбежал по ступенькам вверх с коварно играющей на жестких тонких губах улыбочкой. Его интересовало, если он опять поцелует несносную девчонку, она долбанет ему по роже или ответит? А если ответит, то позже снова продинамит?

   Однако парня ожидал сюрприз. Только он поднялся до четвертого этажа - Дашка жила на пятом, как наткнулся на вчерашнего паренька. Оранжевые яркие кеды, сумка того же цвета и клетчатый шарфик так и остались неизменными. Как и надменно-одухотворенная рожа, которая прямо-таки просила угощения в виде крепкого кулака.

   Дашкин горе-поклонник сидел на ступеньках и что-то писал в блокнотике, от усердия высунув кончик языка. Вместо ручки у него было настоящее перо, а рядом с ним стояли темно-синие чернила.

   - Клоун! - почти как родному обрадовался ему Артем. - Клоун, ты что делаешь?

   - Это вы мне? - Паренек поднял голову и процедил. - Ааа, это ты. Что, опять к моей девушке пришел? Ну-ну.

   - К кому? - поднял бровь парень. - Твоей кому? Девушке? Запомни, твоя единственная девушка - Дуня Кулакова.

   - Что? - побелел от праведного гнева поэт и вскочил на ноги.- Тигра неприкаянный!

   - Как ты меня там назвал? - сощурился Артем. - Тигра? Клоун, не нарывайся и проваливай. Я сегодня добрый.

   Но парень явно не дружил с головой, иначе не пошел бы на того, кто был выше его и явно сильнее. А так он насупился и прокричал:

   - Такие как ты, вечно ломают женщинам судьбы! Что ты ей можешь предложить? Ты ею воспользуешься, а я готов на все! Готов ей писать я стихи каждый день! А ты - невоспитанный про'клятый пень! - и Оскар помахал заветным блокнотиком. Зря он это сделал, так как теперь Артем обратил на него свое внимание.

   - Чего это? - он ловко выхватил блокнот, отпрыгнул вверх по лестнице. - Ооо! Стишки! Балуешься поэзией? Да ты серьезный типок!

   Оскар, увидев, что стихами завладел Артем, завопил так, словно его начали резать трое в масках с бензапилами. Не переставая орать, он разбежался и боднул не ожидающего такой глупости Артема в живот. Оба парня спикировали на пол и клубком докатились до стены. Чернильница упала, и все содержимое поровну распределилось между драчунами. Где-то наверху щелкнул замок, и женский визгливый голос завопил, чтобы они немедленно убирались, иначе "милицию вызову, гады". Парни тут же поднялись на ноги, правда, Оскар не выпускал из цепких худых рук футболку соперника.

   - Вызывайте, - совсем сошел с ума горе-поэт. - Вызывайте! Пусть его посадят! На суток семьдесят! За антисоциальную деятельность!

   - Ах ты, урод! - Артем, наконец, отцепил от себя Оскара, смачно врезав ему куда-то в район глаза. Оскар немедленно ухватился за поврежденное место и заорал какие-то рифмованные проклятия, тесно связанные с интимной жизнью соперника. Второй его даже больше бить не стал. Посчитал, что с этим психом лучше не связываться. Он просто взял Оскара за грудки и пару раз основательно встряхнул.

   - И не суйся к моей девушке, - проговорил ему на ухо довольный победой Артем, хотя его живот слегка побаливал после удара. - А чернила ты сейчас с моей футболки вылизывать будешь. Пока они не исчезнут.

   - Это моя девушка, - явно был суицидником поэт.

   - Что здесь происходит? - на лестнице застыла женщина, при виде которой Оскар моментально заткнулся и попытался улыбнуться. Артем нехотя отпустил его.

   - Оскар, ты что? Ты дерешься? - женщина перевела взгляд на брюнета с выбритыми висками. - А вас, молодой человек, я не знаю. Вы что тут устроили?

   - А вы мама Даши? - осенило парня. А ведь точно! У Дашки такой же разрез глаз, да и черты лица чем-то похожи.

   - Да, я мама Даши, а вы кто? Представитесь?

   И он представился.

   - Я ее парень, Артем, - он загородил собой жутко недовольного Оскара. Тот что-то ворчал, но пикнуть не смел, то ли опасаясь за второй глаз, то ли стесняясь маму возлюбленной. - Очень рад с вами познакомиться.

   Виктория Константиновна внимательно оглядела обрызганного чернилами Артема, прикусила губу, словно что-то показалось ей очень смешным, затем спросила:

   - А почему я о тебе ничего не знаю?

   - Даша скромная, - с видом святого мученика сообщил парень. - Она стесняется, наверное, говорить обо мне.

   - Зато ты, я смотрю, весьма бойкий. Вы из-за моей дочери побоище устроили? Разошлись с миром, ребятки. Дашки нет, с утра пораньше на учебу умотала.

   - Понял, спасибо вам большое, - Артем мигом развернулся, не забыв улыбнуться матери своей якобы девушки, шепнул поэту, что скормит ему его чернила в следующий раз, и убежал вниз, оставив несколько удивленную женщину и рассерженного Оскара.

   - Странный парень.

   - Даше он не подходит, - мигом влез Оскар, за что заслужил сердитый взгляд.

   - А я лучше знаю, что подходит моей дочке, а что нет. Брысь отсюда, развели дуэль на ровном месте.

   Но, с другой стороны, Виктория Константиновна все же была рада за дочку: раньше из-за нее парни не дрались. Раньше Дарья сама дралась. И нехорошее это, конечно, дело - драка, но какой девушке не будет приятно, если ради нее в борьбе сойдутся мужчины? Девочка, наверное, будет в восторге, когда узнает об этом. Все-таки она взрослеет и становится все более женственной и привлекательной. А если дочь будет счастлива, то и Виктория Константиновна - тоже.

   А Дарья и не подозревала о том, что из-за нее произошла спонтанная лестничная дуэль, в курсе которой оказалась ее собственная мама, а также некоторое количество соседей. Сегодня девушка приехала в университет совсем рано, забежала в общежитие к одногруппнице, списала задание по практике, поболтала со знакомыми велогонщиками, поржала над чем-то с приятельницами. А потом, спохватившись, что опаздывает, побежала на пары. Даже Славу не смогла увидеть, по которому очень соскучилась. Хотя, вроде бы, сегодня у него пары проходили только в первом корпусе. А ее группа должна была прийти туда лишь на последнее занятие.

   Телефон пришлось включить, так как мама часто любила звонить в обед и спрашивать как дела. А в последнее время, из-за маньяка и вовсе названивала чаще, потому как нервничала, и уже несколько раз просила Дашку возвращаться домой до темноты.

   На парах все шло, как и всегда. Дарья на практическом занятии попала в число "счастливчиков" и отвечала у доски на каверзные вопросы умного, но крайне ехидного препода. От них ей чудом удалось уплыть на тройки и вылезти на чахлой чахоточной четверке. После практики довольная девушка решила, что день уже прожит не зря. Она вообще была оптимисткой. А для полного счастья оставалось только увидеть Славу и можно смело идти домой. Хотя внутри нечто нашептывало, что о парне она думает уже больше по привычке. Или все же нет?

   Дашка невольно вспомнила вчерашнее свидание с Артемкой-идиотом и тут же разозлилась. Умник никак не желал оставить ее в покое и все время выводил из себя. Он не звонил, но периодически писал сообщения весьма фривольного характера. От них девушка сначала покраснела, потом побледнела, а затем решила, что нечего связаться с озабоченным придурком и прекратила отвечать на них.

   На пятую пару, к первому корпусу, девушка шагала в окружении одногруппников, находящихся после напряженного учебного дня на последнем издыхании, и постоянно зыркала по сторонам. Артема не увидела, но зато заметила как из корпуса вышел довольный Слава - как и всегда, вместе с Игорем и Младленой. Дашка снова удивилась и немного позавидовала красоте девушка, потом уставилась на Славу. Все же такой красивый, с обаятельной улыбкой. Наверное, о подобных ему парнях в древности складывали сказки и даже легенды. Славе бы сейчас шлем, меч и вот, перед вами готовый герой Древней Греции.

   Дашка увидела как Игорь попытался приобнять Младлену за плечи, та увернулась, а Слава в шутку погрозил другу кулаком. Вот она - братская любовь. С таким братом никакие дебилы не страшны. Вот был бы у нее старший крутой братик, он бы это чмо Артема послал бы в нокаут только одним своим видом.

   Проводив Славу нежным взглядом, Дашка нырнула следом за одногруппниками в первый корпус. Оставалась надежда, что после занятий она еще раз наткнётся на своего ненаглядного. И, может, случится, наконец, чудо, и он хоть немного по-другому посмотрит на нее. Ну хотя бы на сотую долю того, как смотрел на нее Артем. Ух, как он смотрел - прямо-таки нагло пялился! Кушал взглядом. Дашка от воспоминаний опять покраснела и уткнулась носом в лекции. И ведь не расскажешь никому о том, что чувствуешь. Девчонок знакомых у нее много, их, наверное, можно даже назвать подружками, но нет таких, чтобы с ними свободно поделится своими переживаниями и сомнениями. А парни точно слушать не захотят.

   Окна аудитории, где занималась ее группа, выходили во двор корпуса, и, подбежав к ним на перемене, чтобы подышать свежим воздухом - голова уже пухла от знаний, Даша с оторопью увидела внизу печально знакомый мотоцикл и Артема. Парень, прислонившись к своему байку, разглядывал проходивших мимо студенток, а с некоторыми даже весело переговаривался. А одна сунула ему в руку какую-то бумажку, скорее всего, со своим номером телефона. Дарья злорадно наблюдала как, убедившись, что девица отошла подальше, Артем смял листочек и аккуратно выкинул в урну. Затем достал телефон и принялся что-то строчить. А буквально через минуту Дашке пришло сообщение:

   "Дашенька, а я тебя жду, моя беглянка".

   - Да что ж ты такой упорный, - несмотря ни на что девушка выглядела несколько довольный. Все же не каждый день парни так откровенно преследуют.

   "А я сегодня поздно домой возвращаюсь!", - написала она.

   "Ничего, я терпеливый и упорный", - сообщение так и светилось злорадством.

   - Не упорный, а упоротый, - проворчала девушка и больше на сообщения не отвечала. Тем более что снова прозвенел звонок, возвещающий о то, что началась вторая часть пары. И пришлось уделить время учебе. Правда, на ней сосредоточиться не получалось - из-за Артема, конечно же.

   Он действительно уперто продолжал "нести пост". А Дарье видеться с ним совершенно не хотелось. Тем более что мама позвонила и рассказала ей о том, что Артем и Оскар подрались перед их входной дверью утром, после Дашкиного ухода.

   Спустившись на первый этаж, девушка уселась на подоконник напротив входа. Рядом возвышалась большая белоснежная колонна, и за ней девушку было не разглядеть. Зато она всех хорошо видела.

   Пока Даша, щурясь, глядела вперед, кто-то уселся рядом на подоконник, слегка задев ее рюкзаком по голове.

   - Прости, - раздался негромкий знакомый голос. Девушка повернула голову и увидела Ворону.

   - Ты меня преследуешь?

   - А, это ты? - вяло спросила Крис, узнав соперницу, - тогда можешь не прощать.

   Кристина очень не хотела идти в университет. Знала, нет, даже чувствовала, что там обязательно встретит Видарта. И это ее жутко пугало. Он видел ее на набережной. Тогда несчастная брюнетка в плаще еще была жива. А теперь она стала четвертой жертвой безумца. Вероятно, пятой будет сама Кристина, как свидетельница. После таких мыслей хотелось сунуть голову под матрац и уподобится страусу.

   После душа Крис точно поняла, что не хочет никуда идти. На улицу было банально страшно выходить. И половину первой пары она прогуляла, не смотря на недовольство Натальи Олеговны. Но приехал отец и, увидев, что дочь все еще дома, хмуро поинтересовался, почему она никуда не собирается. Мачеха немедленно присоединилась к нему, то и дело говоря, что Игорь уже уехал, он-то мальчик послушный, пары не прогуливает.

   - Собирайся в университет, - велел устало Александр Александрович. - Немедленно. Иначе карманных денег ты не увидишь до конца лета.

   - Да у нас пар сегодня нет, - начала, было, девушка.

   - Я сказал же - собирайся. Меня ты не обманешь. Пары у вас точно есть. - Александр Александрович ненавидел вранье. - Я многое тебе позволяю, девочка, все эти твои пирсинги, дурацкую одежду, ботинки, как у спецназовца, цветные волосы. Я даю тебе деньги. Я не ограничиваю тебя в свободе. А ты не можешь даже выполнять свою прямую обязанность - учиться. И врешь.

   - Но папа! - Она хотела сказать, что ей страшно выходить на улицу, что она вчера видела кое-что жуткое и теперь боится. Но отец опять сорвался.

   - И хватит со мною спорить! - он треснул кулаком по столу. Кот Антуан даже подпрыгнул от неожиданности. - Быстро на учебу! На сборы даю пятнадцать минут. И не смей впредь так поступать. Иначе тебя ждет домашний арест.

   - Вот-вот, - подхватила его супруга. - Не будешь со своим дурными друзьями болтаться по улице.

   "У меня нет друзей", - подумала мрачно Кристина и все же пошла собираться. А ведь на самом деле, близких - нет.

   Она осторожно вышла из квартиры и, оглядываясь, направилась к остановке. Там поймала такси и на нем благополучно доехала до университета как раз к началу второй пары. До дверей аудитории Крис добиралась почти что перебежками, все время оглядываясь - так боялась встретить Видарта. Мелькнула мысль пойти в милицию и все рассказать, но здравый смысл подсказал, что там ее всерьез не воспримут. У нее просто нет доказательств, что маньяк именно Видарт. Вдруг у него есть алиби? Да и банально не хочется идти в милицию, если честно. Отец узнает и будет в ярости. Милицию он терпеть не может, как и глупые ситуации. Нет, он, конечно, не станет бить свою дочь или как-то унижать, просто накажет и опять скажет какая она, Кристина, никчемная.

   До самой последней пары девушка решала, что же ей делать. Из аудиторий она почти не выходила, ни с кем не разговаривала, погрузившись в свои мысли. Гота-дебила тоже не встречала - только видела его в обед из окна. Он что-то обсуждал с веселыми парнями-панками, стоя на крыльце. Издали парень казался красивым и опасным. А когда случайно поднял взгляд на окна, в одном из которых торчала Кристина, то, кажется, заметил ее и напугал так, что девушка, недолго думая, быстро опустилась на корточки и еще минуту сидела под подоконником, весьма удивив одногруппников.

   После последней, пятой, пары Крис выбежала из аудитории и пулей понеслась к выходу. Однако около турникетов остановилась - на крыльце опять стоял Видарт!

   Едва увидев парня, черные волосы которого сегодня были собраны в хвост, человек-проблема побурел от ужаса, схватил Крис в охапку и потащил ее подальше от входа.

   "Вот демон! Он меня что ли у входа ждет?", - подумала брюнетка и решила переждать. Пусть Видарт сначала уходит, а потом она как-нибудь выберется из здания, сядет на первый попавшийся автобус и свалит из этого места. Она не станет его следующей жертвой.

   С этими мыслями Кристина подошла к окну, прятавшемуся за широкой колонной. Видарт ее не увидит, даже если сделает себе на лбу третий глаз, а она проследит, когда он уйдёт, чтобы поскорее убежать.

   Правда, вскоре выяснилось, что подоконник придется делить с Амфибией. Они снова поругались, но как-то вяло.

   - Слушай, - первой не выдержала Дарья. - Ты чего, опять Славу выглядываешь? А чего шуганая такая?

   - Никого я не выглядываю. - Повела плечом Кристина, не желая рассказывать о своих мучениях никому, тем более ей.

   - Тьфу ты! - Дарье опять пришло сообщение от Артема: "Дашенька, ты по мне скучаешь?".

   Покосившись в окно, девушка напечатала ответ:

   "Милый, я буду скучать по тебе только в твоих снах. Иди домой, а?"

   - Развелось маньяков, - проворчала она, перебрасывая телефон из ладони в ладонь.

   Кристина от этих слов вздрогнула.

   - Где маньяк? - спросила она отрывисто. Дашка удивленно покосилась на девушку. Чего это с ней?

   - Какой маньяк?

   - В смысле, какой? Ты же сама только что про него сказала. - Возмутилась Крис, оглядываясь. - Какого ты маньяка имеешь в виду?

   - Да парень меня один достает смсками. А чтоб тебя! - Даша прочитала очередное сообщение: "Так ты знаешь, что я тебя жду! А ты та еще штучка! Специально не выходишь? Тогда я тебя сейчас найду!".

   - Блин, блин, блин, - теперь Дарья поняла, что чувствуют звери, когда их загоняют в угол. Из окна она видела, как Артем, крайне довольный собой и ситуацией, направляется к университету. Сейчас он зайдет сюда, начнет везде рыскать, все вынюхивать и точно ее найдет. Почему-то Дашка была в этом уверена.

   Самое интересное, что сидевшая рядом Крис тоже внезапно чего-то сильно испугалась.

   Она просто увидела, как Видарт, неспешно распрощавшись с друзьями, идет ко входу, внимательно глядя то по сторонам, то в свой мобильный телефон. Парень показался Крис весьма зловещим. В честь теплого дня он вырядился в черную футболку с красным паучьим контуром на груди. Руки обхватывали широкие кожаные браслеты с серебристыми шипами. Девушка сглотнула, резво спрыгнула с подоконника и, держа в руках остатки самообладания, повернулась к Дарье:

   - Ты не знаешь, второй выход открыли?

   - Да! - Дарья едва не расцеловала Крис - за идею, на время забыв о своей неприязни к ней. - Точно! Спасибо!

   И она, соскочив с подоконника, вихрем помчалась к пожарному выходу, так как Артем уже поднимался по ступеням. Радуясь, что пришла в кроссовках, девушка на полной скорости пересекла шумный вестибюль, обогнула парочку пятикурсников и выскочила в короткий коридор под лестницей. В конце него заманчиво сиял пожарный выход. Только сейчас Дашка обратила внимание, что позади нее кто-то бежит, громко топая. Испугавшись, что это Артем (хотя он бы что-нибудь наверняка крикнул и наверняка с извращенским подтекстом), девушка обернулась и затормозила от неожиданности. За ней неслась крайне испуганная Ворона.

   - А ты чего?!

   - Там маньяк! - сообщила ей та совершенно серьезно. - Возьми меня с собой!

   У Дарьи брови поползли куда-то наверх.

   - Какой еще, нафиг, маньяк? - она поспешно вышла на улицу. Кристина не отставала, шагала за ней следом, опять то и дело оглядываясь.

   "Может она курит чего?", - подумала Дашка.

   - Видарт. - тихо отозвалась девушка. - Ты же знаешь его? Ты только не смейся, но кажется он - убийца. И, кажется, он за мной следит.

   Она и сама не знала, зачем рассказала это той, кого презрительно называла Амфибией. Наверное, у нее уже не было сил сдерживаться.

   - Ты это говоришь про того молодца, который лез к тебе обниматься?

   - Про него.

   Девушки сейчас стояли во внутреннем дворике университета. Здесь было уютно, тихо, а университетский шум долетал досюда, как морской прибой до берега. Вокруг росли большие, но кажущиеся отчего-то добродушными, деревья, стояла пара пустых автобусов, и валялись какие-то запчасти.

   Дашка покосилась на собеседницу. Сообщение о Видарте ввело ее в легкий ступор. Этого парня она раньше, конечно, встречала, и он казался ей слегка с готичным приветом, но на маньяка он похож не был. Да и мать, увидев его случайно, сообщила Даше, что этот парень - богатый наследник.

   - А почему ты так решила-то?

   - Мне это приснилось. - Огрызнулась Кристина и добавила шепотом. - Вчера поздно вечером я видела его с девушкой, которую сегодня мертвой нашли. Говорят, ее маньяк убил.

   И она обо всем рассказала Дашке. Опомнилась лишь тогда, когда закрыла рот. И тут же пожалела, что сболтнула лишнее. Да еще и кому! Сопернице-сталкерше! Она теперь ее на смех поднимет и будет права.

   Но Дарья не стала хохотать и называть Кристину дурой. Кстати, она и сама не знала, зачем выслушала соперницу. И даже почти не ржала - только вначале улыбалась, а потом стала серьезной. Потому что у Кристины вроде бы были нормальные зрачки, да и "белочки" у нее не было - по крайней мере, ничем от нее алкогольным не пахло. И на сумасшедшую она не походила.

   Даша задумчиво направилась к калитке, размышляя о новостях вслух:

   - Моя мама - адвокат. Так знакомый следак, следователь, то есть, тут ей на днях рассказала, что у каждой жертвы вырезано ножом сердце. И ногти срезаны аккуратно. Только, если это он, то зачем так делает? Кстати, я даже не знаю, стоит ли тебе к ментам идти... Мама говорила, что Видарт этот - парень не нищий, и то ли отец, то ли дядя у него какой-то полукриминальный. Он влет его отмазать может. Доказательств-то нет, что он - маньяк. А вот то, что он тебя там видел - не есть хорошо. Нет, но зачем он им сердца-то вырезает?!

   - А я-то откуда знаю зачем? Он псих. Он настоящий псих. Он думает, не как человек. А как какой-то полудемон. Он может подойти к тебе сзади, - Кристина вдруг обошла ошарашенную Дашу вокруг, наклонилась к ней и сказала трагично, - и укусить за ухо! Или потрогать за волосы. Или крепко обнять. Или прижать к себе. Как вещь. Или рассказать тебе о грехах и грешниках в аду. Или говорить латынью. Или...

   В это время ее мобильный телефон завибрировал, и черноволосая девушка поспешно выхватила его из кармана штанов. Номер был незнакомым.

   - Да? Алло?

   Ответом ей было молчание.

   - Наверное, маньяк твой звонит. - Решила пошутить Даша. Они почти дошли до калитки и остановились перед большим тополем, скрытые от студентов его толстым стволом.

   - Алло? - повторила Кристина недовольно, пока Дашка вновь писала кому-то смс-сообщение. Теперь она явственно услышала чье-то дыхание. И подумала, что балуются сестренки-близняшки. Они уже как-то раза три звонили ей - то от матери, то с телефонов, сворованных у гостей родителей, то от бабушки.

   - Очень смешно, - прошипела Кристина. - Просто невероятно. Положите трубку, или я вам носы поотрываю и пришью к руке. Ясно?

   - Я не настолько люблю садо-мазо, - сообщил ей спокойный приятный мужской голос. - Да, добрый вечер, Кристи. Я приглашаю тебя на прогулку. Где ты?

   Ни слова не говоря, девушка выключила телефон и вытащила из него батарейку. Зубы выбивали отчетливую барабанную дробь. Почувствовав, что ноги тоже противно дрожат, она прислонилась к дереву и закрыла глаза. Все, он подбирается к ней, он ее найдет. Вот же она неудачница! Поперлась на Набережную, называется!

   - Да, Руслан, сегодня никак не смогу. - Любимый голос развеял злые чары паники. Открыв глаза, Крис увидела, как Дашка, насторожившись, замерла, выглядывая из-за дерева. А совсем рядом раздавался голос Славы. Парень не видел их и продолжал разговаривать. Крис, даже не глядя на него, могла сказать, в какой позе он стоит, как улыбается и прижимает телефон к уху.

   - Слушай, может, это подождет? У меня сегодня в семь свидание, так что сам понимаешь. Ага, видимо, надолго. Ладно, тогда подъезжай ко времени на Молодежку, я тебе отдам все диски. А ты сразу уйдешь и не будешь мне мешать. - Короткая пауза. - Все, договорились, пока.

   Человек-проблема громко высморкался в большой клетчатый платок и уселся на плечо хозяйке.

   Девушкам же показалось, что они ослышались. Некоторое время обе тупо смотрели в одну сторону и пытались осознать весь масштаб катастрофы. Слава. Их любимый Слава собирался на свидание!

   - Молодежка, - Дашка пришла в себя первой. - Свидание на Молодежке с какой-то мымрой. И что это за тварь, интересно?!

   - Ну, просто отменно! - схватилась Кристина за голову, не зная, что хуже: маньяк Видарт или то, что у ее любимого парня появилась какая-то там девушка. - Вот же уродство! Ведь у Славы никого не было! Эй, сколько времени?

   - Пятый час. Ээээ, ты что задумала?

   Девушки посмотрели друг на друга. В голове у каждой возникла одна и та же мысль. В конце концов, надо знать, какая ведьма приворожила парня. Их парня. Можно даже сказать, общего парня. Хотя тут же случайно Дашка опять вспомнила Артема. Вспомнила и расстроилась непонятно из-за чего.

   - Не знаю, что задумала ты, а я хочу проследить.

   - А как же маньяк?

   Кристина посмотрела на Дашку голубыми, сильно подведенными глазами. Она уже сумела взять себя в руки.

   - Ты ведь тоже хочешь проследить за Славой? Предлагаю объединиться.

   - Кхм, что-то вроде: общий враг сближает? - Дашка ухмыльнулась. - Идея нравится, тогда пошли.

   "К тому же, рядом с тобой он на меня не нападет", - подумала Кристина, и кивнула временной союзнице:

   - Сближает. Пошли и разберемся с его девицей. Кого он там себе успел найти? Только, боюсь, Видарт может меня на остановке засечь.

   - Такси вызовем на ближайший адрес. В чем проблема-то? Все, хватит болтать, нам еще надо добраться до места и спрятаться.

   Вызывая такси, Дарья подумала, что сама не знает: рада она тому, что Артем ее не нашел или все же немного расстроена.

   А Кристина точно была рада, что Видарт не отыскал ее. Жаль, что такие руки принадлежат такому кретину.

   "Убежала, моя девочка?", - почти ласково подумал Видарт.

Он устал ее ждать. Последняя пара Кристины давно закончилась, но она все не появлялась во дворе. Не сбегала по ступенькам, как всегда не глядя по сторонам, не поправляла знакомым жестом густые, рассыпанные по плечам, волосы.

Молодой человек часто наблюдал за ней издали, только она этого не замечала. А когда он касался ее или начинал насмешливо с ней разговаривать, то злилась или пугалась. А страх Видарт всегда ценил. У страха девушек возбуждающий запах и сладкий вкус с нотками обжигающей горечи, миндаля и клубничного пудинга.

   Кристина не шла, а он все стоял на ступенях крыльца, наслаждаясь теплыми порывами ветра, и поджидал ее. Как оказалось, бесполезно. Она, по словам его друга, находившегося в вестибюле, сидела на подоконнике за колонной. В компании какой-то девчонки.

   После того, как Видарт не нашел Крис и около окна, он все же позвонил ей. Правда, конструктивного диалога у них не вышло.

   "Положила трубку? Отлично. Ведешь себя, как настоящая женщина", - подумал он, уже четвертый раз набирая номер Кристины. Сейчас парень находился около той самой колоны, где совсем недавно сидели две девушки. Ему казалось, что он даже чувствует аромат духов Крис.

   "И куда ты сейчас пошла? Решила еще побегать от меня? Ну что же, давай, крошка. Я люблю такие игры". - Он соединил ладони вместе и слегка потер их друг о друга, глядя на серебряные с черными и темно-бордовыми камнями перстни. В Видарте просыпался охотничий азарт. А, может быть, взыграл гормон "моя собственность". Малышка все же умудрялась волновать его. Даже в присутствии других леди, готовых для него на все. Вчерашняя была готова на все...Глупая. А он ведь не хотел этого делать. Ни с кем. Хотя, чужие сердца - это так здорово, но иногда крайне бесполезно.

   - А я тебя все равно найду, - сам себе сказал Видарт, глядя черными глазами вдаль и не замечая взглядов проходящих мимо девушек. Даже в таком обличии он продолжал их волновать.

Глава седьмая

 Молодежка или, по-другому, Молодежный бульвар, уже давно и прочно завоевал репутацию самого оживленного места в городе. Здесь назначали свидания и встречи, сюда приходили погулять, тут же скейтеры и роллеры рассекали по мощеным молочной плиткой дорогам и дорожкам и показывали трюки, велосипедисты скакали по бордюрам и парапетам, а дети тащили родителей покататься на лошадках и попрыгать на батутах. В этом громком месте всегда играла музыка, а атмосфера искрилась весельем и некоторой хаотичностью. На лавочках и на газонах, под деревьями, сидели парочки, пока еще влюбленные и счастливые. И за одной из них временные союзницы собирались устроить слежку.

   Девчонки приехали за час до свидания и, сев на скамейку между пушистыми елками, принялись оглядывать территорию. Было интересно - как выглядит пассия Славы? Этот вопрос не давал покоя ни Дашке, ни Кристине. Хотя последняя озадачивалась им гораздо сильнее, мучимая ревностью и печалью. А тогда как Дашка размышляла на тему свидания с некоторой толикой равнодушия, просто желая посмотреть, какие девушки нравятся Славе и чем она ему не угодила?

   Так девушки и сидели, отодвинувшись друг от друга и погрузившись в свои раздумья. Первой из ступора вышла Дашка - она внезапно тихо рассмеялась.

   - Обалдеть можно, - пояснила она, когда Крис посмотрела на нее с подозрением. - Несколько дней назад мы были готовы порвать друг друга, а теперь вместе следим за Славой. Весьма забавно, верно?

   - Даже враги могут объединяться перед общей угрозой. Но не думай, я тебе Славу не отдам.

   - Я и не буду тебя спрашивать. - Пожала плечами Дашка. - Вопрос в другом: а нужен ли мне наш мистер Идеал?

   Судя по Кристининому взгляду и сведенным к переносице бровям, девушка пребывала в недоумении. Как Слава может быть не нужен? А зачем тогда Мисс Кусты следила за ним? Зачем предъявляла на него свои права? Зачем портила, в конце концов, ей нервы?

   - Ты что, отказываешься от него? - спросила она медленно.

   Дарья зачем-то посмотрела на мобильник, который она не выпускала из рук с тех пор, как девушки сели в такси, и ответила:

   - Я еще не решила, но поняла, что кроме Славы есть еще парни. Вот что тебя в нем привлекает? Почему ты выбрала именно его?

   - Почему выбрала? - длинноволосая девушка задумалась, прочертила пальцем на скамье замысловатые невидимые узоры и ответила. - Потому что он надежный. Потому что смелый и заботливый. Потому что, - ей тут же вспомнилась их первая встреча на кухне и его искренний тревожный взгляд, - потому что может защитить.

   Кристина вдруг улыбнулась.

   - Я раньше и не думала, что такие, как он, есть в этом городе. Да и вообще в этом мире. Поэтому он мне и дорог.

   - Эк тебя приплющило, - пробормотала Дашка. - Да, он красивый и умный. И - согласна - смелый, и его типаж - это типаж надежного парня. А ты согласилась бы с ним на серьезные отношения? На совсем серьезные.

   - Это тебя прищемило. Тебе-то он чего понравился?  И да, я бы согласилась - Серьезно сказала Кристина. - Я бы хотела жить вместе с ним где-нибудь вдалеке ото всех. Просто с ним вдвоем. Тупо, да? Но он, правда, необычный.

   - Да? - Дашка внимательно оглядела собеседницу. - Без обид, но тебе больше подходит твой гот-маньяк. Вы же из одной стаи?

   - Спасибо тебе, я всегда хотела влюбиться в психопата, - нараспев произнесла Кристина. Странно, но рядом с соперницей она боялась меньше. - Да не из одной мы стаи. С чего ты взяла? Я, знаешь ли, не гот, и психика у меня нормальная. Я сама по себе.

   - Нууу, кто вас, неформалов разберет. - Дашка посмотрела на часы. - Интересно, Слава придет заранее? Кстати, интересно, он сексуальный маньяк или просто?

   Она имела в виду Видарта.

   - Он просто сексуальный, - улыбнувшись и вытянув ноги вперед, перпендикулярно земле, сказала Кристина, подумав, что речь идет о Славе. - Видала, у него фигура - просто блеск и шик.

   - Опа! - удивилась Дарья. - А кто час назад стонал и плакал от страха, что столкнется с ним?

   - Я не стенала! Не выдумывай. Ммм, зачем ты о нем напомнила, - вновь вспомнила Святослава Кристина, и ей захотелось обнять его. - Я к нему хочу. А ты когда-нибудь хотела его поцеловать?

   - Упаси меня! - испугалась девушка. - Да у него на морде написано, что он псих! Нормальные люди так не одеваются. Ты определись: боишься или хочешь. А то я тебя что-то не понимаю.

   - А чего мне его бояться-то, если я его люблю? - не поняла Кристина, что они говорят о разных парнях. - Я же сказала, что этот человек мне невероятно дорог. И что за наезды по поводу одежды? Хорошо он одевается! Со вкусом. И вообще я хочу к нему на коленки. - Вдруг размечталась она.

   - Ну так иди и сядь. Он против не будет, судя по всему, - Дашка вдруг ойкнула. - Смотри! Слава пришел!

   Действительно, среди людей мелькнула знакомая фигура. Слава, одетый стильно и выглядевший невероятно привлекательно, не спеша прогуливался и смотрел по сторонам. Девушки с ревнивым огоньком в глазах увидели, как он сжимает в руке белую розу на длинном стебле. Да, похоже планировалось свидание по полной программе. Дашка услышала, как Крис прошептала себе под нос проклятия. Кажется, ее соперница совсем сошла с ума на почве любви.

   Слава пришел раньше минут на сорок и явно нервничал. То и дело оглядываясь, он писал кому-то сообщения. Дашке показалось на миг, что он их увидел, но потом она отругала себя за мнительность. Вокруг гуляло столько народа, что заметить кого-то было довольно сложно. К тому же девчонки в целях конспирации натянули на головы кепки с длинными козырьками, купленные в ближайшем киоске.

   Однако слежка девушек за своим парнем-мечтой была неожиданно прервана. Когда они, опасливо следуя за Славой, зашагали по мощеной дорожке, на одном из ее поворотов они внезапно наткнулись на высокого темноволосого парня, сложившего руки на груди. Он, молча, слегка прищурившись, разглядывал оторопевшую Дашку и нервную Кристину. Последней молодой человек показался слегка знакомым, но ее больше волновал уходящий вперед Слава, а не этот тип. Девчонки шагнули вправо, парень тоже сделал шаг в эту сторону, загораживая им путь. Они сделали шаг влево, и он вновь оказался перед ними.

   - Можно, мы пройдем? - недовольно сказала Крис.

   - Нет, - широко улыбнулся парень. - Нельзя.

   - В смысле нельзя? Молодой человек, мы спешим как бы. - Нахмурилась она и обратилась к Дашке. - Эй, скажи ему что-нибудь! Что с тобой?

   - Моя Барби, наверное, в легком недоумении, - изрек Артем - а это был именно он. - Думает: "Как же этот классный парень меня нашел?". Да?

   - Балда!

   Кристина недоуменно уставилась на Дарью. А та, наконец, дала волю своим эмоциями, и без того рвущимся наружу с утроенной скоростью:

- Ты зачем меня преследуешь? Что тебе надо? Я же с тобой уже встретилась, все, мы в расчете! Блин! Меня мать замучала расспросами, ты зачем Оскара побил? А, и хватит называть меня Барби!

   - Не бил я его, что за наглая ложь? - деланно возмутился Артем. - Иди лучше ко мне, барышня-крестьянка, обними меня. Я тут скучал, между прочим, а ты все от меня бегаешь.

   И он шагнул к разозленной сверх меры Дарье. Та сначала едва не позеленела от возмущения, но чудом совладала с собой. Кое-как улыбнувшись, сделала шаг, словно собираясь послушаться. Но тут же нахмурилась и ткнула пальцем куда-то за спину Артема.

   - А что ты за девку с собой притащил, Казанова?

   Парень инстинктивно обернулся, чего и добивалась Дашка. Дернув Крис за рукав, девушка стартанула с места так, словно от этого зависела ее жизнь. Топча газоны, виляя между деревьев, девчонки побежали прочь от Артема. Прямо в ту сторону, куда ушел Слава.

   - Куда мы несемся? - спрашивала на ходу Кристина.

   - Вперед! Давай быстрее! Иначе со Славой облом будет!

   - А ну стойте! - кричал обозленный Артем, мчась следом. - Стоять!

   - Да пошел ты! - пропыхтела девушка, прибавляя скорости. Руку Кристины не отпускала, и той волей-неволей приходилось мчаться так же быстро. Девчонки пересекли газон, повернули, добежали до перекрестка, чуть не снеся пожилую почтенную пару, и спрятались за лотком с напитками и мороженным, присев на корточки.

   - Это кто еще? - прошипела Крис.

   - Дурак один навязчивый Тихо, - Дашку вдруг обуял азарт, от которого бешено заколотилось сердце, и в голове стало легко и звонко.

   К счастью, Артем их не нашел. Он добежал до перекрестка, покрутил головой, чертыхнулся и понесся направо. Ему показалось, что девчонки двинули туда. А они просидели за лотком минуты три и только потом вылезли из-за своего временного укрытия. Убедившись, что опасность миновала, Кристина и Дашка поспешили влево - в ту же сторону, куда вроде бы направлялся Слава.

   Их мечта, правда, пока что оставалась вне зоны видимости, и они вертели головами, пытаясь в толпе отыскать Славу. Но так и не нашли. Зато умудрились натолкнуться на другого человека.

   Переговариваясь и обсуждая дальнейший план действий, девушки, уселись на пустую лавку в отдаленном уголке Молодежки. И пока они спорили насчет того, где искать сейчас Славу и как не попасться на глаза Артему, кое-кто весьма загадочный, засунув руки в карманы черных джинс с металлическими цепями, подошел к лавке. Крис и Даша в пылу полемики молодого человека не замечали. И тогда он просто-напросто опустился на одно колено перед Кристиной. Вот тогда его и заметили.

   - Здравствуй, - сказал Видарт лишь одно слово, но его хватило, чтобы Кристина моментально побледнела и вздрогнула, как от удара током. А когда парень положил свою ладонь рядом с ее коленом, вообще от ужаса схватила Дашку за запястье. У той второй раз за день глаза полезли на лоб от замешательства. Но, тем не менее, Дарья кое-что вспомнила и брякнула:

   - Смотри, а вот и он! Ты ж к нему на коленки хотела!

   - Ты хотела ко мне на колени? - проговорил с интересом Видарт. - Сядешь?

   Кристина, вспомнив фото погибшей девушки, только головой помотала, хотя вроде бы никогда не была из робкого десятка.

   - Не хотела я никуда, я к Славе хотела, - зашептала она Дарье.

   - Где больше двух - говорят вслух, - заметил Видарт, все не поднимаясь с колена. Его узкая ладонь с длинными пальцами накрыла ладонь Кристины. Та поспешно вырвала руку и обтерла ее об себя. Его этот жест весьма позабавил.

   - Слушай, - заинтересовалась Даша. - А ты-то здесь откуда? Чего тебе надо?

   - Хочу поговорить. - Негромко ответил парень. Голос у него был вроде бы тихий, но очень отчетливый и заставляющий слушать каждое произнесенное слово. - Я тебя так искал сегодня, Кристин. А ты так невежливо меня игнорировала. В чем причина? Я тебе не нравлюсь?

   Видарт не сводил лукавых глаз с перепуганной и сжавшейся в комок Крис. Она вообще словно окаменела. Да и Дашке стал страшновато. Вдруг этот псих действительно маньяк, а теперь охотиться за Вороной? Еще пришьет ее прямо сейчас. И девушка решила, что пора брать дело в свои руки.

   - Не нравишься ты ей! - громко сказала она, поднявшись. Кристина тут же вскочила следом.

   - Тссс, - приложил указательный палец к бледным губам Видарт, тоже поднявшись на ноги. - Тише, леди, тише. Я просто хочу поговорить. Отдай мне свою подругу на пару минут,

   - Чтобы ты мне ее вернул в покореженном виде? Ага, сейчас!

   - Да, сейчас.

   И он вновь схватил Кристину за локоть, потянул к себе. Та, в ужасе дернувшись в сторону, вырвалась и спряталась за Дашку. Он точно решил с ней что-то сделать!

   - Иди сюда, Кристин, - Видарт смотрел на девушку так, словно пытался загипнотизировать. Так удав смотрит на кролика, прежде чем съесть.

   - Даш...- пискнула девушка, понимая, что сейчас сорвется, закричит и бросится вон со всех ног.

   У Дарьи было много недостатков. Вспыльчивость, например, или чрезмерное упрямство. Но девушка никогда не отказывала в помощи, если понимала, что та действительно нужна. А Кристине, похоже, сейчас она была крайне необходима.

   Дарья решительно загородила Крис, взглядом сообщая готу, что он здесь не пройдет. Парень попытался обогнуть девушку, та нахмурилась, чуть сдвинулась с места и показала ему кулак. Кажется, Видарта происходящее стало забавлять еще больше. Он протянул руку к Дашке, собираясь слегка отодвинуть ее в сторону. И тут же оказался на земле, после удачно проведенной подсечки. А Дашка порадовалась, что приемы каратэ еще не забыла.

   Сидя на земле, Видарт обвел удивленным взглядом двух девушек и вдруг засмеялся: негромко и зловеще, как Дракула в своем Трансильванском замке. Этого они совершенно не ожидали. Теперь даже Дашку проняло.

   - Все, валим отсюда! - прокричала она находящейся в ступоре Кристине. Та пришла в себя, кивнула, и побежала вперед так, словно за ней гнался демонский легион в полном составе. Возглавлял его, естественно, Видарт. Демоны же оставались невидимыми. Человек-проблема, увидев такое полчище нечести, тоже активно заработал пухленькими ручками и ножками. В ад ему не хотелось.

   - Все равно вы никуда не денетесь, леди. - Видарт легко вскочил на ноги. Уж неизвестно, собирался ли он погнаться за ними или сделать что-то еще. Его планов девчонки уже так и не узнали, поскольку встретились еще с одним человеком.

   Они не успели далеко отбежать, и на всей скорости они едва не врезались в Артема, который выскочил откуда-то из-за кустов. Вид у парня был очень недовольный.

   - Ага! Вот и вы! - заорал он, увидев беглянок. И очень удивился, когда девушки практически повисли у него на шее. А Дашка еще и громко завопила:

   - Спаси нас!

   - От кого? - не понял Артем.

   - От него! - ткнула она пальцем в приближавшегося Видарта.

   - Он сумасшедший! - вторила Даше Кристина.

   - Он за нами гонится!

   - Эээ, он?- удивился Артем. - Эй ты, сэр гот! Ты что, гоняешься за этими девушками?

   У сэра гота только правая бровь приподнялась от изумления.

   - Поверьте, господин, это вынужденная мера. - Сказав это крайне ехидным тоном, выдаваемым за вежливый, Видарт остановился. - Кристин, иди ко мне. Я, правда, хочу только поговорить.

   - Не пойду я к тебе.

   - Артем, ты же мужик, врежь ему!

   - Кристин, ты боишься меня? - ласково спросил Видарт у девушки, прячущейся за спиной озадаченного Артема. - Я ценю твой страх. Но для тебя я не опасен, знаешь ли.

   - Пожалуйста, помогите, - взмолилась Кристина. Глядя на нее, парень-гот свел к тонкой переносице брови - реакция девушки ему явно не нравилась.

   - Скажи, чтобы он отвял от нас, и я с тобой на свидание пойду, - спешно пообещала Дашка Артему.

   - Парень, иди лесом. Эти девочки - под моей защитой.

   - И под моей опекой. Отдай мне одну из них, и можешь улетать. - Спокойно отозвался Видарт.

   - Это ты сейчас улетишь, - Артему явно не нравился откровенный страх в глазах девчонок. - Это твоя герл? Эй, девочка, ты его?

   Кристина замотала головой. Дашкину руку она все никак не отпускала.

   - Не твоя, - подытожил Артем. - Так что дуй отсюда, ты мою девушку расстраиваешь.

   - А если не уйду? - заинтересовался Видарт, нисколько не испугавшись. - Что тогда будет?

   - Да врежь ты ему уже! - не выдержала Дашка, чем обратила внимание на себя.

   - Нехорошо быть такой кровожадной, леди, - покачал гот головой. - Иногда можно столкнуться с еще более... страшными существами.

   "Мамочки, на что это он намекает?" - Дарья в свою очередь ухватилась за Крис. Вдвоем они попятились от парней, которые внимательно смотрели друг на друга.

   - Правильно, - одобрил Артем. - Дашенька, подождите меня подальше. И только попробуй удрать.

   Какое там! Сейчас Дашка и не собиралась убегать. Все же рядом с Артемом было спокойнее. Цепляясь друг за друга, девчонки быстро исчезли из вида за кустами. Прошуршали по траве шаги и все стихло.

   Ушли они недалеко. Выскочив на асфальтированную дорожку, к многочисленным людям, остановились и стали напряженно слушать.

   - Он ему морду бьет? - как-то кровожадно спросила Кристина.

   - Наверное. Он, кажется, любит драться, моего поклонника отдубасить успел. Но зато с ним безопасней, да? Подождем?

   Крис кивнула. Она только сейчас заметила, что продолжает держать Дашку за руку. Смутилась и выпустила, но не отошла.

   - Он что, следил за нами? - спросила она, делая вид, что любуется небом и высокими деревьями.

   - Не знаю. В принципе это место популярное, мог и просто гулять.

   - Один? Я чего-то его дружков не вижу.

   - Да готы часто одни шарятся, - сообщила Дашка, но как-то неуверенно.

   - Но это же не мрачное ночное кладбище, а солнечное и людное место.

   Вторая девушка только плечами пожала, продолжая прислушиваться.

   - Слушай, пойдем, посмотрим, что он с маньяком делает?

   - Нет уж, тут подождем. - Дарье не хотелось смотреть, что там Артем делает с готом.

   Парень появился минут через десять, когда девушки уже хотели звать на помощь. Мало ли какие мерзкие сюрпризы в запасе у длинноволосого психопата?

   Артем весьма удивился, когда девушки кинулись к нему, но не забыл обхватить Дашку за талию и с улыбочкой потрепать Кристину за челку. Вторая хмуро покосилась на парня, поскольку ненавидела прикосновения. А вот Дарья кстати, даже и не возражала против объятий. Только спросила:

   - Ты ему врезал?

   - Какая у меня злая девушка, - пожаловался Артем Кристине. - Да, я его избил и оставил валяться на травке, размышлять о смысле жизни. Таким, как он, это полезно. Вы чего, дамы, такие кровожадные? Парень подошел поговорить, а вы устроили концерт.

   - Поговорить?! - Крис осеклась, перешла на шепот, чтобы не привлекать внимание прохожих. - Он убить меня хотел!

   К сожалению, Артем не стал ей сочувствовать, а лишь захохотал.

   - Это теперь так называется?

   - Дурак, - зашипела Дарья. - Между прочим, у нас подозрения, что он следил за нами. То есть, за ней вот.

   - Доказательства? - тут же спросил он.

   - Он нас тут нашел!

   - И что? На фига ему вообще следить за кем-то?

   - Надо и все, - Дарья не собиралась посвящать Артема в подробности. Кристина тоже молчала и только мрачно смотрела на мир вокруг.

   - Ты у меня такая наивная, Бар... - Артем увидел, как сузились у девушки глаза. - Дашенька, просто прелесть. Тут масса отдыхающих.

   - Кстати, а ты как нас нашел?

   - А я и не искал, я тут был с приятелями, когда вдруг увидел одну девушку, которая весь день меня динамит, - Артем наклонился к Дарье и шепнул ей на ухо. - С тебя свидание.

   - Да помню я. Все, пусти, нам по домам пора.

   - Я не хочу домой.

   - Почему же?

   - Он найдет меня опять, я чувствую, - негромко отозвалась Кристина, глядя в землю. Во взгляде Артема заплясало недоверие и смешинки. Его явно развлекал тот факт, что темненькая высокая неформалочка вбила себе в голову, будто ее ищет красавчик-гот.

   А нервы Кристины уже не выдерживали. Она и так весь день размышляла о том, что теперь с ней будет, с содроганием вспоминала убитую брюнетку и все больше погружалась в отчаяние и страх. Крис не верила, что Видарт оказался на Молодежке случайно, слишком странное совпадение. Он ее преследует. Преследует!

   Интересно, а когда ее убьют и, скорее всего, так же вырежут на теле, хоть кто-то будет тосковать по ней? А Слава о ней вспомнит? А отец?

   "Дура, о чем ты думаешь, ты ведь знаешь вопросы на все эти ответы", - отругала она сама себя и тут же поняла, что глаза у нее просто на мокром месте. А раньше такого с ней не случалось.

   Состояние девушки заметила и Дашка. И в ней проснулось простое человеческое сочувствие.

   - Все, - она вывернулась из объятий Артема. - Поедем ко мне.

   - Я не поеду, - тут же отказалась Крис. И дала согласие поехать в гости только с третьего раза, когда Даша не выдержала и заявила девушке, что ей лучше сейчас не капризничать, а хорошенько подумать над ее положением.

   - Ты нас проводишь? - обратилась Дарья к парню, почувствовав вдруг усталость. Денек выдался бурным.

   Артем не только проводил, он еще нагло напросился в гости, заявив, что будет охранять девушек и дома. Дескать, вдруг мерзкий гот превратится в летучего мыша и спрячется до поры до времени под кроватью? Кристину, уже немного успокоившуюся, аж передернуло от такой бурной фантазии. Видарт ее еще сегодня и за руку почти что взял! Рукой, которая, возможно убивает невинных людей.

   - Что ему под кроватью-то делать? - равнодушным голосом спросила Кристина. - Летучие мыши под потолком висят.

   - Он так маскируется, - с самым серьезным видом отозвался Артем. Они втроем ехали в автобусе и разговаривали приглушенными голосами. - Потом ночью вылезет и начнет тебя убивать. Долго и мучительно, напевая жуткую песенку.

   - Ты - дурак, - пихнула его в плечо Дарья. - Она и так напугана, а ты свои дебильные шуточки тут выдаешь.

   - Я не банкомат веселья, чтоб выдавать шуточки. - Отозвался Артем и обратился к Кристине. - Слушай, так зачем готу-то за тобой следить? Ты ему что-то сделала?

   - Нет. - Не собиралась признаваться та. - Он просто дурак с маниакальными наклонностями.

   Темные глаза молодого человека блеснули.

   - Ух ты, какой опасный мальчик, - с улыбкой проговорил Артем. - Ну, долго еще до тебя, Барби?

   Обиженная таким прозвищем Даша не выдержала и шепотом пообещала надрать Артему уши. Тот сказал, чтобы она может надрать не только уши, и ржал до конца поездки.

   Виктория Константиновна с интересом наблюдала, как в квартиру входит дочь с двумя гостями. Раньше Дарья не часто кого-то приводила в дом.

   - Мама, это Кристина, - поспешно сказала девушка, разуваясь, - она у нас переночует. А это...

   - Артем, - кивнула мама. - Твой мальчик, я в курсе. Мы сегодня уже встречались. На лестничной площадке.

   Девушка послала парню взгляд, далекий от дружелюбного. Но Артем сделал вид, что ничего не заметил. Зато мило улыбнулся Виктории Константиновне и сообщил, что у нее очень красивая и обаятельная дочь: вся в мать. Понятное дело, что старшее поколение моментально растаяло и потащило всех на кухню, пить чай. Дарья только вздохнула, когда Артем нагло уселся рядом с ней и тут же схватил за руку. Попытка высвободить пальцы ни к чему не привела. Зато вот Крис покосилась на парочку очень задумчиво. Конечно, рядом с Дашкой сидел не Слава - далеко не Слава, но все же это был парень, и он проявлял явную симпатию. И вообще, не смотря на активность и громкий голос, Артем оказался достаточно прикольным. Только что поведал Виктории Константиновне какую-то японскую притчу, повествующую об уважении к старшим, и теперь Дашкина мама говорила ему что-то в ответ. А Артем так и не выпускал пальцев Дарьи из своей загорелой ладони.

   "А они забавно смотрятся вместе, - подумала Кристина внезапно. Сама она почти не разговаривала. Окидывала внимательным взглядом уютное вместительное помещение с большими окнами и думала, что кухня у нее в доме тоже большая, тоже с большим количеством техники - кстати, холодильники у них почти одинаковые, только вот есть дома ей совершенно не хочется, а здесь посыпается аппетит. Или он просыпается из-за волнений?

   Дашка под столом шлепнула Артема по колену. Виктория Константиновна не видела этого, а Кристина заметила. Она вдруг даже позавидовала Амфибии. Потому что начала подозревать, что у нее лично, скорее всего, никаких романтических отношений ни с кем не будет. Вокруг нее либо психи, либо просто кретины, либо маньяки. Вернее, маньяк. Даже ее Слава, милый и внимательный, сейчас на свидании. А они даже не смогли увидеть соперницу.

   Крис едва слышно вдохнула воздух - так, что не осталась места в легких и аккуратно подула на горячий чай с бергамотом.

   Ее даже ночевать отпустили без проблем. И это к незнакомой девчонке! Отец спросил только, у кого она останется, а после согласился и тут же сбросил вызов. Кристина, если честно, сначала и не хотела ему звонить - ее заставила Дашка, заявив, что не хочет становиться виноватой, если папа Вороны объявит розыск дочери.

   Крис сделала большой глоток вкусного чая. Так забавно выходит - она вроде бы и есть, а вроде бы ее и нет - потому что она не особо кому-то нужна.

   Только маньяку с черными глазами. Вот уж счастья привалило!

   - Мама, - Дашка пихнула Кристину локтем, выводя из печальных мыслей. Та в ответ пихнула ее ногой, словно говоря, что с ней все в порядке - Мам, а что там по поводу маньяка?

   Артем с интересом уставился на девушку, впрочем, как и Виктория Константиновна.

   - Дарья, с чего вдруг такой интерес?

   - Он интересуется, - указала пальцем на гостя непосредственная девушка. Кристина тихо хихикнула.

   - Я?!

   - Он?!

   - Да я шучу. Я просто так интересуюсь. Чтобы знать, в безопасности мы или нет. - Пояснила Дарья.

   - Пока нет, - мама вернулась к мытью посуды. Выглядела женщина не слишком довольной. - Так, домой возвращаешься до темноты, одна никуда не ходишь и каждый час звонишь мне или бабушке. Его не поймали, а зацепок практически нет.

   - А есть предположения, кто убийца? - как бы невзначай спросила ее дочка.

   - Да даже психологический портрет вроде бы еще не смогли точный составить. Хотя, судя предположениям следователей, маньяк - молодой мужчина до тридцати пяти лет, который носит маску нормальности. Ведь жертвы сами соглашались идти с ним. И вообще, я адвокат, а не следователь. Не занимаюсь такими вопросами. Дочь, что за вопросы?

   - Мам, а если кто-нибудь видел будущую жертву рядом с одним парнем, а потом ее нашли убитой, то этот парень теоретически может быть маньяком?

   - Теоретически - может, а вот практически - нужны доказательства. Это ведь очень серьезное обвинение. В чем дело вообще?

   - Да ни в чем! - Дашка выглядела крайне убедительной. - Просто нам ужасно любопытно. Слушай, а есть какие-то общие черты у всех жертв? Ну, может, он только брюнеток мочит или только блондинок.

   При упоминании о брюнетках Кристина побледнела и снова вспомнила утренние новости. А затем почти умоляюще посмотрела на мать Дашки. И та словно услышала ее.

   - Нет, никаких особых предпочтений в плане цвета волос или телосложения. Возраст жертв - от шестнадцати до двадцати лет, по-моему. Девушки никак не были связаны между собой, вели нормальный образ жизни, - Виктория Константиновна замерла с тряпкой в руках. - Хотя да, есть еще одна вещь! Никто из них не жил половой жизнью.

   - В смысле? - переспросила негромко Кристина.

   Артем хмыкнул и тихо, чтобы Виктория Константиновна не услышала, сказал девушкам, чем не занимались несчастные жертвы, выразив это неприличным глаголом с частицой "не". Услышав это, Дашка опять долбанула парня по колену, а Кристина поморщилась. И почти тут же до нее дошел смысл сказанного Дашиной мамой. Все жертвы были девственницами! На миг ей показалось, что вместо чая она выпила воды из лужи - потому что где-то в районе желудка поселился еще более жуткий страх. Видарт, этот урод, точно ее пришьет. Точно. Потому что он наверняка уже как-то выяснил. Что она еще девушка.

   - А он что, гинеколог что ли? - спросила Дарья у мамы. - Как он узнает о том, девушка перед ним или женщина?

   - Осмотр проводит прямо на месте с надувным креслом, - серьезным шепотом сказал Артем. А Виктория Константиновна, вновь не слыша этого, ответила:

   - А вот этого следствие не знает. "Важняк", которому передали дело, и его группа, да и вся прокуратура на ушах стоят просто. Зацепок, говорят, почти никаких, свидетели отсутствуют, а общественность требует результата, которого нет. А СМИ только раздувают панику. И, надо сказать, не зря.

   Тут женщина осеклась, посмотрела на дочь и несколько ехидным тоном сообщила:

   - Но это не означает, милая моя, что ты можешь ходить по ночам, ясно?

   Дашка покраснела от завуалированного намека. Ее мама была в курсе отношений с Костей, девушка сама призналась. Матери она доверять привыкла. Но теперь Дашка сидела красная и сопела в чашку. Артем, услышав это, пощекотал Дарью по коленке. Девушка в ответ врезала ему по лодыжке и ухмыльнулась, увидев, как парень скривился. Да уж, со стороны они, наверное, выглядят как пара великовозрастных деточек.

   Они еще поговорили, обсудив не только тему о внезапно появившемся серийном убийце, а затем Виктория Константиновна, глянув на часы, сообщила, что пора ложиться спать.

   - Ма-а-ам!

   - Что? У кого-то завтра первая пара. Кристина, идем, я тебе покажу, что и где находиться, а Дарья пока Артема проводит, - женщина улыбнулась парню. - Заходи к нам, я очень рада, что у моей балбески такой хороший друг.

   Дашку слегка перекосило. Но, буркнув: "Пошли", - она утащила Артема в прихожую.

   - Поцелуй меня на прощание, - сказал ей он, обувшись. Дашка на всякий случай отступила и покачала головой:

   - Ни за что, хотя спасибо, что помог нам сегодня.

   Ей вообще-то хотелось снова целоваться - да и какой девчонке не хотелось этого, но она решила сдержаться. Иначе мало ли что подумает этот парень. Вдруг решит, что она доступная?

   - Эх, женщина, не ценишь ты меня, - вздохнул Артем. - А в щечку?

   - Пожалуйста, - пожала плечами Дашка и быстро поцеловала парня. - Все, доволен?

   - Да, женщина, хоть что-то от тебя получил. А ты чего от меня бегала сегодня? Я что, на заводного зайца из рекламы похож? Поверь, мне батарейки вставлять некуда. Я не такой энергичный, как этот ушастик. Запомнила? Так, сейчас назначим время следующего свидания, как ты и обещала, и только попробуй не приди, дорогая женщина.

   - Хватит, а! Ма-а-альчик!

   Артем положил горячую руку на плечо девушки и душевно так проговорил:

   - Я-то не мальчик, Дашенька. Давно и навсегда. Но если хочешь меня ласково называть - мой мальчик или там мой  малыш - я не буду против. Кстати, я за тебя не боюсь больше, женщина. - Он вновь с особым смаком проговорил последнее слово. - Тебя маньяк точно не пришьет. Да?

   - Может, у него поменяется вкус, - буркнула девушка, сбрасывая с плеча наглую руку. Нет, все-таки, что он в ней нашел? - Все, пока, до встречи. Я спать пошла.

   - Ну, иди-иди, приятных тебе снов, нежная моя Барби. Пусть тебе приснюсь я. Ложись вовремя и не шали с подружкой. А, да. Завтра в шесть на Молодежке, у входа. Пойдет?

   С этими словами он сам открыл дверь, словно уже сто раз отпирал замки в этой квартире и, улыбнувшись на прощание, быстро спустился вниз, проигнорировав лифт.

   Артем остановился около подъезда и с удовольствием закурил крепкие сигареты. Курить ему хотелось давно, но дома у девушки он делать этого не мог. Представать плохим мальчиком перед Викторией Константиновной ему было не с руки. Вдруг она решит запретить дочери-плутовке общаться с ним? А Дарья ему очень нужна, и общаться с ней прекращать не следует. К тому же она такая милая, хоть и дерзкая, в общем - в его вкусе.

   Артем докурил сигарету, выбросил бычок и с задумчивой полуулыбкой направился к дороге, проходившей чуть поодаль от Дашиного дома. Там, куда окна ее квартиры не выходили, его уже ждал автомобиль, который в темноте выглядел оскалившимся затаившемся хищником.

   Девчонки неплохо устроились в спальне Дашки. Сама хозяйка утопала спать на кресло-кровать, сообщив, что гостям по закону жанра гостеприимства должно доставаться самое лучшее. Крис устроилась на кровати, с интересом рассматривая обстановку, больше подходящую гламурной девочке, чем ее новой знакомой. Нет, правда, Дарья и бело-розовое безобразие никак не сочетались. Кажется, сама хозяйка спальни тоже это понимала и понемногу пыталась сделать здесь все, как ей хотелось. Во всяком случае, на пушистом белом ковре валялся скейт, а на темно-розовых обоях разноцветными пятнами висели какие-то вырезанные статьи о велоспорте и музыке, и забавные картины. А на плюшевом медведе-красавце в углу красовалась кривая самодельная черная надпись: "Я медведко".

   - Мы с тобой облажались, - Дашка, в шортах и майке, сидела на кресле, скрестив ноги. - Мы с тобой круто облажались, когда сегодня удирали от Видарта. Он мог заподозрить, почему ты его боишься. Что ты просекла, что он - маньяк.

   - Думаешь? - подняла глаза на девушку Крис. Дашка впервые увидела ее без косметики. Обычная девчонка средней бледности и довольно-таки симпатичная. Правда, светлые глаза и светло-коричневые брови с ресницами все же странно смотрелись в сочетании с иссиня-черными волосами и красными прядками.

   - А он разве стразу не понял, что я догадалась? Я ведь видела его с той девчонкой на набережной. А потом видела новости...

   - Не думаю. Откуда он знает, что ты смотрела новости и видела фотку убитой и слышала, что ее тело именно там нашли. Да, не думаю. Иначе ты бы давно уже была тру... не с нами. А так ты для него пока просто жертва. Возможно. А после сегодняшнего, думаю, он может понять это и решит избавиться от нас обеих. Чер-р-р-рт, да, мы изрядно ступили. Крис, тебе придется завтра очень мило с ним побеседовать. Чтобы избавить от подозрений.

   - Чего? Эй, мы так не договаривались! - не прельщала такая перспектива девушку. - О чем мне с ним разговаривать-то? Просить на коленях, чтобы он меня не трогал? И вообще, ты ему так вмазала, а потом с ним еще и Артем твой поговорил, и этот псих нас точно найдет и съест.

   - Найдет и съест, если узнает, почему мы от него шарахаемся. А нам сейчас это не с руки, у нас даже доказательств нет, что он - маньяк. Лично мне трепать о своих подозрениях не в кайф, даже ментам, - Видарт узнает, откуда ветер дует и хана обеим. Так что ты завтра подойдешь и скажешь ему, что просто была не в себе... ну допустим у тебя проблемы личного характера. И ты нервная. Должно проканать. А затем просто уйдешь и постараешься одна никуда не ходить.

   Кристина задумалась.

   - А ты права... Но его поведение все равно подозрительное! Что ему от меня надо? Вот скажи? Черт, он меня точно пришьет.

   Девушка рухнула на кровать - она оказалась мягкой и удобной. Но спать не хотелось, слишком много впечатлений накопилось за день.

   У Дарьи тоже сна не было ни в одном глазу. Она пыталась рассуждать дальше. За Кристину ей действительно было страшно. И за себя.

   - Слушай, а раньше он на тебя внимание обращал? Ну, как-то по особенному?

   Кристина задумалась.

   - Обращал, если это так можно назвать, - призналась она. - Ему в кайф издеваться над людьми. Он часто со мной заговаривал, даже если я делала вид, что мы незнакомы. Нес, конечно, всякую чушь. Подкалывал в своей дурацкой мрачной манере. Как-то раз предложил сходить на готическую тусовку - с явными БДСМ-наклонностями. А познакомились мы вообще оригинально. Он во время одного концерта подошел сзади и укусил за ухо, козел. - Девушка поморщилась, вспомнив тот эпизод. - Напугал до волшебных огурчиков перед глазами.

   Даша хихикнула:

   - Он тебя на вкус попробовал. Определял девочка ты или уже нет, - она захохотала в подушку, довольная собственным остроумием.

   - Ну ты балда. К тебе бы сзади такой размалеванный под Ворона псих подкрался  и укусил, я бы посмотрела, как бы ты орала. Даже если он не знает, что я его подозреваю, то все равно от меня чего-то хочет. Он точно меня в жертву наметил. И следил поэтому, и... - Кристина не договорила. - Но откуда он узнал, что я еще девственница?

   - Общие друзья, слухи, поиск информации. В наше время можно узнать все, - Дашка перекатилась на живот, заболтала в воздухе ногами. - Может вообще выяснится, что он и его подруга оказались на той набережной случайно, а убийство вообще совершил левый чувак. В любом случае, сейчас мы точно ничего не докажем, а только разозлим готика. Так что завтра подходишь к нему и мило улыбаешься. Объясняешься. Ну а на крайний случай можешь того... лишиться девичьей чести и торжественно сообщить об этом Видарту. Я тогда хочу на его морду посмотреть.

   - Спасибо большое за совет, конечно. Но что-то мне не хочется девичьей чести сейчас лишаться. И с кем? С тобой что ли? А потом мы вместе, взявшись за руку, подойдем к нему и скажем: "Уважаемый, маньяк вы или нет, но если что, я уже познала радости плотской любви, так что, пожалуйста, оставьте меня в покое"? -Мрачно пошутила Кристина, хотя подумала, что слова Дашки можно будет принять и за руководство к действию в случае крайней необходимости.

   Дарья еще немного похохотала, но потом успокоилась и заявила, что надо будет вести себя очень осторожно.

   - Никуда с ним не ходить, разговаривать только на публике, и постоянно намекай, что у тебя дома проблемы, поэтому ты такая нервная. Ну а я вообще постараюсь ему на глаза не попадаться, а то мало ли, может, он злопамятный. Ох, еще ведь и за Славой проследить надо. Что-то с твоим появлением у меня много проблем стало. Хотя...зато веселее. Я лично за любой кипиш, кроме голодовки.

   - Ну, я кипиш не люблю, но с тобой действительно весело, - призналась Кристина. - Как будто бы я не с одной тобой общаюсь, а с целым дурдомом на прогулке. И знаешь что?

   - Что?

   - Спасибо, что помогла мне. - Отведя взгляд в сторону, сказала девушка. - Спасибо, что вступилась там, в парке. Я, правда, испугалась его. А когда я боюсь, то становлюсь как игрушка. Меня можно брать за руку и тащить куда угодно. И я не буду сопротивляться. А ты смелая, - и она вдруг добавила, чтобы сгладить свою неловкость, возникшую в порыве откровенности. - Ну прямо вылитый той-терьер. У них и у тебя чувство страха напрочь отсутствует, как и тормоза. Вмазала ты Видарту здраво!

   - Интересное сравнение, - Дашка тоже почувствовала себя неловко. - Да расслабься, я с детства дерусь. Меня все бабушки во дворе терпеть не могли, я вечно их внуков била, когда они лезли в песочницу. И вообще, будем считать, что это просто помощь союзника. А теперь давай спать, потому что прогулять нам завтра точно не позволят.

   - Ну, хорошо. Приятных тебе эротичных кошмаров, - вдруг хихикнула Кристина, натягивая одеяло до подбородка.

   - И тебе, - отозвалась Дашка, устраиваясь в кресле. - Пусть тебе Видарт приснится.

   - Пусть тебе он приснится. Вместе с твоим дружком.

   Дашка показала язык и уже через пять минут сладко спала.

   А вот Кристина на новом месте еще долго не могла уснуть. Ворочалась с боку на бок, вздыхала, пыталась сосредоточиться на музыке. Но iPod сдох, и ей пришлось считать перепрыгивающих через заборчик скалящихся миниатюрных скелетиков, размером не более той-терьера. Она вообще-то хотела считать овечек, но человек-проблема, висевший над ней, с ослиным упорством посылал именно образы скелетов.

   "Что ж я не могу заснуть-то?" - тосковала девушка. Вроде бы и кровать была удобная, и одеяло теплое, и Дашка не храпела, а Морфей все не приходил. Крис умудрилась заснуть только через какое-то время, но вот часа в три ночи ее что-то разбудило. Она и сама не поняла, что. Просто распахнула глаза и все.

   Дарья крепко спала в кресле, обхватив руками и ногами кусок одеяла.

Ее равномерное сопение было едва слышно, но оно успокаивало Кристину, словно напоминая ей о том, что она здесь не одна, а со своей смелой соперницей.

   Темноволосая девушка поднялась на ноги и, стараясь едва слышно ступать, подошла к окну - хотела подышать ночным воздухом. Она тихо отодвинула штору в сторону и потянулась к ручке. Но ее пальцы вдруг замерли. Потому что во дворе Крис увидела нечто интересное и пугающее одновременно. Под темным небом, на детских качелях, сидел сэр Видарт. Легкий ветер трепал его черные прямые волосы. Парню опять удалось выглядеть под светом фонаря зловеще.

"Нашел. Он меня нашел, он точно маньяк", - испуганно пронеслось в мыслях девушки. Она явственно почувствовала, как к ладоням прилипает тонкой не рвущейся паутиной животный страх. Страх смерти.

   С минуту она не могла оторвать взгляд от Видарта. Один его вид, как и всегда, гипнотизировал девушку. И только когда от ближайшего ствола дерева отлепился еще один молодой человек - его Крис не знала, и подошел к готу, девушка отпрыгнула от окна. Прозрачный человек заохал, а испуганная Кристина принялась будить Дашку.

   - Эй, эй, проснись. Проснись!

   Дашка не реагировала - спала она крепко. Тогда Крис, не зная, что делать, стала лихорадочно трясти девушку за плечи.

   - Проснись! Он тут!

   Девушка, которой в это время снилась какая-то дикая смесь Фредди Крюгера и Артема, подскочила как ужаленная, и едва не начала отбиваться. Хорошо еше, вовремя сообразила, что перед ней Кристина, вся бледная и дрожащая.

   - Что? Кто здесь? - Дашка глянула на телефон. - Офигела в три ночи будить?! Тебе кошмары, что ли сняться?

   - Какие кошмары? - Кристина поняла, что почти прокричала эту фразу и сбавила тон до зловещего шепота, - кошмар у нас реальности. Он тут, он пришел за нами! Видарт тут!

   - Что, тут? Прямо в комнате?

   - Очень смешно. Он во дворе! Я видела его в окошко!

   Дарья не поверила, решив, что гостье все приснилось. Но все же решила подойти к окну. И увидела картину, достойную фильма ужаса.

   Из ее окна отлично просматривалась детская площадка, в этот час тихая и несколько зловещая. Хотя, возможно, зловещей она казалась из-за резкого света фонаря и ветра, качающего туда-сюда верхушки деревьев. И на этой площадке, на качелях, вытянув вперед ноги, сидел Видарт собственной персоной. Полы длинного плаща висели как сложенные крылья.

   - Твою м-м-мать. - Дашка увидела, что парень был не один. Рядом с ним сидел Оскар, вообще непонятно, что забывший в их дворе. И, судя по усиленной жестикуляции, он о чем-то говорил Видарту. Тот вроде бы и слушал, но смотрел в другую сторону - в землю.

   - Даже если он не маньяк, то сейчас им станет. Рядом с Оскаром дольше пяти минут продержаться нельзя. Но как он нас вычислил-то?

   - Откуда я знаю? И что еще за Оскар? - нервно сжимая в руках штору, спросила девушка. - Еще один псих? У тебя что, какая-то особо опасная зона  в районе дома расположена, что их сюда притягивает, как магнитом? Или они подельники? Слушай, а серийные убийцы могут вдвоем маньячить?

   - Без понятия!

   - Но как? Как он нас нашел? Он за нами следил что ли?! И что делать? Ментов вызывать?

   - Спокойно! - Дашка не сводила глаз с Видарта и Оскара. - Что мы скажем ментам? Тут во дворе сидит тип, на которого мы думаем, что он маньяк? Они нас за ложный вызов оштрафуют. Так, предлагаю лечь спать, а с утра ты сама подойдешь и спросишь, что он тут делал. В конце концов, нельзя сбрасывать со счетов версию про влюбленного гота. Они странные, думаю, сидеть под окном в три часа ночи для таких нормальное явление.

   - Ну не под твоими же окнами ему сидеть! Он нас, правда, как-то выследил. И это, согласись, пугает.

   - Ага. Лишь бы Оскара не прибил, хотя он меня уже давно выбешивает, поклонник фигов!

   - А что? Попытался бы он твоего Оскара прикончить, мы бы тут же вызвали милицию, и она бы психа повязала. И тебе радость, и мне.

   - Э, погоди! - Дашка увидела, что ситуация во дворе поменялась. Видарт вдруг встал с качелей, еще раз окинул взглядом спящий дом, а затем, не спеша, пошел прочь со двора. Словно Демон Ночи. Только что был здесь, а в следующее мгновение исчез. А фонарь продолжал сонно освещать детскую площадку и печальную фигуру Оскара. Тот, кстати, в одиночестве долго не скучал. Принялся что-то строчить в своем блокнотике.

   - Видишь, ушел псих. Давай спать, завтра все узнаем.

   - Как ушел, так и придет. Ты предлагаешь спать пойти? Но, ты знаешь, - Крис продолжала смотреть вниз, - я теперь не засну. Может, маме твоей сказать? Хотя нет, она нас не поймет, наверное...

   - Это факт!

   - У тебя дверь хорошая? - на всякий случай спросила Крис, залезая в постель вновь.

   - Выдержать нападение озабоченного гота она сможет. Спи, а то завтра Слава будет любоваться нашими сонными мордами с синяками под глазами.

   - Маньяки обычно очень сильные, - пробормотала Кристина, чувствуя, что теперь она жутко хочет спать. - Так что опасайся.

   - Угу.

   Теперь долго заснуть не могла Дашка, а ее гостья заснула достаточно быстро, сжавшись в комочек под одеялом.

   "На новом месте приснись жених невесте", - всплыли в памяти Крис слова старенькой родственницы, у которой она часто ночевала в детстве.

   Жених ей приснился. Но зря Дашка пожелала гостье сновидений с Видартом. Он безмолвно гнался за ней по каким-то пустым коридорам и комнатам, а она улепетывала от парня со всех ног. Только он все равно оказался быстрее и проворнее. В конце концов, Видарт все же схватил ее за руку, а она принялась от него отбиваться.

   - Не бойся меня. - Сказал ей парень из сновидения. И почему-то Крис тут же послушалась его.

   - Тихо, тихо, девочка, - шептал он ей, гладя по волосам, - тихо, принцесса. Все будет хорошо.

   - Правда? - спросила у него девушка.

   - Конечно. Я защищу тебя.

   Он ласково посмотрел на нее, а она вдруг закричала от страха - за его спиной стоял, скалясь, какой-то человек в черном балахоне, в руке которого была длинная и острая коса. Видарт не видел его и продолжал смотреть на Крис, говоря ей что-то - теперь его голос девушка не могла разобрать. Ее вновь обуял противный, липкий страх. Ей надо было, во что бы то ни стало, предупредить парня об опасности.

   - Обернись! - закричала она. - Обернись!

   Видарт не поворачивал головы, а страшный человек, в руках которого теперь появился длинный окровавленный нож, подходил все ближе и ближе. Он понимал, что Кристина смотрит на него, кажется, был необычайно рад. Человек замахнулся своим грозным оружием, и через секунду оно должно было оказаться в спине Видарта, Кристина закричала и зажмурилась, не в силах смотреть, как гот сейчас умрет от удара ножом, но почти тут же распахнула их. Потому что проснулась. Как оказалось чуть позже - с криком.

   - Ты чего? - большими глазами смотрела на Крис сонная Дашка. - Ты чего орешь?

   - Кристина, может быть, тебе нехорошо? - взволнованно спросила застывшая на пороге Дашкина мама в халате.

   - Нет, просто сон плохой. Простите... - Пробормотала Кристина. Ей было жутко неловко. - Я... Я никогда не кричала во сне.

   - Ничего страшного. Все в порядке. Вам через час уже вставать, девочки, - сообщила она и ушла в свою спальню.

   Больше Кристина не ложилась. Сидела на кровати с ногами и смотрела то на вновь заснувшую Дашку, то на обстановку в ее комнате, то на ее скейт. Потом вытащила из рюкзака косметичку и фингер - маленькую доску, предназначенную для катания пальцев. Эту штуку подарил ей полгода назад парень-скейтер, с которым она пару раз сходила на свидание. Он потом как-то резко оборвал с ней отношения - нашел вроде себе кого-то другого. Хотя поначалу был таким милым, что Кристина почти даже влюбилась в него. Нет, все-таки Слава куда лучше. Он порядочный и заботливый.

   Когда Дарья, злая и не выспавшаяся, проснулась в семь утра, ее гостья уже была накрашена и собрана.

   Их было так много вокруг, еще счастливых и не знающих о том, что такое истинные страдания. Мир для них улыбался, заманивая в свои черные сети. И они верили ему. Несчастные создания. Пока еще чистые и невинные. Нельзя, чтобы черная дрянная рука разврата коснулась их. Ангелы должны уходить на небеса непорочными.

   Пронзительный немигающий взгляд остановился на худенькой блондинке, перебегавшей дорогу. Интересно, а она тоже станет ангелом или уже поздно? Может, ее можно спасти от земной грязи? Надо проверить.

Какую легенду придумать на этот раз? Как приблизиться настолько, чтобы узнать тайну и решить, пора ли сделать ее счастливой?

   Время совершать священный Ритуал.

Глава восьмая

  Дарья уговорила Викторию Константиновну добросить их с Кристиной до университета. Выходить одним, если честно, было немного страшновато. Хотя утром, при свете солнца, ночные страхи побледнели и трусливо затаились где-то в глубинах сознания.

   К университету подъехали совсем рано, до начала первой пары оставалось около получаса. Судя по лицу Крис, она желала бы сейчас оказаться совсем в другом месте. В своей кровати, например, под матрацем. Однако Дарья придерживалась другого плана. Ее обуяла жажда деятельности.

   - Идем, - она потащила притихшую Кристину к третьему корпусу. - Пошли, посмотрим расписание группы твоего гота.

   - Давай его в конце учебного дня поймаем, - пыталась отбиться Крис. Но Дашка вцепилась как весенний голодный клещ.

   - Нет, в конце ты опять что-нибудь придумаешь. Лучше сейчас, тогда у нас останется время выяснить, кто встречается со Славой. А так мы будет бояться и оглядываться. Все скажешь, улыбнешься и потопаешь к себе на пару.

   - Тебе легко говорить! А я рядом с ним, как каменная становлюсь! - всеми силами упиралась Кристина, пока Дашка опять за руку тащила ее к расписанию.

   Она причитала и упрямилась до тех самых пор, пока девушки не оказались на лестнице. Там Крис вспомнила, что все-таки виновата перед своей соперницей - из-за вчерашнего поступка Видарт может навредить и ей, если, конечно, он маньяк. Она глубоко вздохнула, явно собираясь с мыслями, задрала подбородок кверху и не без усилий сделала вид независимой и свободной девушки-неформала. Крис первой пошла к дверям, ведущим на третий этаж, где должны были состояться лекции у группы гота-идиота. Дашка только головой покачала - Ворона начинала ей нравиться, хотя они по идее должны ненавидеть друг друга. И поспешила следом.

   Интересно, но, кажется, Слава Дашкины мысли уже не занимал столь обширно как раньше. Его сильно потеснил психованный мотоциклист с повышенной тягой к поцелуям.

   В такой ранний час возле аудитории еще никого не наблюдалось. Лишь где-то в конце длинного коридора бродил одинокий первокурсник.

   Дашка с Кристиной заняли позицию за углом, выглядывая по очереди. Но время шло, подходили студенты, пробегали преподаватели, а Видарта все не было. Дарья уже с опаской косилась на часы: пара начиналась через пять минут, а еще следовало добежать до пятого корпуса. Крис тоже немного нервничала, но вовсе не из-за возможности опоздать на учебу. Она надеялась, что опасный тип по прозвищу Видарт не придет. Может, он заболел, сидя ночью на холодных качелях? Да, да, пожалуйста, пусть он лежит дома с температурой и с черным градусником под мышкой!

   До звонка оставалось две минуты, когда Дарья не выдержала:

   - Ладно, пошли, а то мне по голове настучат за опоздание. Потом поймаем, я запомнила, где у них вторая пара.

   Кристина с радостью ринулась к лестнице, спеша как можно дальше уйти из опасного корпуса. Она обогнала Дашку и даже успела спуститься на первый пролет, когда прямо перед носом обнаружила подозрительно знакомую фигуру. И затормозила буквально в нескольких сантиметрах от Видарта, едва не врезавшись в него. Даша, увидев это и ойкнув, поспешно отскочила к подоконнику и попыталась стать невидимкой. Могла и не стараться, потому что внимание Видарта полностью поглотила Крис. А Дашка поняла, что, кажется, первую половину пары придется прогулять.

   Видарт был не один. Позади него стояли сногсшибательные, почти в буквальном смысле слова, личности. Мрачный, как переспелый гранат, худой и чуть женственный парень-гот во всем черном, но с темно-фиолетовыми под стать линзам, волосами, и два каких-то самого разгильдяйского вида неформала-близнеца, с которыми Крис раньше почти не сталкивалась. Знала только, что их зовут все Черный и Белый - по цвету волос

   - Здравствуй, - посмотрел прямо в глаза Кристине Видарт.

   - Привет, - выдавила из себя девушка и спешно поднялась задним ходом на три ступеньки выше. А его друзья тут же уставились на нее.

   - Не меня ищешь? - спросил он. - Чего хочешь, Кристин?

   "Чтобы ты оказался где-нибудь в другой точке земного шара", - зло подумала Кристина, которую бесило то, как этот дурак произносит ее имя - с ударением первый слог, но вслух все же произнесла:

   - Да я тут кое-что сказать хотела.

   - Вот как? Пошли. Поговорим наедине.

   - Нет! - тут же испугалась девушка, и вся ее бравада куда-то улетела вместе с перепуганным прозрачным человеком. - Нет! Я тут все скажу.

   Видарт повернулся к своим друзьям и попросил уйти, дабы между ним и леди состоялась приватная беседа. Белый и Черный заржали, гот, похожий на унылый пельмень, сказал что-то по-немецки, и молодые люди удалились.

   - Что ты хотела? - склонил голову на бок Видарт.

   - Да я тут подумала...

   - О чем? Обо мне?

   - Ну да. И поняла, что была не права. Прости меня за мое вчерашнее поведение. - Покорно сказала Кристина, вспоминая наставления Дашки и некоторые познания в фармакологии. - У меня проблемы в семье. Поэтому я нервная и злая и все такое. Я пила антидепрессанты, но резко прервала курс, и это отразилось на моем настроении.

   Видарт задумчиво потер указательным пальцем тонкие губы.

   - Что же тебя так беспокоит, Кристин, что ты пьешь антидепрессанты?

   - Да так. То одно случиться, то другое, - нервничая, отозвалась девушка, больше всего желая оказаться в другом месте. Рядом с ним становилось тяжело дышать. - Ты примешь мои извинения?

   - Помнишь, я говорил тебе фразу о прощении? На латыни. - Невпопад сказал парень. Поднявшись на три ступеньки, он подался к девушке, накручивая на палец прядь ее волос.

   - Какую? - чуть не поседела Кристина, но с месте сдвинуться не смогла.

   - На латинском. Повтори ее и между нами будет прежний мир,

   - Но я не помню ее. - Растерялась она совсем. Он точно психопат!

   Видарт только плечами пожал. Крис моментально вспомнила, как во сне прижималась к нему. Там он был не холодным - каким выглядел сейчас в очередной темной, слегка эпатажной и одновременно даже элегантной одежде, а теплым, с гулко бьющимся сердцем.

   - Не помнишь - значит, не хочешь мира, крошка.

   "Ненавижу тебя!"

   - А если я ее вспомню?

   - Вспоминай. У тебя есть время до начала пары, - почти равнодушно отозвался гот и, обойдя Кристину, отправился к своим друзьям. А девушка, растерянно посмотрев ему вслед, очень медленно подошла к Дарье.

   - Ну? Что? Что он? Поверил?

   - Он меня вообще не слушал почти. Сказал, что простит, если я вспомню фразу, которую он мне как-то говорил. - Она устало опустилась перед подоконником на корточки, вытянув вперед руки и опустив на них голову.

   - Какую еще фразу? - прошипела тут же вторая девушка, не спеша слезать с подоконника. Отсюда она видела, как Видарт остановился около аудитории и о чем-то разговаривал с друзьями.

   - Я не помню! На латинском что-то. Когда схватил меня в переулке! Ну, когда мы убегали после того, как грохнули твой вел на байк, - Крис резко поднялась на ноги, взлохматила челку и вновь вернулась в прежнее положение. Дашка с интересом следила за ее передвижениями.

   - Ооо, ты и тогда с ним встретилась?

   - Ага. Врезалась в него. И наступила ему на ногу "Мартинсами".

   - Может, поэтому он тебя теперь замочить хочет? Да ладно-ладно, не коси на меня так. Ну хоть примерно вспомни! Иначе не видать тебе его прощения как своих ушей с проколами.

   - Не трогай мои пирсы. Он сказал, что надо до начала пары успеть... Все, это провал. Мы опоздали.

   - Я тебе дам "провал"! После пары подойдешь, не облезет он.

   Дашка вновь посмотрела на длинноволосого шутника. Он продолжал мирно беседовать с друзьями, повернувшись к девушкам вполоборота. Их преподаватель, кажется, задерживался.

   - Давай, вспоминай!

   - Я попробую, конечно, но... - Крис вдруг вытащила из сумки телефон. - Попробую найти через Интернет.

   - Идея! Как искать-то будешь?

   - В "гугле". Это видимо, какое-то извинение по латыни. Я на слух первое слово запомнила, а дальше никак.

   - Может, он тебя тогда изысканно проклял? - вновь пошутила Дарья.

   Кристина только отмахнулась, пытаясь найти в мировой сети хоть что-то через поисковик.

   Дашка продолжала рассуждать, сидя на подоконнике и болтая.

   - Вот найдешь. Подойдешь к психу сзади, нежно обнимешь за талию и прошепчешь на ушко. Как тебе такой расклад?

   - Вот же ты дурочка. Не буду я его обнимать! Давай, помоги мне найти в Интернете со своего мобильника!

   - Бедняга, думаешь, я хорошо знаю латынь? Что он там говорил?

   Крис честно попыталась вспомнить, но увязла на первом же слове, если не слоге. Вдвоем с Дашкой они довольно долго и лихорадочно искали нужную фразу. Латинский вроде бы был похож на английский, но, как выяснилось, девушкам это только казалось. А Крис к тому же еще и надеялась на то, что придет преподаватель группы Видарта, и он просто-напросто уйдет в аудиторию. Но время шло, а студенты по-прежнему шумели на этаже. Гот, казалось, изредка поворачивался в сторону девушек, а, может быть, просто оглядывал внимательным взором этаж. Крис на парня не смотрела, а Дарье казалось, что в глазах его горят огоньки мрачных смешинок.

   Но все же пара началась, Видарт и его одногрппники отправились на лекцию. Теперь Кристина с Дашей могли вздохнуть чуть свободнее. Они продолжали свои поиски в Интернете.

   - Эта? - Дашка ткнула в очередную найденную фразу, набирая в "гугле" все новые и новые вариации на тему извинения и записывая некоторые результаты на бумажку.

   - Нет, не похоже.

   - Может, эта?

   - Там в конце что-то другое было.

   - Что?

   - Да не помню я, - Крис вдруг замерла, протянула неуверенно. - Так какое-то "михи" было. Вот эта похожа, вроде. Тут тоже "михи".

   - Отлично. А теперь пошла и извинилась. - Велела Дарья.

   - Перед дверью аудитории что ли?

   Девушкам пришлось подождать перемены, в течение которой Кристина пару раз прошлась по коридору, побилась головой о стекло окна и сделала пару попыток сбежать. Дашка им помешала и сурово заявила, что их жизни в ее, Крис, руках. Та предложила обратиться в милицию. На что получила тысячу аргументов против того, чтобы туда идти.

   - Все, сейчас звонок будет. Скажешь и уходишь. Я тебя жду, - напутствовала Крис Дарья.

   Близкая к обмороку девушка, едва прозвенел звонок, бессильно прислонилась к стене напротив аудитории. Оттуда на короткую переменку неспешно стали выходить студенты, однако потенциального маньяка видно не было. Амфибия похлопала рукой по циферблату часов, говоря напряженной Кристине, что у нее зря уходит время, и пора бы что-то предпринять. И Кристина решилась. Она решительно зашагала к кабинету, рывком открыла дверь и, не обращая внимания на удивленные взгляды студентов другого факультета, пошла вверх по ступеням большой аудитории. Видарт расположился на самом верху. Сидел, сложив голову на руки, и закрыл глаза. Друзей его рядом не наблюдалось - они куда-то ушли.

   "Ну прямо, как божество над людишками возвышается", - очень недоброжелательно подумала Кристина, поспешно натягивая на лицо маску Девочка-С-Большими-Глупыми-Глазами. Человек-проблема заботливо подправил улыбку на ней. И остался доволен.

   - Я вспомнила фразу, - тихо сказала девушка, стоя около длинноволосого. Он ее не услышал. Кристина еще несколько раз сказала что-то, но парень так и не пошевелился.

   "Помер ты там что ли от счастья из-за издевательством над другими?", - с отвращением подумала она и, осмелев, потрогала за плечо. Крис думала, что ей будет противно касаться этого человека, но как оказалось, все было не так. Да, она продолжала жутко бояться Видарта после всего случившегося, но он ее не отталкивал. И девушка пугалась все сильнее. Ей что, привлекательны моральные уроды?

   - Эй! Проснись. Проснись, пожалуйста. - Она вновь коснулась его плеча. И он нехотя поднял голову. Судя по всему, парень спал, забыв о девушке.

   - Ааа, леди. Чем обязан вновь? - спросил он.

   - Я вспомнила фразу, что ты просил, - торжественно объявила Кристина. И произнесла громко:

   - Ignosce mihi, Domine5 Прости меня, Господи (лат.)..

   - Что-что-что? - заинтересовался он ее ответом. - Повтори-ка?

   Крис повторила. Ответом ей стала новая порция смеха Видарта и косые взгляды его сокурсников, особенно девушек.

   - Ну ты даешь, девочка!

   - Что опять смешного? Что? Ничего я тебе не даю! - не выдержала девушка очередной моральной травмы.

   - Ну, это пока что. Но как приятно, - Видарт на миг прикрыл уставшие глаза - такие, словно всю ночь не спал.

   - Что приятного?!

   - Меня еще никто Господом не называл. - Серьезно сообщил парень вновь оторопевшей Кристине. И опять негромко, но выразительно рассмеялся.

   - Чего?

   - Ты только что сказала: "Прости меня, господи". Нет, нет, ты ошиблась. Я не готов к такой ответственности. Сядь ко мне, - велели ей парень, и Кристина, пребывая в ступоре, подчинилась. Он повернулся к ней и заговорил:

   - Ты опоздала, очень сильно. Но раз ты такого мнения обо мне и так возвышаешь, я, так и быть, тебя прощу. Ты этого хотела?

   - Ааа... Ну да.

   - Только зачем нужно было, чтобы я тебя прощал? - Видарт пододвинулся к ней. Теперь они касались друг друга плечами, - я ведь не злился на тебя, крошка.

   - Эээ, правда?

   - Конечно. Но сейчас рассержусь.

   - Почему?

   - Ты прогуляла пару.

   - И что?

   - Не стоит, - мягко попенял ей Видарт. - А еще я рассержусь, потому что точно знаю, что ты мне ответишь, Кристин, когда я приглашу тебя на прогулку после университета.

   - Извини, я занята, - машинально ответила девушка. Черные глаза тут же сузились.

   - Я ведь говорил, что теперь ты меня точно рассердишь. - Вздохнул парень притворно. - Тебе это нужно?

   - Нет.

   - Отлично. Тогда пойдем со мной? Тебе понравиться, правда. Буду ждать после четвертой пары около входа в твой корпус.

   Кристина прокляла весь мир. Ей что, идти?!

   - Она считает меня богом! - сообщил Видарт вдруг своим вернувшимся друзьям. - Это так мило.

   - Это апокалипсически. - Не согласился его унылый друг, опускаясь рядом и впиваясь взглядом в Кристину. Его безэмоциональные серые радужки и расширенные, как у наркомана, зрачки, не понравились девушке. И она машинально придвинулась к Видарту. Тут же вспомнила, что он как бы маньяк, и не нашла ничего лучше, как некультурно перебраться попой на парту.

   - Не протирай собой поверхность, слезай, - Видарт смотрел на нее чересчур пристально.

   - Нет, спасибо.

   - Слезай, и если так хочешь на чем-то посидеть, иди ко мне на колени. Помнится, ты хотела этого.

   Крис на колени к Видарту совершенно не хотелось. И она, проклиная себя и всех на свете дурней, поползла в противоположную от него сторону, продолжая сидеть на пятой точке и перебирая ногами. Человек-проблема, пыхтя, толкал свою подопечную. А парни, увидев нежданное представление, даже слегка ошалели. Обладатель темно-фиолетовых волос покачал головой. Близнецы заржали на всю аудиторию.

   - Спустись, крошка.

   - Мне пора, пока.

   - Как странно ты уходишь. Кристин, спустись.

   - Мы ее сейчас тебе спустим, - потянулся Черный к Кристине. Он был похож на озорную собачку, тогда как Крис олицетворяла собой запрыгнувшую на дерево черную кошку с голубыми глазами.

   - Точно! Иди к нам, девочка, - подхватил его братишка.

   - Руки уберите, - Видарт выглядел не слишком довольным. Парни послушались его, не забыв переглянуться и отвесить пару шуточек. Только унылый гот молчал, откинувшись спиной на соседнюю парту и сложив руки на груди. Он продолжал разглядывать Кристину, только она этого не видела. И никто не видел. Даже Видарт.

   - Не веди себя, как ребенок. Вернись. - продолжал тем временем парень.

   - Я, наверное, откажусь. -отозвалась Крис вежливым тоном, продолжая работать конечностями. На нее обернулась куча студентов, но забыла про смущение и продолжала отползать к другому концу длинной широкой парты. Сидящий там парень в наушниках ошалело поморгал, внезапно увидев около себя ноги девушки.

   - Ты кто? - глупо спросил он.

   - Кристина. А ты?

   - А я Петя. - Не понял прикола парень, но вскочил на ноги и подал девушке руку, чтобы она слезла с парты.

   - Спасибо, я сама.

   - А ты откуда вообще? - все еще не понимал парень. А Крис наблюдала, как Видарт в это время обходил аудиторию с другого конца.

   - Оттуда, откуда и все.

   - С неба что ли?

   - Из-под земли. Ну, пока. Я пошла.

   И она, оставив удивленного парня и дальше хлопать глазами, вышла в проход.

   Видарт уже стоял там, к явному раздражению Крис. Девушка решила не обращать на него внимания и с достоинством спуститься вниз, чтобы потом спрятаться за Дашкой.

   А парень галантно пропустил ее вперед, убрав руку за спину. В этом жесте Крис почудилось что-то издевательское. Девушка осторожно прошла мимо парня, не забыв заглянуть ему в глаза. И пару секунд не могла отвезти взгляда. Нет, он точно гипнотизер. И маньяк.

   - Что? - спросил молодой человек без улыбки. - Потеряла в них себя?

   - Не потеряла

   - А жаль.

   Они неспешно спустились по ступеням вниз, к кафедре.

   - Жди меня. Иначе не прощу, - прошептал Видарт, доведя брюнетку до дверей аудитории.

   - Ага.

   - Обычно ты равнодушная, как труп. А сегодня и вчера в тебе зашкаливают эмоции. Что-то случилось? -поинтересовался парень.

   "Он меня еще и трупом обозвал! Это намек или просто дурацкое сравнение в стиле его больного воображения?"

   - Нет, все в порядке.

   - У тебя чудный порядок. Еще тогда, на набережной, ты была не в себе. - Видарт слегка наклонился и так посмотрел на девушку, словно желал проникнуть ей в мысли и узнать все самое сокровенное. - Что же там случилось?

   "Ты надо мной издеваешься? Пытаешься понять, догадываюсь ли я о твоем милом serial killer-хобби?"

   - Ничего, - выдавила она из себя.

   - Я ведь все равно узнаю. Демонам подвластно все. Что ж, до вечера. - Напоследок сказал Видарт и зачем-то сжал пальцы Крис. Она попыталась вырвать руку, но молодой человек не позволил. Он, не сводя глаз с бледного лица девушки, слегка наклонился и осторожно, словно пробуя на вкус, коснулся губами тыльной стороны ее ладони. Потом отвернулся и пошел на свое место.

   Кристина медленно перевела взгляд на свою ладонь, так же медленно обтерла ее о джинсы и, стараясь не сорваться сна бег, торопливо зашагала к Дарье. Девушку почти что трясло.

   Дашка по телефону просила старосту группы не отмечать ее прогул, когда из аудитории буквально вылетела Кристина. Увидев блуждающий взгляд и трясущиеся конечности новой знакомой, девушка поспешила закончить разговор и подойти узнать в чем дело.

   - Не простил что ли?

   Кристина молча доскакала до первого этажа, выскочила на улицу и почти упала на скамейку под кленами.

   - Хуже.

   - Еще раз обругал на латыни?

   - Он пригласил меня сегодня после пар погулять, - монотонно произнесла Крис, глядя перед собой. - Сказал, что не потерпит отказа. У него такой взгляд был! И там сидел его друг...с виду - нарик, а на деле, наверное, еще хуже.

   - Ну да, у них подряд такой. Один запугивает, а второй убивает!

   - Правда?!

   - Да! - разозлилась Дарья. - А я им помогаю, блин!

   Она подумала, что бы на ее месте сделал кто-то другой? Ну тут два варианта: либо посочувствовал бы и пошел заниматься своими делами, либо порадовался, что соперница выведена из строя. Можно еще добить несчастную, чтобы она заработала себе нервный срыв.

   Проблема в том, что Дарья ни первого, ни второго делать не хотела. Ей еще вчера стала любопытна ситуация с готом. В то, что он маньяк верилось слабо, но интриговало его появлению ночью во дворе. Что он там делал? Страдал под полной луной?

   И еще: девушки начали враждовать из-за Славы. До этих пор они не сталкивались и делить им, в принципе, было нечего. А Дарья уже второй день ощущала к парню-мечте некоторое охлаждение. В общем, девушке не слишком хотелось идти на вторую половину пары. И сильно разбирало любопытство, как же разрешиться непростая ситуация.

   - То есть, ты однозначно не хочешь идти на свидание? Может, парень просто сильно влюбился?

   - Знаешь, я не верю, что он в меня взял и влюбился. С ним что-то явно не чисто. Я уж не знаю, маньяк он или нет, но боюсь его. И никуда не хочу с ним идти!

   - Раз не хочешь, то почему не отказалась? Сказала бы, что у тебя голова болит или дел много.

   - Слушай, - слегка рассердилась Кристина, - у тебя что, в голове Битлджус картошку садит? Что ты несешь? Как я могла ему отказать, если ты сама мне сказала, чтобы я сделала все, чтобы его задобрить?

   - А если он тебя в постель будет затаскивать? Тоже согласишься? - Дашка наклонилась к Крис и прохрипела зловеще. - БДСМ и все дела, ухаха!

   Кристине совсем не понравились слова девушки. Потому что чего-чего, а подобное она могла представить только в страшном сне.

   - Серьезно, что делать-то? Я боюсь с ним идти на прогулочку. Мне мое сердце дорого. Я его еще Славе не отдала.

   - Ну значит не ходи, - Дашка пожала плечами, не понимая в чем проблема. - Симулируй что-нибудь. Слушай, а давай ты в обморок упадешь, а? Нет, правда! Выйдешь их корпуса, пойдешь ему навстречу и так изящно хлопнешься. Свидание точно отменится, гарантирую! А я тут подскочу и попрошу мальчишек оттащить тебя в медпункт.

   Кристина задумалась. Любые причины не оказаться с Видартом один на один казались ей заманчивыми.

   - Ну неплохо вообще-то. Можно сказать, даже хорошо. Вроде и пришла, а остаться с ним по независящим от меня причинам не смогла. А ты ведь не хотела светиться перед ним?

   - Ну я ж типа твоя подруга, как могу бросить в беде. Но если ты так настаиваешь, то можешь сама разруливать ситуацию. Только как бы без меня, Видарт тебя к себе домой не потащил, приводить в сознание.

   Крис тут же уставилась на Дашку почти влюбленными глазами:

   - Конечно, ты моя подруга, - произнесла она мягким тоном и даже аккуратно похлопала Дарью по плечу. - Ты ведь расстроишься, когда я упаду в обморок, правда?

   - Ужасно расстроюсь. Могу даже зарыдать, хотя, боюсь, гот мне не поверит, - Дашка посмотрела на часы. - Предлагаю разойтись до конца учебы. У меня сегодня тоже четыре пары и я сразу бегу к твоему корпусу. Сделаю вид, что мимо проходила. Только изображай обморок натурально, хорошо?

   - Я попытаюсь. Мне слишком сильно напрягаться не надо будет. Стоит увидеть его - и я уже в предобморочном состоянии. - Согласилась Кристина. - Кстати, дай мне свой номер телефона.

   Дашка кивнула и в свою очередь записала номер Крис. Затем девушки разошлись по своим корпусам, грызть гранит науки.

   Ожидание представления "Обведем Видарта вокруг пальца" значительно скрасило часы учебы Дашки. Она уже не раз замечала за собой такое. Если ожидалось что-то приятное, то все дела и проблемы перед грядущим событием пролетали как-то незаметно и сильно не задевали.

   Даже практику, которую вел особо придирчивый преподаватель, девушка вынесла без особых потерь. Ухитрилась правильно ответить на каверзный вопрос, снова села на место и принялась рисовать в тетради маньяков. Они у нее получались похожими на горбатых карликов с длинными руками и косыми глазами. Сидевшие рядом одногруппники веселились и утыкали носы в парты, чтобы не хохотать в голос. Мальчишки! Дашка уже давно пришла к выводу, что парни взрослеют позже. Вроде девятнадцать лет, в университете учатся, а на переменах ржут как стадо обезьян и пускают бумажные самолетики. Интересно, а Слава так же себя ведет? Или в двадцать один год все же немного взрослеют? А то как то не получается его представить в дурном образе. Но и романтичный настрой, который обычно застилал глаза розовой дымкой, тоже исчез.

   "Я ветреная девушка, - Дашка рассеянно слушала очередного мученика, мявшегося у доски. - Мне нравится Артем, но Слава тоже нравится. С Темычем прикольно и весело, хоть и придурок редкостный".

   Но Артем не так сильно занимал Дашкины мысли. Гораздо интереснее ей было размышлять о предполагаемом маньяке. Девушка даже вспомнила книги, где женщины играли в детективов и выводили преступников на чистую воду. Но то в книгах, а на деле Дашка не была уверена, что пойдет на такое. Не очень хочется оказаться в лапах маньяка, если честно. Если он догадается, что за ним следят, то просто убьет без всяких размышлений на тему: девственница она или нет.

   В том, что именно Видарт маньяк Дашка сомневалась. Но и со счетов его сбрасывать не собиралась. Возможно, рано или поздно на него выйдут, если начнут проверять связи последней жертвы. А вот ей и Крис кидаться обвинениями пока не следует. Если парень узнает, откуда "ветер дует", то еще неизвестно как отреагирует.

   В конце концов, можно будет краем глаза последить за ним. Так, чтобы он ничего не понял. Дашка вздрогнула и услышала трель звонка. Все, последняя пара соизволила закончиться. Кинув тетрадь и ручку в рюкзак, девушка первой выскочила из аудитории.

   Бегом она преодолела расстояние до корпуса Кристины. Как всегда, после окончания пары, вокруг буквально толпились студенты. Кто-то переходил из корпуса в корпус, кто-то уже спешил домой. Лавируя между людьми, Дарья добежала до пятиэтажного красновато-серого здания. Там она остановилась и попыталась изобразить непринужденную прогулку. А сама косила взглядом в сторону больших стеклянных дверей. Успела как раз вовремя: Кристина только выходила из корпуса.

   Дарья затаилась, ожидая своего выхода. Видарта она заметила практически сразу. Парень стоял на перекрестке асфальтовых дорог и, сунув руки в карманы, смотрел на подходившую к нему все ближе и ближе Кристину. Та тоже быстро увидела парня - его нельзя было не заметить, и тут же выражение на ее лице поменялось - стало почти приветливым и милым.

   Дашке вдруг стало любопытно, о чем сейчас думает ее новая знакомая. Наверняка ей страшно! Вляпалась же в приключение. Вернее, шагает к нему навстречу.

   "Натурально как играет!" - восхитилась она, наблюдая, как Кристина весьма убедительно упала на землю - как настоящая актриса. К счастью, гот успел подбежать к ней и отвоевать у каких-то сердобольных парней. Он, кажется, обеспокоился состоянием девушки, и Даше вдруг показалось, что они неплохо себе так смотрятся: девочка-ехидна в неформальной одежде и странный парень-гот.

   Да и народ тут же заинтересовался происходящим. Все же не каждый день студентки теряют сознание на улице, а господин Темная Личность мчится к ним и встает на колени.

   "Пора", - Дарья поспешила на помощь. Пришлось даже побежать, так как Видарт, подхватив Крис, потащил куда-то в сторону университетской поликлиники.

   "Эээ, стой! Мы так не договаривались! Приди в себя, дура, он же сейчас тебе непонятно куда унесет!".

   Дарья оказалась права - Кристине было страшно. Еще на последней паре у нее возникло ощущение, что именно с такими чувствами ведьмы попадали в лапы к средневековым инквизиторам, а потом ожидали их приговора. Хотя все равно знали, что им не выжить, объявят ли и ведьмами или нет.

   Пары для девушки пролетели как одно мгновение, хотя в глубине души она надеялась на чудо: вдруг время станет резиновым, и его можно будет растянуть? Но прозвенел звонок, почти все одногруппники вышли из аудитории, а Крис все продолжала сидеть возле окна и смотреть, как внизу ее ждет личный маньяк. Окна как раз выходили во двор, и она уже полчаса как наблюдала за темной фигурой Видарта.

   - Эй, ты идешь? - окликнул брюнетку один из одногруппников. Он еще давно пытался ухаживать за ней, но Кристине не очень нравился - тогда она была занята своим горе-скейтером. Однако парень продолжал к ней хорошо относиться и по сей день.

   - Да, иду, Вадим. - Кристине все же пришлось подняться из-за парты.

   - С тобой все сегодня в порядке? - спросил Вадим.

   - Ага. Пока!

   - Пока.

   Передвигая ноги, как древняя старушка, девушка буквально сползла с третьего этажа. Одновременно она писала сообщение Дашке и переживала над тем, как бы поудачливее изобразить настоящий обморок. Раньше как-то ей не приходилось это делать. К тому же у нее и так весь день кружилась голова, и соображала Крис плохо,

   А улице стояла воистину великолепная погода. Теплая, весенняя, радостная. Солнце отчего-то к вечеру стало еще ярче, небо - бирюзовее, а молодая трава - изумруднее. Вокруг студентов, задевая крыши и верхушки деревьев, летал южный озорной ветерок, играющий с волосами.

   Погода так и манила всех в свои объятия, и приглашала людей гулять до самого позднего вечера, обещая прекрасные сумерки и звездное небо. Но, увы, только лишь при одной мысли о вечере и темноте у Кристины начинала еще больше кружиться голова. Ей казалось, что у нее внутри что-то сильно-сильно натянулось и готово порваться в любую минуту. От такого натяжения девушку потряхивало, словно перед важными экзаменами.

   Спускаясь по ступенькам крыльца, она быстро огляделась в поисках Дашки. И пусть не увидела, но не сомневалась, что она где-то рядом. Ее новая знакомая слишком любопытна, чтобы пропустить такое представление. И, кажется - девушке не хотелось признавать это - Дашка, не смотря на свой дерзкий характер, была слишком человечна, чтобы оставить ее одну.

   "Ну все, малышка, соберись, не будь тряпочкой", - сама себе приказала Кристина и сделала уверенное лицо.

   Видарт находился прямо по курсу. Стоял, чуть склонив голову к плечу и слегка расставив ноги. Черный, холодный - Крис точно была уверена, что у него в венах течет вино из погребов древнего замка, очень странный. Притягивающий и отталкивающий одновременно, что, кстати, не только пугало, но еще и бесило. Парень должен оставаться парнем, а не магнитно-отталкивающим устройством в красивой кожаной обертке.

   Крис сглотнула, но расправила плечи и пошла к нему навстречу, напомнив себе в который раз, что падать в обморок надо как можно более правдоподобно. И у нее обязательно получится.

   Честно сказать, у нее получилось так хорошо, что даже Видарт испугался. Потому что в обморок Крис упала по-настоящему.

   До молодого человека оставалось пройти совсем немного, и идти ей было все тяжелее и тяжелее. А человек-проблема, летевший над головой Кристины, вдруг стал темнеть. К тому же он увеличился в размерах и загородил собой все вокруг, как будто бы не разрешая идти дальше. Крис даже махнула рукой, неожиданно слабой, стараясь отогнать его. Но ничего не вышло. Все вокруг стало еще темнее, затем плавно померкли цвета, исчезли звуки, и даже аромат цветущей сирени куда-то пропал. А потом пришла вселенская чернота.

   Девушка уже не видела, как на глазах у сотни студентов благополучно упала в обморок, успев до крови ободрать руку. Почему-то последнее, что успел зафиксировать ее уставший от всего мозг, было встревоженное лицо ее почти что маньяка.

   Между ними оставалось не более пятнадцати метров асфальтовой дороги. Видарт ждал, пока Крис подойдет к нему, и даже предвкушал, как сразу же возьмет ее за руку. За руку с очень горячими пугливыми пальцами. Ему было странно чувствовать их тепло. Ведь матовая бледная кожа девушки у него ассоциировалась, прежде всего, с холодом и льдом. Лишь позже Видарт понял, что кожа Кристины не бледная, а просто светлая, какая и должна быть у натуральной блондинки. А черные волосы и густой макияж просто оттеняют ее.

   Девушка шла к нему, и парень хотел улыбнуться, но сдерживал себя. Забавно, что она настолько ему интересна.

   В это время Кристина, не отрывая от парня взгляда, медленно провела рукой по лбу, словно смахивая что-то с черно-красной челки. Видарт тут же захотел запустить пальцы в ее волосы. Но планам длинноволосого было не суждено сбыться. У Кристины вдруг подкосились ноги, и, к невероятному изумлению Видарта, она упала прямо на землю - на бок, лицом вниз, неестественно вытянув вперед левую руку. Стоящие тут же студенты мгновенно обернулись на девушку, не поняв, что произошло. Кто-то думал, что она просто-напросто запнулась и упала, некоторые парни даже сначала заржали. Но смех тут же прекратился, как только они поняли, что девушка не поднимается, а продолжает неподвижно лежать на прохладном пыльном асфальте.

   - Эй, что с ней? Девушка, вы в порядке? Почему она не встает? - раздались взволнованные возгласы со всех сторон, и Кристину тут же окружил народ.

   Увидев, что черноволосая глупышка упала, Видарт бросился к ней. Его лицо, как, впрочем, и всегда, оставалось равнодушным, и только сведенные к переносице брови говорили о том, что он волнуется - или злиться.

   Такого исхода их встречи он явно не ожидал. Не слишком вежливо Видарт отодвинул пару озадаченных студентов в сторону и оказался рядом с Кристиной. Около нее на корточках сидели два парня, а еще один наклонился над ней, упершись руками в колени, и разглядывал лицо. И это крайне не понравилось Виду. Идиоты не нравились ему априори. А те, кто так пялился на то, что им не принадлежало - не нравились втройне.

   - Может, ей "скорую" вызвать?

   - Или на руки взять и до лавки перетащить?

   - Давай, Вадим. Ты возьмешь или я?

   - Я. - Сказал тот, кого звали Вадимом. Это оказался одногруппник Кристины.

   - Отойди, - вмешался Видарт, оттолкнул его и оказался на коленях перед Кристиной. Девушка лежала бледная и тихая.

   - Смотри, куда идешь, - прошипел Вадим сквозь зубы. - Не видишь, ей плохо?

   - Чувак, ты чего? - возмутился и его друг. - Ты какого тут толкаешься?

   - Это моя девушка, - сообщил ему Видарт, и одногруппник Крис, кажется, все поняв, покорно отошел. И даже посмотрел на длинноволосого с сочувствием. Правда, во взгляде у него мелькнуло еще кое-что. Далеко Вадим не отходил, и следил за всеми действиями "парня" Крис.

   Гот осторожно приподнял затылок девушки, и через пару секунд ее голова оказалась у него на коленях. Он расправил ее спутавшиеся волосы, попутно осматривая Кристину, так и не в силах понять, почему она упала. Ран на Кри?стин не было - только на руке блестела кровь цвета яркой киновари. От этого сердце Видарта заколотилось сильнее, все быстрее разгоняя его собственную кровь. А в душу закралась подозрительная нежность. Он коснулся руки Крис, и кровь тут же оказалась и на его пальцах. Другой ладонью Видарт осторожно похлопал девушку по щекам. Слабо, хотя знал, что нужно делать это сильнее. Но боль Кристине - почему-то именно ей - причинить боялся.

   В реальность его вернул выкрик одного из парней:

   - Так что, "скорую"-то вызывать?

   - Вызывай, - велел Вадим.

   - Не стоит. - Отозвался Видарт, видя, как Кри?стин медленно приходит в себя. Интуиция парня шептала ему, что с ней должно быть все в порядке. По крайней мере, сейчас.

   - Может, в медпункт ее? - не отставал напряженный отчего-то Вадим. - Давай, я отнесу?

   Видарт мрачно на него взглянул, отрицательно покачал головой, словно не хотел тратить своих слов на парня. А еще через пару мгновений Кристина оказалась на руках у того, кого боялась больше всего на свете - из живых существ, разумеется.

   Парень, отказавшись от помощи одногруппников Кристины, поудобнее обхватил ее и прижил к себе.

   - Эй! Стоять! - раздался вдруг женский вопль. Видарт оглянулся и заметил, что прямо на него мчится спортивного вида девица, которую он уже несколько раз встречал с Кристин.

   -Ты чего с ней сделал? - орала на бегу Дашка. - Крис, тебе плохо, да?!

   На Видарта и так смотрела куча людей, а после криков Дарьи и вовсе уставились, наверное, почти все, кто находился во дворе.

   - Так что ты с ней сделал? - не успокаивалась Дарья. Она не знала: то ли ржать, то ли рыдать.

   - Syncope. Обморок. - Произнес Видарт. - Отойди и не кричи так. Я отнесу Кристин в медицинский пункт.

   - Я с вами. - Заявила Дашка, шагая рядом и обеспокоенно заглядывая в лицо "подруги". - Ой, Кристина, ну что с тобой? Я ж тебе говорила, что тебе нельзя волноваться!

   - Почему нельзя? - мигом заинтересовался Видарт.

   - Беременная вроде, - брякнула Дашка первое, что пришло в голову. А потом мысленно поаплодировала себе: кажется, удалось пробить на готовской морде маску равнодушия. На его тонком лице заиграло такое удивление, как будто бы его самого обвинили в порочных связях с улитками.

   К тому же Дарья подумала: если этот дурак и впрямь маньяк, Ворону он не тронет, поскольку она для него уже не будет так девственно чиста.

   Ресницы у Крис в это время едва заметно дрогнули, она открыла глаза и мутным взглядом обвела лицо гота.

   - Пришла в себя? - негромко спросил парень.

   - Слава? - прошептала Кристина в ответ, и человек-проблема, ставший уже вполне обычным, выразительно покрутил пальцем у виска.

   - Слава. - Спросил Видарт. - Это кто?

   А Кристина, увидев не любимое лицо Славы, а худую, обрамленную черными прямыми волосами морду потенциального убийцы в такой опасной близости, тут же пришла в себя окончательно. Она попыталась вырваться, но у нее этого не получилось. Зато она едва чуть не оказалась на земле, что крайне не понравилось Видарту. Потом, боясь упасть, она вцепилась пальцами в плечи парня и прижала голову к его груди. Раньше ее на руках никто не таскал.

   - Так кто такой Слава? - повторил молодой человек свой вопрос.

   - Не знаю, может, будущий папа? - Даша поняла, что Артем прав: она плохо кончит. Что у нее за язык: говорит быстрее, чем срабатывает тормоз в мозгах. Но Крис ведь не хотела пойти на свидание? И, кажется, все вышло по ее плану.

   - Чей папа? - включился в Видарте генератор тупых вопросов. На Кристину в своих руках он смотрел, как на завернутого в детское одеяло крокодила. Дашка даже испугалась, что он сейчас выпустит ее из рук, и Ворона бухнется прямо на асфальт. Но гот девушку не отпускал, и Дарья удивилась - откуда в нем столько силы?

   - Откуда я знаю? Может мальчика, может, девочки, может, двойняшек. Оно ведь сразу и не поймешь, - отчего-то потянуло девушку на философию. - Ты бы вот кого хотел?

   - Я бы ее хотел, - ответил тихо Вид, и от этой фразы Кристина вновь задергалась.

   - Сиди тихо, крошка. Асфальт не такой мягкий, как я.

   - Отпусти меня! Отпусти.

   - В твоем положении не стоит нервничать. Не трепыхайся. Ты не бабочка. - Велел ей парень.

   - А ты не паук, - фыркнула Дашка. - Ой, Крис, потерпи, мы уже почти пришли. Слушай, тебя не тошнит, голова не кружится?

   - Со мной все порядке! Скажи ему, чтобы он меня отпустил! Меня от него тошнит, - не выдержала "будущая мама".

   - Уже перепады настроения начались! - гаркнула Дашка. Если честно, ей даже стало жаль гота. Все же на месте Крис она не стала бы бросаться такими словами. Может, парень не маньяк, а несчастный влюбленный? А вдруг он в отместку что-то с собой сделает? Да ладно с собой, а если с ними?

   - Ничего у меня не началось, -  отозвалась устало Кристина, понимая, что хочет услышать стук сердца своего маньяка, но не слышит его, даже прижавшись ухом к его груди. Но ведь Видарт, при всех своих нездоровых наклонностях, все же не вампир?

   - Вот! - всплеснула руками Дарья. - Не началось! Верный признак залета. -

Она умолкла, наткнувшись на многообещающий взгляд Крис. Решила на время утихнуть и смирно потопала рядом, косясь в сторону гота. Лицо того вновь стало непроницаемым, однако во взгляде появилась задумчивость. Изредка он переводил взгляд на лоб своей якобы подруги и правый уголок его губ дергался то ли в улыбке, то ли в сомнении.

   До медпункта живописная троица добралась довольно-таки быстро. И только там, около кушетки, парень отпустил Кристину со своих рук.

   Работница здравоохранения, недовольная всем на свете, придирчиво осмотрела Крис, выгнав за ширму чересчур любопытную Дашку и спокойного, как мамонт, Видарта. Последний, к сожалению Дарьи, даже не предпринял ни единой попытки подсмотреть за Вороной. Он уселся за стул, вытянув ноги, обтянутые черными плотными штанами из темного материала, украшенные металлическими цепями.

   - Давление низкое, вот и упала ты, деточка, - грубовато сказала медсестра Кристине, убирая тонометр куда-то в шкаф. При этом тон ее звучал так, словно она выносила черноволосой девушке судебный приговор за то, что Крис плюнула ей в каждый глаз да еще и в рот.

   - У беременных это часто случается, я прав? - как бы невзначай спросил Видарт из-за ширмы.

   - Часто, организм-то ослаблен, - отозвалась еще более мрачно медсестра. - Так ты что же, беременная что ли? На учете состоишь? Какой срок?

   - Беременная-беременная, - отреагировала первой Дашка. - Только мы с ней в больницу еще пойдем, - она понизила голос, - знаете ли, Кристинка боится идти одна, а так как мы лучше подруги, то пойдем вместе.

   - Не беременная я! - не выдержала Крист. - Хватит ерунду нести!

   - Беременная!

   - Небеременная!

   - Беременная!

   - Небеременная. Я тебе что, Дева Мария номер два?

   - Не богохульствуй, - назидательно сказала Дашка. - Ты просто не поверила двум полоскам.

   Видарт покачал головой. Кажется, он тоже им не верил.

   - Так, небеременные, - не выдержала медсестра, которая поняла, что девчонки прикалываются, правда, к своей чести, их не выдала. - Взяли своего парня и бегом отсюда. Тебе,- кивнула она на растрепанную Кристину, - покой сегодня и завтра, попей валерьянки, выспись хорошенько и поешь. Если нужна справка, зайдешь послезавтра.

   Потом врач перевела взгляд на Видарта.

   А ты, дорогой, осторожнее будь в следующий раз.

   - Постараюсь, - пожал тот плечами и вышел из кабинета, любезно придержав дверь для девушек.

   - Это не он, это Слава должен был быть осторожным. - Тут же встряла Дарья.

   - Да хоть Вася, мне все равно, - отозвалась медсестра. - До свидания.

   - Спятила, да? - шипела Крис, медленно идя по коридору. Ей до сих пор было немного не по себе. А Видарт неотрывно следовал за ними черной зловещей тенью. Девушки то и дело на него оглядывались.

   - Сама спятила, сама же не хотела на свидание!

   - Не хотела, да. Я вообще не поняла, почему в обморок в реале упала. Но, блин, почему беременностью-то прикрываться?!

   - Не просто беременностью, а от Славы причем, заметь, - хихикнула Дашка. - Да ладно, может, отстанет. Если он маньяк, поймет, что ты не девочка, раз ребенка-то ждешь.

   - Кристин, - очень тихо, но неожиданно властно окликнул девушку Видарт, и она тут же вздрогнула. - Куда идешь?

   - Вперед.

   - Я вижу вектор твоего движения. Доктор тебе ведь ясно дала понять, чтобы ты отдохнула. - Он подошел к ней совсем близко и осмотрел еще раз с ног до головы, словно искал какие-то ведомые ему одному признаки беременности. - Мой друг на машине. Мы тебя довезем до дома.

   - Спасибо, я сама доеду, - отказалась Кристина поспешно. Дашка тоже закивала головой. Ехать с этим парнем в машине им обеим не хотелось.

   - Ты хочешь, чтобы я сердился? - Явно манипулировал Крис парень. - Не буди во мне демона, крошка. За мной,

   Он просто взял Кристину за руку и повел. Дашка попыталась не расхохотаться, увидев выражение лица своей новой знакомой.

   "Хомяки атакуэ", - едва не брякнула она, но прикусила язык и решила пока побыть паинькой. Маньяк он или нет - пока неизвестно, но меры предосторожности проявить стоит. Поэтому, повернувшись к Виду, Даша поинтересовалась:

   - Хорошо, мы поедем. А номер на машине есть? Ты его помнишь?

   Кристина постучала себя по голове, явно показывая свой "восторг" от степени безумства Дарьи.

   - Есть и помню. В666АД. - Отозвался Видарт.

   Дашке резко стало не по себе, но она все же прибегла к проверенному способу, то есть, позвонила матери.

   - Привет, мам, ты на работе? Ага, а мы тут с Кристиной к ней домой поехали, она немного в обморок упала. Да, ничего страшного, бывает. Слушай. Ну ты номер машинки-то запиши, а то я парней знаю плохо. Ну да, нашлись добрые люди. Короче, записывай: в, шесть, шесть, шесть, а, д. Чего? Нет, я не прикалываюсь. Ага, пока.

   Девушка положила трубку и развела руками:

   - В связи с последними событиями мне приказано отчитываться о каждом шаге. Веди, рыцарь, а то принцесса опять бледная какая-то.

   - Рыцарь, принцесса... - Протянул парень, подходя к дверям. - А ты кто?

   - Злая мачеха, - хихикнула Дашка.

   - Очень приятно, - кивнул ей Видарт.- Познакомиться-то мы не успели. Крошка, ты как?

   - Нормально я, -все еще отходила от пережитого Кристина.

   Она и впрямь выглядела не очень, и до сих пор чувствовала слабое головокружение, смешанное с раздражением, страхом и злостью. Хотя, возможно, это объяснялось близким присутствием Видарта. Все же, несмотря на ее глуповатые, даже детские уловки, у них получалось свидание. Правда, довольно-таки кривобокое, с третьим лишним в лице неугомонной Мисс Кусты.

   И Видарт явно не собирался никуда уходить, задавшись целью довести Кристину и Дарью до дома. Он молча довел девушек до черно-бордового, похожего на затаившегося скорпиона, автомобиля, и галантно распахнул перед ними дверь. За рулем в тачке сидел тот самый унылого вида гот, зачем-то напяливший фиолетовые очки, похожие на здоровенные "фингалы". Он повернулся в сторону вновь прибывших, но ничего не сказал. Кристина, увидев парня, вдруг дернула плечом и отвернулась.

   - Врун! - Дарья ткнула пальцем в номер машины. - Где тут твой ад? Блин!

   - Ад на земле, - поведал ей Видарт.

   Она опять полезла за телефоном и принялась кается слегка рассердившейся маме, что дала не тот номер. А новый звучал куда как безобиднее и цифры в нем были самые что ни на есть счастливые - три семерки.

   Видарт решительно пригласил Дарью сесть на сидение рядом с водителем, а сам устроился около Кристины с таким видом, словно ему здесь предначертано было находится самой судьбой. Крис почти жалобно посмотрела на Дарью и села поближе к двери, храбрясь и всем своим видом стараясь показать, что чувствует себя великолепно и независимо.

   - Если был адрес, может быть, мы бы и приехали куда-нибудь, - сообщил водитель вдруг почти нараспев, явно намекая Видарту на то, что не знает, куда ехать. Кристина состроила рожицу, Дашка улыбнулась.

   - Кристин, скажи свой адрес, - обратился Видарт к девушке, увидев ее мимику в зеркало заднего вида. - И мы доставим тебя по нему.

   - Как пиццу, - вставил свои веские три рубля второй молодой человек. - Очень быстро.

   - Только есть вот нас не надо, - проворчала Дашка. - Все, поехали уже.

   - Леди торопится? - поинтересовался "фиолетовый" гот.

   - Конечно, моей подруге плохо!

   - И давно вы подруги? - поинтересовался Видарт. Он видел, что Кристина от него отодвинулась,

   - Давно, - ухмыльнулась Дарья. И Кристина тут же согласилась с ней. Ей все же пришлось сказать адрес. Она вполне логично подумала, что если уж черногривый недоумок нашел адрес Дашки, то и ее адрес он наверняка знает. Кстати говоря, на время ее страх уменьшился, и Крис всю недолгую дорогу приглядывалась к потенциальному маньяку, попутно обнаружив еще раз, что он довольно-таки красивый парень.

   Почти всю дорогу все дружно молчали, Кристина, стараясь не смотреть на Видарта, и писала гневно-испуганные сообщения Дашке. Правда, писала до тех пор, пока гот не поинтересовался вежливо, не со Славой ли Кристин переписывается? Не с отцом ли ее будущего ребенка? После этого вопроса девушка тут же прекратила печатать смс-сообщения.

   Когда они припарковались около ее дома, Видарт вновь по очереди открыл перед девчонками двери. Первой на воздух выбралась Дарья, следом за ней - Крис. Она нехотя вдруг остановилась около длинноволосого брюнета - хотела кое-что спросить, но ее вопрос застрял в горле.

   - Что? - спросил он, видя, как девушка молча уставилась ему в лицо.

   - Да так. Ничего. Спасибо, что подвезли. Пока. - И тут она вновь пошатнулась от нахлынувшей волны слабости, а Видарт осторожно придержал ее за спину.

   "Хватит меня трогать!", - мысленно закричала Кристина, но только кривовато улыбнулась.

   Этот факт послужил основной тому, что Видарт, оставив унылого до жути друга, пошел провожать Кристину до квартиры, не забыв предложить ей свой локоть в качестве опоры. Прямо джентльмен из Викторианской эпохи. Дарья следовала позади парочки, и ей отчего-то было не только слегка страшновато, но еще и смешно. К тому же ее не оставляло стойкое ощущение, что Видарт в глубине душе потешается над их попытками провалить свидание.

   - Ух ты, какой дом крутой, - восторженно заявила она.

   Дом, в котором жила семья Кристины, имел отдельные входы для каждой семьи. Всего в нем находилось пять двухуровневых квартир, отделанных по последнему писку дизайна и последнему крику техники.

   Дарья первый раз попала в такой дом и с любопытством, но без особого восхищения, оглядывалась. Родители Крис явно предпочитали стиль "хайтек", поэтому в многокомнатной квартире преобладали безразличное стекло, холодно-бесчувственный металл и шикарная черная кожа. Стены дизайнеры выкрасили в однотонные холодные тона, на которых в ярких фиолетовых рамах сверкали под стеклом черно-белые фотографии. На высоком потолке искрилось под неоновым светом серебристо-голубое стекло. Дашка, глядя по сторонам, вспомнила тут же свою теплую уютную теплую квартиру и неожиданно посочувствовала Крис. Ей казалось, что жить в таком царстве красоты и изящного льда не слишком уютно даже такой, как она.

   А Видарту, кажется, было все равно. Только изобилие света слегка его напрягало.

   Спасибо, что довел, - сказала Кристина около двери, почти молясь, чтобы гот убрался восвояси. - Дальше мне Амф... Даша поможет.

   Вместо того чтобы откланяться и исчезнуть в клубах демонического мрака, Видарт приблизился к юной хозяйке квартиры и сказал неожиданно:

   - Подними руки.

   - Зачем?

   - Ну же.

   "Проваливай, псих", - невежливо подумала Кристина, но все же руки подняла. Видарт молниеносно подхватил ее и, словно ничего не произошло, поинтересовался:

   - Куда тебя?

   - На пол! - хотела прокричать Крис, но из ее губ вырвался только отчаянный шепот. Голова тут же закружилась еще сильнее. Дарья откровенно заухмылялась, не забывая, впрочем, наблюдать за парнем. А вдруг он сейчас примется гонять их по квартире с ножом или с топором в лапах? Хотя выглядел Видарт на удивление мирно, насколько это, конечно, вообще возможно для гота.

   - Кроме пола еще есть предложения? - поинтересовался парень.

   Поняв, что не отвертеться, Кристина молча показала пальцем наверх и вправо, в сторону лестницы. Дашка порысила следом за забавной парочкой, едва не хихикая в кулак. Нет, похоже, Ворона знатно вляпалась!

   Крис, как раненую принцессу, внесли в спальню, одна стена которой оказалась полукруглой. Девушка устроила здесь все по своему вкусу, и поэтому спальня разительно отличалась от остальной квартиры. Мало света, творческий беспорядок, закрытые плотными однотонными шторами окна, приглушенные цвета - больше всего фиолетового. Полки с книгами, куча дисков по всей поверхности компьютерного стола, много техники - крутая аудиосистема и даже длинный плазменный экран на стене напротив невысокой, но широкой кровати.

   Под самым потолком, на хрустальной черной люстре, болталась длинноногая игрушка-кот с выпученными глазами и окровавленным клыками. Крашеные в несколько оттенков серого стены почти все были залеплены плакатами рок-групп и просто странными личностями, среди которых затесались знаменитые Че Гевара и Эйнштейн.

   - Ну ладно, ребята, пока, я устала и хочу спать, - Крис опять начала сильно нервничать, когда ее осторожно уложили на застеленную темно-фиолетовым покрывалом кровать. Вид сел рядом с ней, внимательно глядя, словно гипнотизировал на то, чтобы Кристина вновь потеряла сознание. Она не теряла и даже сделала попытку отползти поближе к стене. Ее мягко, но решительно придержали на месте за предплечье.

   - Крошка, хочешь... - начал Видарт, но девушка нервно его перебила:

   - Не хочу! Я другое хочу.

   "Чтобы ты свалил!", но он прервал ее на полуслове.

   - Мне нравится ход твоих мыслей, но сейчас не об этом, - парень повернулся в сторону Дарьи. Она с ногами сидела на компьютерном столе и всем своим видом давала понять, что не собирается выходить и оставлять парочку наедине. Видарт, не привыкший решать проблемы с женщинами путем применения силы, решил сделать вид, что ее здесь просто нет. Это устроило всех, кроме Кристины.

   - Не нервничай. - Видарт явно подбирал нужные слова. - Тебе ведь... нельзя. Слава будет недоволен, если с ребенком что-нибудь случиться. И даже я буду переживать.

   Брюнетка поглядела на него исподлобья.

   - Спасибо, я сама как-нибудь разберусь со всем.

   - Ты все-таки сходи к доктору. Чтобы удостовериться в твоей прекрасной болезни. На каком ты сроке? Не знаешь, да?

   Дашка постаралась не заржать в голос.

   - Нет? - его голос стал тягучим, как горячий горький шоколад, подаваемый в кофейне. - А я могу проверить срок твоей беременности.

   И у Крис, и у Дарьи, как говорится, дружно отвисли челюсти. Вот такого они точно не ждали. Они этого вообще не понимали. Понять психов в принципе нелегко.

   А Видарт, скрестив руки на груди, ждал ответа и не сводил взгляда черных матовых глаз со своей "жертвы". С каким бы удовольствием Крис выцарапала его чертовы контактные линзы! Он же ее одним взглядом пугает!

   - Резать что ли будешь? - посетила ее неожиданная мысль. Девушка попробовала вложить в свой голос сарказм, но его было там не больше, чем натуральных сливок в дешевом пакетике кофе "Три в одном".

   Воспользовавшись тем, что ее никто не держит, Кристина уже успела резво отползти в самый угол кровати и теперь сидела там. В стоявшей рядом тумбочке лежал нож, тот самый, о котором она недавно глупости ради говорила Дашке.

   "Попытается что-нибудь сделать, пожалеет", - твердо решила девушка. Может быть, и глупости все это, и гот никакой не маньяк. Но зачем тогда Видарт все время ей встречается, цепляется, требует идиотское свидание, и, самое главное, зачем пришел ночью под окна Мисс Кусты? В случайности Кристина плохо верила, и в то, что Видрат вдруг воспылал к ней таинственной готической любовью - тоже.

   - Препарировать, - протянула со своего места Дашка, болтающая ногами. - Как лягушку.

   - Меня пугают ваши фантазии, девушки. Нет, я просто к тебе прикоснусь.

   - А тебе что, прикосновений не хватило?

   - Кристин, ты меня боишься? - сделал вид, что прозрел, Видарт.

   "До дрожи".

   - Нет. - Смело соврала девушка.

   - Тогда иди ко мне. Одно прикосновение рукой - и ты все узнаешь про своего будущего ребенка, крошка.

   Кристина встала перед парнем, и он положил ладонь ей на живот. От вполне невинного прикосновения девушка дернулась, как от удара электрическим током. А не так ли он касается своих невинных жертв перед очередным убийством? И ее тут же обуяло отвращение.

   - Мне кажется, у тебя будет сын.

   Дарья хмыкнула: у нее возникло ощущение, что гот банально издевается.

   - А мне кажется, что мы не настолько близкие, чтобы ты меня постоянно трогал. - Тихо, но все же с некоторой угрозой произнесла Кристина, на несколько мгновений снимая маску хорошей девочки. Просто в этот момент человек-невидимка, держащий маску обеими руками, делал вид, что его тошнит и убрал пухленькие ручки. Всего лишь на пару мгновений. Однако времени хватило, чтобы Видарт увидел настоящие эмоции девушки и, кажется, его это невероятно огорчило, напугало и разозлило одновременно.

   - Хорошо. Больше не буду, пока сама не попросишь. - Ответил он Кристине.

   - Отлично.

   - Сама захотела, леди.

   - У меня есть имя, и это имя вполне можно произносить, не коверкая его и не заменяя на "крошек" и "леди". Спасибо, что помог добраться до квартиры, но сейчас иди уже, хорошо? - близость острого оружия развязывала Кристине язык.

   Дашке показалось, что она услышала шаги, но тут она случайно нажала на пару кнопок пульта от стереосистемы, который держала в пальцах. Комнату наполнили громкие дерзкие ударные и жесткий рвущийся ритм бас-гитары западной металл-группы.

   А Видарт отколол еще один "номер". Резко наклонился к Кристине, так, что та шарахнулась и треснулась затылком об стену. Парень чуть поморщился, но все же проговорил проникновенно:

   - Ты мне задолжала свидание, Кристин. И еще, когда в следующий раз решишь соврать, то придумай что-то более убедительное.

   После чего вышел за дверь, явно рассерженный.

   - Это что было? - Дашка посмотрела на часы на стене. - Ой, блин! У меня час до встречи с Артемом.

   - Иди, - Крис все еще стояла, прислонившись к стене. Ей вдруг стало стыдно за дурацкий обман.

   А Дарье не зря показалось, что она что-то слышала. Потому как за дверью, ведущую в комнату Кристины действительно находился человек. Ее сводный брат Игорь. Он долго простоял в душе, наслаждаясь упругими струями прохладной воды. Из-за шума он и не услышал, что домой пришла Кристина и привела с собой друзей. Но когда вышел из ванной комнаты, распространяя вокруг себя аромат очень недешевого натурального ментолового геля для душа, тут же расслышал приглушенные голоса.

   "Притащила в дом таких же дегенераток", - с большим неудовольствием подумал Игорь, на ходу получше запахивая белоснежный любимый халат. Его спальня находилась дальше по коридору, и когда он проходил мимо комнаты сестрички, то услышал вдруг еще и мужской голос.

   "А это еще что за чмо?- парень остановился около двери, - паренька наша дура завела, что ли? Ну и куда мир катиться? А как же Славок?".

   И он решил немного послушать то, о чем будут говорить в комнате сестренки. Как раз попал на разговор о мнимой беременности Кристины. А потом все заглушила музыка.

   Услышанное повергло Игоря в полнейшее недоумение, которое тут же сменилось злорадством. Залетела! Идиотка! На первом же курсе залетела непонятно от какого хмыря! Ну вообще, уму непостижимо! А парень-то тот еще кретин! Вот почему от него, Игоря, никто и никогда не залетал? Правильно, потому что он ответственный и не допускает форс-мажорных обстоятельств. А тут, похоже, клинический случай.

   А еще поведение Кристины рассердило ее сводного брата. Она хоть и сволочная натура, но как могла вот так вот взять и разрушить свою и так никчемную жизнь?

   "Ничего, малышка, скоро твой папочка узнает о пополнении, вставит мозги, куда надо", - решил про себя Игорь, скрываясь в своей комнате, чтобы переодеться. Он не сомневался, что его отчим отправит дочь избавляться от ненужного ребенка.

   Игорь то смеялся, то сердился. А когда услышал, что Кристина провожает гостей, осторожно вышел на лестницу и успел рассмотреть, что с ней была какая-то смутно знакомая девчонка и парень с длинными черными волосами в неформальной темная одежде. Его Игорь видел только со спины, но ему хватило, чтобы составить впечатление о дружке сестрички.

Глава девятая

 Свидание - слово, желанное для каждой девушки любого возраста. Оно означает, что вас хотят видеть, вами интересуются и, возможно, даже начинают в вас влюбляться. К свиданию готовятся заранее, о нем мечтают и могут не спать ночами.

   Дарья к таким мечтательным особам не относилась. Она искренне не понимала, как можно три часа ходить, держась за руку, и не отрывать друг от друга влюбленного взора. Ей казалось это невероятно скучным. Она считала, что уж лучше организовать что-нибудь забавное или веселое. Ну, или в кино сходить или в кафе, если погода на улице совсем плохая. А просто гулять, заглядывать друг другу в глаза и страстно вздыхать - нет, это точно не для нее. Поэтому, поняв, что от второго свидания с Артемкой ей не отказаться (сама предложила), Даша решила выжать из него все по максимуму.

   Все будет так, как захочет она. Девушка рывком вытащила из шкафа джинсы и футболку с длинными рукавами, так как к вечеру немного похолодало. Волосы как всегда лежали в творческом беспорядке, глаза Дашка немного подкрасила, но от остальной косметики отказалась. Схватила сумку и выскочила из дома. Вслед ей полетели рифмованные строки от прятавшегося в кустах Оскара.

   Артема Дарья увидела почти сразу, как слезла с автобуса. Парень сидел на гранитном краю фонтана и слегка морщился, когда на него попадали мелкие брызги. В отличие от Дашки, предпочетшей удобство, а не стиль "секси", Артем, видимо, подошел к своему облику серьезно. Во всяком случае, черные джинсы с широким ремнем сидели как влитые, белая простая футболка оттеняла загар, а на шее оказался завязан какой-то темный платок. Все это довольно забавно смотрелось в сочетании с "туннелями" в ушах. Еще и пижон! Отлично! Дашка с независимым видом подошла ближе, стараясь особо не показывать радость. А ее она успела почувствовать, еще как успела.

   - Привет-привет, - поднялся на ноги Артем, заметив Дарью. Улыбнулся ей и, внимательно оглядев с ног до головы, сказал, - вот ты и пришла к своему счастью, Барби. Поздоровайся со мной, погладь по голове и скажи: "Привет, счастье".

   Даша ухмыльнулась, чувствуя, как внутри зажигается азарт и предвкушение нескучного вечера. Интересно, кто кого на этот раз? Он или она?

   Девушка послушно потрепала парня по голове и проворковала:

   - Привет, ходячий кошмар с завышенным самомнением.

   Парень недовольно поправил прическу, прищурил глаза, а потом подхватил Дашку под руку.

   - Отпусти меня, - возмутилась девушка, а Артем сообщил:

   - К тебе счастье чуть ли не в руки проситься,  а ты его прогоняешь. Нехорошо как-то. Ох, как нехорошо. Ладно, не трепыхайся, зайчонок, пошли гулять. Ооо, глянь, как тут хорошо. Тепло, солнце, людишки веселые - смотри-смотри, сейчас тот недоскейтер навернется! Молодец, чувак! - прокричал весело Артем неудачливому парню со скейтом, у которого не получился трюк. И это на глазах друзей с досками и девушек. - Давай на бис! Для моей девушки!

   Дарья, виновато улыбнувшись скейтерам, потащила парня вперед, под сень деревьев. За ними начинались многочисленные аттракционы, над которыми царил ореол веселья, гама и радостного шума.

   - С каких пор я твоя девушка, козленок? Почему меня об этом не уведомили?

   - Так я тебя уже уведомил. - Пожал он плечами. - И маму твою, и ухажера-недоумка и даже подружку. О, кстати, гот-то за вами гоняется?

   - Он к нам ночью под окно приходил. - Пожаловалась Дашка и выложила, как на духу. - А потом заставил латынь учить. Чуть не уволок Кристину куда-то, но она упала в обморок. Мы хотели, чтобы она всего лишь его изобразила, а получилось по-настоящему.

   - Чего? Ты куришь какую-то забойную травку? - всерьез обеспокоился Артем, кладя руку  девушке на плечо и собственнически прижимая к себе. - Или это он ее вам поставляет, а вы втроем косячками балуетесь? Дашенька, я запрещаю тебе с ним общаться, поняла?

   Дарья немедленно вывернулась из объятий и встала прямо перед Артемом. Ткнув пальцем в обтянутую белой футболкой грудь, сурово заявила:

   - Запрещать мне что-либо имеют право только мои предки, а ты к ним не относишься. Так что свои запреты можешь сложить на полочку. Ну, так что, мы будем веселиться или так и продолжим ходить по аллейкам?

   - Веселиться? Давай веселиться. Я иногда такой весельчак бываю, что аж самому страшно. Знаешь?

   - Что знаю?

   - Мне кажется, что я его преемник. - Туманно отозвался парень.

   - Чей?!

   - Карлсона.

   - Такой же эгоист с пропеллером?

   - Нет, малышей люблю. Вернее малышек. Таких, как ты, дерзких, -  с этими словами Артем, нисколько не стесняясь, положил руку на затылок Дашке, наклонился к ней и сделал свое "грязное дело" - в который уже раз поцеловал.

   Наверное, следовало вырваться. Все же почему-то в глубине души Дарья настороженно относилась к ухаживаниям Артема. Сначала орал и требовал мести за поцарапанный байк, а теперь уже на второе свидание развел. Девушка не слишком верила в любовь с первого взгляда.

   Но вырываться не получилось. Во-первых, Дашку держали достаточно крепко, а, во-вторых, ей просто самой не захотелось. Артем что-то такое вытворял с ее губами, отчего мысли улетели далеко, а руки сами собой обняли парня за шею. А он, казалось, был доволен происходящим не меньше самой Дарьи.

   Они долго стояли так, почти посредине аллеи. Их обходили люди, кто-то оглядывался и улыбался. Но, в общем-то, в такое время года подобных парочек на Молодежке было очень и очень много.

   Дарья, наконец, заставила себя прервать столь увлекательное занятие. Весь боевой настрой притих и, кажется, тоже наслаждался поцелуем. Девушка даже постояла немного, спрятав лицо у Артема на груди, и слушая, как быстро стучит у парня сердце. К тому же он пыхтел, прямо как паровоз. Но молчал. Взял Дарью под руку и потащил дальше.

   Они пошли гулять. Дарья решила, что раз уж свидание, то пусть оно станет таким, как хочет она. Девушка потащила Артема на самые страшные аттракционы, ехидным голосом интересуясь, не боится ли он. Внимательно разглядывая "американские горки", парень сообщил, что не боится. После чего ему пришлось прокатиться на них, затем на карусели, где их переворачивали вверх тормашками, потом еще на чем-то. Дашка была неугомонной. Ей хотелось всего и сразу.

   Артем пару раз пытался удержать вихрь, в который превратилась Дарья, но все время не получалось. Девушка ловко уворачивалась от попыток ее обнять, тут же находила очередной аттракцион и мчалась к нему.

   - Оооо, - она ткнула пальцем куда-то вперед. - Там тир. Мальчик мой, пошли, я пострелять хочу.

   - Зачем тебе стрелять? - парень несколько подустал от бешенной энергии девушки. - Ты меня уже подстрелила, бестия. Прямо в ногу.

   С этими словами он опустился прямо на бордюр и вытянул вперед длинные ноги.

   - Видишь, я ходить не могу?

   - Добить, чтобы не мучился? - Дашка за словом в карман не лезла.

   Артем с героическим стоном схватился за сердце и опустил голову вниз:

   - Ты едва не попала в сердце. Нет, правда, ты что-то сделала с моим сердцем.

   - Бедненький, - девушка решила проявить человеколюбие. - Ты, наверное, пешочком редко ходишь, все на байке рассекаешь, да?

   Она присела рядом, хотя в глубине души подозревала, что парень всего лишь притворяется.

   Нет, - вздохнул Артем. - Байк-то принадлежит брату. А я простой бедный парень. Откуда у меня бабло на такие шикарные штуки. - Он ухмыльнулся. - Но если серьезно, то в сердце ты мне очень запала. Когда ты поцарапала байк своим велом, я этого не понял. В подвале твоего универа тоже не понимал, но почему-то резко захотел встретиться с тобой еще раз. Но на даче, когда цвели сакуры...

   Артем вдруг замолчал, улыбнулся нежно Дарье, заставил ее невольно улыбнуться ее в ответ и только тогда продолжил:

   - То есть цвела вишня, конечно. Короче, там я присмотрелся к тебе. Ты невероятна милая.

   И он провел кончиками пальцев по щеке девушки.

   Дарье резко расхотелось хохмить дальше. С трудом подавив желание посильнее прижаться щекой к руке Артема, она наоборот резко дернулась назад и отвела взгляд.

   - Да ладно, хочешь сказать, у тебя нет постоянной подруги?

   - Откуда? У меня даже друзей постоянных нет. Их всех время от времени уносит в Космос, А тот, кого положено называть лучшим другом - тот еще кретинообразный чмырь. А ведь у тебя тоже нет парня, - Артем скорее не спрашивал, а утверждал. - Тот плевок общества, ну, этот, поэтик, он не в счет.

   - Почему ты так решил? Что, типа на меня нормальный парень даже не польститься да?

   - Что за низкая самооценка, Барби? И да, я - ненормальный, - рассмеялся парень и пристально посмотрел в карие глаза девушки. - А что, тебе нравятся нормальные хорошие мальчики? Расскажи, какой тип мужчин предпочитаешь?

   - Может, тебе еще свои сексуальные предпочтения рассказать? - проворчала девушка, не желая посвящать парня в свои мечты. Да и что в этих мечтах было? Еще неделю назад там царил Слава, а теперь творился сумбур. Дашка немного зависла, уставившись в асфальт и пытаясь понять, чего ей вообще хочется.

   - Мне нравятся верные. - Сообщила, наконец.

   - Как собачки?

   - Как лебеди. И да, можешь считать меня романтичной дурой.

   - Знаю я романтичную дуру, - протянул Артем, - и даже не одну. А десятка эдак четыре. В женщинах вообще, по ходу, есть ген с кодовым названием "романтика". У некоторых он мутирует - вот так и появляются мутанты. Вернее, мутантки. Истеричные фарфоровые куклы с обломанными ногтями, вытянутыми волосами и челками до тонких бровок.

   В его голосе послышалась неожиданная горечь. Дашка удивленно вскинула подбородок. Тон Артема перестал быть игривым.

   - Не люблю пустышек. Пусть будет лучше романтичная дура.

   - Такое ощущение, что ты уже с ними много наобщался, с пустышками, - Дашке стало несколько неловко. - Пошли, я больше не хочу сидеть, ты меня смущаешь. А я этого не люблю.

   - Пошли. - Отчего-то не стал спорить Артем. Он встал и, засунув руки в карманы, молча последовал за Дарьей.

   Притихшие, они дошли до конца аллеи, когда Дарья вся встрепенулась и начала вглядываться вперед. Там толпились люди, слышалась музыка "а-ля Дикий Запад" и изредка доносились взрывы хохота. Девушку потянуло туда, как привязанную.

   Оказывается, в честь скорого лета, в парке установили новый аттракцион "Родео". Посетитель взбирался на механического быка и брался за специальную уздечку. Оператор, управляя электромеханическим приводом, заставлял быка очень резво скакать под наездником, и, чтобы удержаться, нужно было приложить немалые усилия.

   Некоторые уже повалялись на матах от души, изрядно повеселив зрителей.

   Даша, несмотря на попытку Артема ее удержать, полезла на аттракцион. Поерзала, усаживаясь поудобнее и приготовилась показать "класс".

   Когда "бык" включился, то улыбка моментально сползла с лица Дарьи. Артем едва стоял на ногах от хохота, глядя на растерянное лицо девушки. Но Дашка ухитрилась продержаться довольно долго, пока особо быстрое движение не сбросило ее на маты. Артем потом заявил, что с нетерпением ждал, когда "Дашенька окажется на лопатках".

   Даша поднялась, отряхнула штаны и поняла, что лимит задора исчерпан. Похоже, вся энергия выплеснулась в битве с быком. Ну, и если честно, много энергии уходило на общение с самим Артемом.

   - Слушай, у меня ощущение, словно подо мной земля подпрыгивает. Это нормально?

   - Для меня нормально все, что угодно. Главное, не земля по тебе прыгает. Ну, пошли, ковбойка, "побыковала" и хватит, - произнес Артем, переставая, наконец, ржать. Он опять положил руку Дашке на плечо и повел к ближайшей лавочке. Там оставил девушку на пять минут в одиночестве (в это время Дарья позвонила Кристина и удостоверилась, что с ней все более-менее хорошо), а потом притащил мороженое и молочные коктейли, попутно рассказывая что-то забавное. Так они и сидели: Артем курил, а Дашка ела ванильно-лимонное мороженое и смеялась над шуточками парня. А он все ближе и ближе придвигался к ней и все чаще  лукаво и одновременно призывно смотрел в ее глаза. Кажется, он что-то замышлял.

   - Ты на мне дырку протрешь! - сообщила, наконец, Дарья, которой даже мороженое расхотелось под взглядом парня. - Я сейчас приду!

   Она резко соскочила и пошла в сторону голубых кабинок биотуалетов. Пока стояла в небольшой очереди, попыталась успокоиться. Что-то Артем на нее слишком нездорово влиял. Будил нехорошие мысли. Покосившись в его сторону, Дашка увидела, что он сидит, развалившись на стуле, и с кем-то разговаривает по телефону.

   Артем, дождавшись, пока девушка отойдет подальше, почти шепотом сказал себе под нос:

   - Время веселиться.

   После чего набрал какой-то номер и, притоптывая от нетерпения, секунд сорок ждал, пока на том конце провода соизволят взять трубку.

   - Здорово. Чем занят? Ооо, так у тебя хата свободная? Слушай, давай ты где-нибудь до часиков двенадцати потусишь, у своих психов там или на улице - тебе все равно не привыкать, - парень рассмеялся, - а я пока девушку приведу к тебе? Да, ту самую. А ты, кстати, чего нового расскажешь? Ого, да ты просто монстряка, чувак! Ага, вечерком у меня все будет в шоколаде. При условии, что ты не припрешься. Ну ладно, понял. Все, давай. Она идет.

   И молодой человек, спрятав телефон, задорно улыбнулся Дарье, медленно идущей к нему.

   А девушка, проходя мимо кустов, насторожилась. Ей послышался приглушенный писк, даже будто плач. Дашка остановилась и прислушалась, морщась от слишком громкой музыки вокруг. Затем плюнула и полезла в кусты, чтобы удостоверится, что у нее не галлюцинации.

   В кустах лежал черный пакет из-под мусора, наполовину развязанный. Оттуда временами вылетали слабые тонкие стоны. Слегка ошалев, с дурными предчувствиями, Дарья присела на корточки и заглянула внутрь пакета. Увиденное едва не заставило ее разрыдаться.

   Артем аж привстал с места, когда девушка вылетела из кустов и подбежала к нему.

   - Что, туалеты занятыми оказались? - не мог не пошутить он.

   - Смотри! - у Даши на руках буквально рыдал совсем маленький щенок.

   - Что это? - широко открыл темные глаза Артем. - Собака? Дашенька, положи его обратно и пойдем, я тут тебе сюрприз приготовил.

   - Куда положить? Обратно в мусорный мешок?! - девушка обвела посетителей кафе злым взглядом, словно они лично были виноваты в том, что случилось со щенком. - Его надо в ветеринарку! Или еще куда-то. Я его не брошу!

   Тут щенок, немного замолкший, пискнул особенно жалобно. Дарья судорожно вздохнула. А Артем каким-то нервным жестом растрепал волосы на затылке.

   - Вот черт. Ну что с ним? Почему он так пищит? Ну-ка, - он осторожно отобрал щенка у девушки, - дай сюда. Надеюсь, он хотя бы не блохастый и не лишайный, а то ты меня сама лечить будешь. Ну, что с тобой, малой?

   - Ему дня три, наверное, - Дашка вытерла глаза, которые почему-то начало щипать. - Выкинули в кусты, уроды. Артем, давай, свозим его, а потом уже твой сюрприз, а?

   - Куда мы его свозим? - почти жалобно спросил парень. Весь план по соблазнению упрямицы грозил полететь к чертям из-за полудохлого щенка. Артем посмотрел на притихшую Дашку, на плачущий комок у нее на руках и не выдержал:

   - Хорошо, Барби. Как скажешь. Пошли, такси поймаем. И не прижимай его так сильно к себе!

   Потом он все же не сдержался и грязно, с чувством, выругался на тех, кто затолкал щенка в пакет и бросил в кусты.

   Квартира друга в этот день ему не понадобилась.

   По дороге щенок так расплакался, что Дашка не выдержала и захлюпала носом, закусив губу. Она просто не знала, что можно сделать с маленькой собачкой у которой еще даже не открылись глазки. Уже сняла с пояса легкую ветровку и завернула его. Осторожно гладила по спутанной грязной шерстке и шептала что-то ласковое. Но щенок все плакал и плакал.

   - Ну что с тобой? - Дарья погладила его по носу кончиком пальца. - Блин, чего делать, а? Артем! Он все время кричит!

   - Шевелить ногами, - отозвался парень. Он первым подошел к дороге. Вдоль нее всегда стояло множество такси, готовых забирать и развозить с многолюдной Молодежки всех желающих.

   Переговорив с шофером белой новенькой "Калины", Артем обернулся к расстроенной и испуганной Дашке и махнул рукой, приглашая садиться.

   - Это у вас чего там, ребята? - поинтересовался шофер, когда щенок опять захныкал.

   - Нашли, - отозвалась Дашка. - Теперь в ветеринарку везем.

   - Поздравляю, парень, - хохотнул водитель. - Теперь он будет жить у вас.

   - Мы не живем вместе! - тут же возмутилась девушка. Артем хмыкнул и произнес:

   - Пока...

   - Вот-вот, - захохотал мужчина. - Давай, парень, не упусти свое счастье. А то как посмотришь, какие куклы по улицам ходят, жуть берет. Помню, я когда со своей женой знакомился...

   Тут он пустился в воспоминания своей молодости. Артем слушал его и даже не без интереса, с видом опытного психолога. Только изредка обеспокоенно посматривал на щенка. А Дарья в нетерпении ждала, когда же они доедут до клиники. Щенок вскоре затих, видимо, уснул или совсем устал, что не мог даже пищать. Девушка то и дело косилась на него, завернутого в куртку так, что торчал только нос. Но разворачивать не решилась, боясь разбудить. Пусть лучше спит, чем мучается.

   Когда такси, повиляв закоулками, остановилось возле полуподвальной ветеринарной клиники, Дашка выскочила из автомобиля первой. Артем немного задержался, расплачиваясь с шофером, а потом поспешил следом за спускавшейся по крутым ступеням девушкой.

   Дарья почти бежала, прижимая тихого щенка к себе. Еще немного и ей скажут, как его спасти. И обязательно спасут! Она его возьмет себе - мама точно не будет против. И обязательно как-нибудь классно назовет.

   Девушка пронеслась через короткий коридор, в котором сильно пахло лекарствами и хлоркой. Возле кабинета никого не было, и она сразу, торопливым шагом, направилась к врачу. Там, у стеклянных шкафов в большом кабинете возились двое: мужчина и совсем молодая девушка.

   - Вот! - Дашка почти выкрикнула. - Нашла в пакете, в парке! Что с ним можно сделать!

   - Кого нашли? - поинтересовался мужчина.

   - Щенка!

   За спиной Дарьи возник Артем, осторожно забрал у нее сверток и протянул врачам, пояснив:

   - Щенку несколько дней, моя девушка подобрала его в кустах, в мешке. Есть ли шанс, что он выживет?

   - Давайте посмотрим, - медсестра забрала щенка у парня, не забыв кокетливо улыбнуться. Артем и бровью не повел. Он стоял чуть позади Даши, придерживая слегка ее локоть своей ладонью. Сейчас парень не думал о том, чтобы заигрывать с ней. Он просто понимал, что Даше нужна его поддержка, потому как почувствовал неладное еще тогда, когда щенок замолчал.

   - Ну что? - Дашка огромными глазами смотрела, как девушка-ветеринар положила щенка в куртке на металлический стол, покрытый клеенкой. Тут же подошел и ее коллега: он нахмурился и развернул сверток.

   Артем, облизав губы, осторожно взял девушку за плечи. Он уже точно понимал, что случилось. Парень хорошо умел чувствовать некоторые печальные вещи.

   - Девушка, - ветеринар поднял на Дашку уставшие за день глаза. - Мне очень жаль, но щенок уже мертвый.

   Артем еще сильнее сжал ее плечи и вздохнул едва слышно.

   - Как? - Дарья еще не поняла трагедии. - Он же пищал, а потом заснул.

   - Вы сюда принесли его уже мертвым, - медсестра протянула им куртку. - Наверное, он слишком долго пролежал в пакете.

   По щекам у Даши покатились мелкие, похожие на капельки летнего дождя, слезы.

   Артем молча увел ее из ветеринарной клиники и усадил на лавочку в скверике неподалеку. Дашка все плакала и плакала, а он все молчал и молчал. А потом, минут через двадцать, сказал вдруг:

   - Знаешь, у меня в детстве тоже был щенок. Даже вернее уже взрослая собака. Немецкая овчарка. Умный, очень умный пес. Верный. Куда там твоим лебедям, Даша. А когда мне было 12, он погиб - его сбила машина с пьяным мужиком за рулем. - И он замолчал вдруг.

   Дашка подняла зареванное лицо на парня в ожидании печальной истории.

   - Тогда же мне было так хреново - прямо как тебе сейчас, - признался Артем. - Только ты девчонка и можешь плакать, а мне плакать было нельзя - это не для мужиков. Веришь-нет, но у меня в горле стоял комок, и слезы попадали куда-то туда, в горло.

   Дарья обняла его и расплакалась сильнее. Артем тоже обнял ее в ответ, чувствуя, как футболка на груди едва ли пропитывается ее слезами.

   - Верю, - прошептала девушка.

   В этот день Артему все же было не жаль, что они так и не попали в квартиру его друга, а до вечера сидели просто так, на лавке в пустом сквере, и почти не разговаривали.

   К приходу матери Дашка уже окончательно успокоилась и взяла себя в руки. К тому же на смену щемящей грусти из-за щенка пришла тревога за маму: Виктория Константиновна уже который день допоздна задерживалась на работе. А сегодня она побила все рекорды: стрелки на часах приближались к полуночи, когда в двери заскрежетали ключи. Сорвавшись с кресла, в котором она сидела в обнимку с ноутбуком, Дарья выскочила в коридор, теряя тапочки и нечаянно пнув кошку. Та с гневным воем убежала под диван.

   - Мама! - вопль Дарьи заставил Викторию Константиновну вздрогнуть. - Ты где была?!

   - На работе, - женщина сняла легкий светлый плащ, провела рукой по темным волосам. - Эй, а чего у тебя глаза такие красные? Что случилось, дочка?

   - Да ничего особенного, - пробормотала девушка. Из-за щенка она проплакала несколько часов - и все в компании Артема, который просто сидел рядом, гладил ее по спине и изредка говорил что-нибудь успокаивающее, с философским подтекстом. Как он выдержал ее, плачущую, так долго, Дарья не понимала, но искренне была благодарна парню за понимание и поддержку.

   - Точно?

   - Да точно-точно... - не хотелось говорить ей о случившемся.

   - Ну хорошо. - Мать знала, что если Дашка молчит, как партизан, у нее ничего нельзя будет выпытать - расскажет, если сама только захочет. - Тогда, Даша, поставь чайник.

   - В двенадцать ночи?!

   - Ну и что? Еще скажи, что ты спать собиралась.

   - Я ждала родительницу, - Дашка встала в обличительную позу, пытаясь хотя бы рядом с мамой забыть о трехдневном мертвом щенке. - Которая непонятно где шатается по ночам, хотя в городе ходит опасный маньяк.

   - Ну, на меня-то он вряд ли позарится, - хмыкнула Викторий Константиновна. Дашка пошла вслед за нею на кухню, все еще бурча от деланного возмущения. Ей, значит, до темноты гулять запретили, а сами ходят. Девушка сильно сомневалась, что мама задержалась именно на работе. Оттуда не приходят со счастливой улыбкой и не порхают по квартире, напевая что-то себе под нос.

   - Что, процесс выиграла?

   - С чего ты так решила? - мама присела за стол, пока Дашка доставала чашки и включала чайник.

   - Значит, не выиграла. Тогда у тебя было свидание.

   - А у вас есть доказательства?

   Дарья поставила чашку с чаем перед мамой, посмотрела на нее прищуренным взглядом. Затем отошла к кухонной стойке и, облокотившись на нее, заулыбалась весьма ехидно:

   - Ты светишься от радости уже несколько дней, но никакого процесса не выигрывала. У тебя на губах темно-розовая помада, под цвет блузки и сумки. А ты на работу никогда так не красишься. Максимум - прозрачный блеск и пудра, плюс строгие костюмы нейтральных цветов. Значит, ты, скорее всего, после работы переоделась в кабинете, подкрасилась и ускакала на свидание! Мама, кто этот тип? Он прикольный? А он старше тебя? А у меня что, появится отчим?

   Виктория Константиновна поставила чашку и замахала руками, призывая дочь к молчанию.

   - Столько вопросов! Дарья, ты чего?

   - Чего? У меня мама на свидания ходит, а я даже не в курсе. Кто он?

   - С каких пор дочери матерям допросы устраивают? - проворчала женщина. Но все же решила рассказать, тем более что Дашка всем видом показывала, что не отстанет. - Ну ладно, его зовут Владислав Сергеевич Тристанов - бизнесмен, вдовец, сорок три года. Познакомились две недели назад, во время обеда. Я едва не пролила на него сок и громко ругнулась.

   Дашка фыркнула и представила, как ее деловая элегантная мама ругается неприличными словами и кидается стаканами. И после этого она еще удивляется в кого дочь такая буйная?

   - Почему он вдовец? Не Синяя ли он Борода?

   - Господи, Дарья, ты чего такая подозрительная, а? Как будто я у тебя дурочка последняя. У него лет десять назад погибла вся семья и брат с женой. Один племянник остался. Самолет разбился, никто не выжил. Рассказом удовлетворена?

   Даша шмыгнула носом, сочувствуя неизвестному Владиславу Сергеевичу.

   - А вы с ним хотите пожениться?

   - Даша, у вас с Артемом все серьезно?

   - Откуда я знаю? Я с ним недавно знакома и вообще он иногда ведет себя как идиот. - девушка вспомнила, как парень сегодня ее утешал, и слабо улыбнулась. - Но в целом он классный

   - Вот и я пока ничего не знаю, так как мы не так давно знакомы. И хватит вопросов, я устала и хочу спать.

   - А меня с ним познакомишь?

   - Посмотрим. Спать, Даша! Кому-то завтра к первой паре.

   - Кому-то завтра на работу.

   Но девушка все равно пошла спать: то количество пустырника, которое она сегодня выпила, все же заставило ее погрузиться в глубокий оздоровительный сон.

   Всю ночь снилась какая-то гадость: шипящие готы, оскаленные маньяки с бензопилами, которые отражались в зеркалах и прочая нечисть. Только под утро Дашка увидела во сне того самого щенка. Но здесь он был живым и здоровым. Лежал возле большой рыжей собаки и та его облизывала. А потом посмотрела прямо на девушку, и та прочитала в собачьих глазах странную благодарность. За что?

 Дарья проснулась со слезами на глазах, но с чувством странного облегчения.

Глава десятая

  Конец недели и выходные прошли достаточно мирно. Во всяком случае, у Дашки. Маньяк притих и словно бы затаился, хотя полиция по-прежнему продолжала вести активные поиски, правда, без особенных результатов. Мать сказала Дарье, что задержали какого-то молодого человека, которого вроде бы видели около места убийства предпоследней девушки, но достаточно быстро отпустили - у парня брюхом вверх всплыло железное алиби. Дарья, конечно, тут же поспорила с мамой, что и Чикатило ловили дважды и первый раз, за неимением улик, упустили, после чего он убил, собственно, еще двадцать ни в чем не повинных людей. Виктория Константиновна сказала, что она, к сожалению, не следователь, а те и сами знаю, кого ловить, а кого нет. И еще раз посоветовала девушке быть осторожней на улице. Это же настоятельно советовали и в университетах - не только в том, где учились две почти что бывшие соперницы: Амфибия и Ворона, но и во всех других как высших, так и средних учебных заведениях. Не обошли вниманием и школы - одна из жертв была ученицей одиннадцатого класса.

   Кристина к концу недели сумела немного расслабиться, и у нее даже несколько притупился страх перед черноволосым преследователем, тем более что Видарт больше к ней не подходил. Если они и сталкивались, то он лишь кивал ей головой в знак приветствия и спокойно проходил дальше. Казалось, парень либо обижен, либо как-то резко охладел к той, которую еще недавно пугал до потери сознания.

   Один раз он даже и не поздоровался. Кристина проходила мимо его компании -уже с привычной опаской, как кошка перед стаей собак за изгородью.

   Но сколько Крис не косилась на черноволосого обладателя холодной готической красоты своими светлыми и, как всегда, подведенными, глазами, он вообще на нее не обернулся, не то, чтобы поздоровался! К тому же приобнял милую, но крайне яркую девушку с парой проколов на лице и красными дредами. Увидев такую картину, Крис только фыркнула про себя. Между прочим, девушку звали Юлей, и она была хорошей знакомой Кристины. Они изредка общались уже пару лет и иногда ходили в общей компании на концерты и всякие разные тусовки. Правда, в отличие от компанейской "заводной" Юли, более замкнутая Крис не посещали совершенно все тусовки.

   "Ну и обнимай ее, маньяк. А ты, дура, не боишься, что он тебе сердце вырежет? Хватит к нему лезть, самоубийца, что ли?", - подумала почти с возмущением брюнетка, видя, как Юля положила Видарту руку на плечо и громко засмеялась.

   Группа Кристины остановилась около закрытых дверей аудитории напротив компании Видарта, а тот по-прежнему не замечал свою как бы жертву. Он был занят лишь Юлей: стоял с ней в обнимку и задумчиво накручивал на палец ее красную длинную дреду. У него фетиш что ли на волосы? Крис вспомнила, как он еще совсем недавно прикасался к ее прическе. Хмыкнула и сложила руки на груди.

   Вместо Видарта ее вдруг заприметил фиолетововолосый гот. Он, все с той же рожей мрачного пельменя, неожиданно кивнул девушке. Она осторожно кивнула в ответ, и первой залетела в аудиторию - так неприятен ей стал пронзительный взгляд светло-фиолетовых глаз.

   А ту самую таинственную девушку Славы Дашка и Кристина так и не смогли увидеть. Первая предлагала проследить за ним еще раз, однако вторая колебалась. Крис стало как-то немножко не до того, чтобы следить за любимым парнем. Она вообще теперь мало времени проводила на улице и предпочитала держаться маршрута: "университет-дом". Девушка все еще не могла забыть ту мертвую брюнетку, которую нашли на Набережной. Ее бескровное лицо, над которым летали две жирные мухи, снились Крис уже вторую ночь подряд, и она просыпалась в холодном поту, а потом боялась пошевелиться.

   В очередной раз проснувшись от кратковременного, но яркого кошмара, девушка с трудом заставила выйти себя на кухню и выпить успокоительного. За окнами гремела гроза, и дождь шлепал по окнам с невероятным садистским удовольствием. От этого становилось еще страшнее.

   На лестнице Кристина неожиданно встретила Игоря, который в четыре часа только-только откуда-то возвращался. От него ощутимо пахло алкоголем, а походка напоминала танец подгулявшего матроса. Александр Александрович был в командировке, поэтому сейчас парень, видимо, отрывался. А Наталья Игоревна ни слова ему не говорила.

   - Где шлялся? - спросила Кристина, отходя на всякий случай в сторону.

   - Где надо, там и шлялся, - грубовато ответил ей Игорь и вдруг, остановившись, похлопал сводную сестру по щеке. - Много будешь знать, твоя стремная жизнь оборвется очень быстро.

   Его глаза казались невероятно злыми, и та молния, что сверкнула в них, настораживала.

   - Ты чего? - опешила от такого дикого взгляда Кристина.

   - Ничего, - прошипел парень и сказал вдруг, - не влюбляйся, дура. Поняла меня?

   - Совсем? - вежливо поинтересовалась девушка, отступая к стене.

   - Совсем, ни в кого, - Игорь погрозил ей пальцем. - Это херово. Не отпускает.

   - Кто не отпускает?

   - Она. Вот скотина, - прошипел братик и, слегка шатаясь, пошел в свою комнату. Уже из-за двери Кристина услышала его пьяный, с неожиданно визгливыми нотками, смех. Она еще пару минут стояла так, на лестнице, напротив светлой стены, где были развешаны фотографии их счастливой для всех остальных семьи. А дождь продолжал все так же заинтересованно бить в окна квартиры, словно надеялся пробить в них стекла.

   Кристине стало вдруг уже не страшно, а очень грустно. Жаль, что у нее нет того самого старшего брата, который смог бы защитить, а не напугать или унизить. Тогда бы он точно отогнал от нее Видарта, если гот, конечно, маньяк, и не ржал бы над ее чувствами к Славе.

   Когда девушка проходила мимо комнаты Игоря со стаканом теплого молока, зажатым в руке, она услышала теперь уже не смех, а приглушенный полувсхлип-полустон.

   "Да что с тобой? Упейся, Носатый", - вдруг подумала Крис со вздохом, и, остановившись, оставила перед входом в комнату стакан молока. Постучав в дверь, она быстро скрылась в своей комнате. Выпил ли брат молоко, или нет, девушка не знала. Зато долго думала над тем, что неужели этот напыщенный идиот реально влюбился? Так же, как она в Славу или по-другому: сильнее, слабее, яростнее, нежнее? И вообще, Игорек может любить?

   Святослав, кстати, вдруг перестал появляться в университете, чем страшно напугал обеих безответно влюбленных в него девушек. Только через день Кристина и Даша узнали, случайно подслушав слова его сестры Младлены, что он просто заболел и отлеживается дома.

   - А та герл его, наверное, лечит. Прямо дома. Интересно, как? - кусала губы Кристина, переживая за любимого, но пытаясь перевести все в шутку. - Где справедливость? Я тоже хочу сидеть возле его кровати и подсовывать лекарства или что там надо.

   - А ты иди, - отозвалась Дашка рассеянно. - Встретишься там с соперницей, подеретесь на радость больному. Слава от ужаса сразу выздоровеет и убежит подальше.

   - А ты не хотела бы его навестить? - спросила Кристина. Она сидела и болтала ногами в очередных кедах, темно-синих, до середины голени, с белой шнуровкой.

   В ответ Дашка пожала плечами. С некоторых пор она стала понимать, что Идеальный Парень на самом деле не слишком отличается от остальных мужчин. Ну разве что чуть приветливее и не выражается нецензурно. А в остальном, кажется, ничего особенного в нем и нет. Симпатичные лица и широкие плечи есть не только у него. И даже славный характер.

   Другое дело Артем, с которым девушка общалась практически каждый день. Парень ни на минуту не давал о себе забыть. Если не находился рядом, то писал забавные сообщения или звонил. А еще пригласил в выходные покататься на лошадях, за город.

   - Хорошо, - согласилась девушка по телефону. - Но только без ночевки, ясно?

   Парню пришлось с тяжелым вздохом подтвердить, что да, ему все ясно. Правда, он не удержался и добавил голосом святого отца, что рядом с ним, Артемом, Дашеньке не следует ничего опасаться даже темной ночью, "ибо он смиренен аки овечка божия".

   "Овца", - не удержалась от злорадной мысли Дашка, но промолчала, так как хамить пока что не хотелось. Да и не за что было.

   Рано утром, в субботу, Артем со своими прикольными друзьями, которые веселились все дорогу, забрал Дарью и увез за город, на небольшую турбазу, вольготно раскинувшуюся среди полей. Лишь с одной стороны подступала небольшая гора, зимой используемая для катания на тюбинге и лыжах. Чуть в стороне от деревянных уютных домиков стояла просторная конюшня, где можно было выбрать на прокат любую лошадь.

   - Ты раньше-то каталась верхом? - озаботился Артем, когда они уже стояли возле загона, где очарованной этим местом Дашке приглянулась приземистая лошадка с хитрой мордой.

   - Нет, но в детстве я фотографировалась на пони.

   - Понял, ты лузер. Тогда, Барби моя, просто сиди смирно и не бей ее ботинками.

   - Я изверг, что ли? - возмутилась Дашка, наблюдая, как двое дружков Артема с хохотом подсаживают своих подруг на выбранных лошадей.

   - Ты мой личный изверг. Садись, давай.

   - Как-то она мне меньше издалека казалась, - Дарья с легкой опаской разглядывала лоснящийся бок лошади. - А у нее тормоза есть?

   - Конечно, есть. Подергай ее за правое ухо - это и есть тормоз, - чрезвычайно вежливо ответил Артем, и только в его темных глазах застыл смех. - А если за левое подергаешь - у лошадки сработает газ. Подергаешь за правое дважды - включиться вторая скорость.

   - Дурак что ли?

   - Это ты тормоз, - Артем подхватил девушку и одним махом усадил на лошадь. После краткого инструктажа флегматичный инструктор-конюх, как оказалось, приятель Артема, хлопнул животное по крупу и сказал:

   - Ну, ты знаешь куда идти.

   - Э-э-э, - Дашка заволновалась, чувствуя, как под пятой точкой заходили мышцы лошадиной спины. - Она знает, а я-то нет!

   Артем, засмеявшись, легко запрыгнул на черного жеребца с густой гривой и поехал следом за девушкой. Правда, ему быстро надоело плестись в хвосте у Дашки, и парень решил блеснуть умениями: он, подгоняя лошадь, поскакал вперед галопом, остановился и замахал, приглашая повторить за ним.

   - Хвастун, - проворчала Дашка ему вслед. Ее животное мирно топало, куда ему вздумается, то сходя с пыльной тропы и гуляя по траве, то начиная бежать легкой рысью. В такие моменты у девушки как-то подозрительно все замирало в животе, и в затылке холодело от страха.

   - Миленькая лошадочка, ты, главное, не спеши, - попыталась Даша найти общий язык с животным. - Ну вот зачем ты за этим черным конем идешь? Он мужчина, бабник, поматросит и бросит.

   Лошадь фыркнула, словно соглашаясь, все равно продолжая идти в ту же сторону, где "молодецки гарцевал" Артем.

   - Давай мы с тобой отдельно от них погуляем, - продолжала Дашка. - А мужики пусть себе скачут, как индейцы без штанов.

   То ли лошадь впечатлила фраза "индейцы без штанов", то ли она не была ярой мужененавистницей, но она решила прибавить ходу и догнать-таки Артема.

   - Остановите ее! - заорала Дашка, когда лошадь пустилась рысью. Но девушке казалось, что она несется с дикой скоростью. К тому же спина лошадки, ранее всего лишь чуть-чуть покачивавшаяся, вдруг неожиданно стала резко поддавать снизу вверх, и Дарья едва не потеряла равновесие

   - Артем, спаси меня-я-я-я! - еще громче завопила она.

   Артем естественно, "спас", долго читал нотации, обозвал как-то премудро по-японски, когда девушка начала на него орать. А потом долго еще поддевал свою Барби, но одну больше не оставлял и даже научил кататься легкой рысью.

   В общем, прогулка оказалась весьма и весьма плодотворной. После катания, когда Дарья оправилась от испуга и похохотала сама над собой, ребята пошли делать шашлыки и печеную картошку, не забыв, кстати, притащить и алкоголь. Потом просто долго гуляли по живописным окрестностям. Дашка спохватилась, что пора домой, только когда начало темнеть, и ей стала звонить мама.

   - Ну как мы поедем, - пытался сопротивляться Артем, обнимая девушку. - Вот парни уже выпили, за руль не сядут.

   - Не гони, отсюда каждые полчаса маршрутка уходит. Но ты можешь остаться, я великолепно доеду одна.

   Дарья, конечно, врала. Одной по темноте ехать было страшно, так как в голову сразу лезли дурные мысли на тему маньяков в кустах и в подворотнях.

   Но Артем не подвел. Отказавшись от ночевки и посиделок с уговаривающими его остаться друзьями, парень поехал вместе с Дарьей в город. Выглядел он ничуть не расстроенным, и девушке даже стало стыдно за то, что она подозревала его в нехороших мыслях.

   Однако возле подъезда Артем опять распоясался. Он очень долго не отпускал Дашку, прижимал к стене и лез целоваться. Девушка и сама была не против, но наглые руки все же скидывала, когда парень переходил разумные границы.

   - Да-а-а-аш...

   - Чего?

   - Ты меня с ума сводишь.

   - За каких-то несколько дней?

   - За каких-то несколько дней, - согласился парень, целуя девушку в шею. - Да-а-а-аш...

   - Ну чего?

   - Поехали ко мне в гости, - прошептал Артем ей на ухо. Дашка слегка поежилась от его дыхания на своей шее и негромко поинтересовалась:

   - А родители, конечно, не дома?

   - Конечно. Уехали на юбилей друга до завтрашнего вечера. И брата нет. Но есть очень много кофе. И отличная кофеварка. - В его голосе явно прозвучал намек.

   - Ясно. Я пошла домой, - Дарья резко отодвинула Артема, чтобы получить доступ к двери подъезда. - Спасибо, день прошел просто супер! Эй, куда руки тянешь!

   - Иди ко мне, упрямица.

   В квартиру Дашка попала только минут через пятнадцать, так как Артем все не хотел ее отпускать, надеясь на то, что девушка согласиться на его предложение, а она не слишком сильно вырывалась.

   Открыв дверь ключом, Дарья вдруг вся подобралась и замерла, как почуявшая след гончая. Из квартиры донесся незнакомый мужской голос, а затем мамин смех. Она очень давно не смеялась вот так необычно и красиво, как будто ей снова было двадцать пять.

   "Бизнесмена привела", - мигом просекла Дарья и, специально потопав у входа, вошла. Смех моментально стих, а через пару секунд в прихожую выскочила Виктория Константиновна.

   - Ма... - девушка аж словами чуть не подавилась. - Фигасе! Какая ты клевая!

   Виктория Константиновна и впрямь выглядела гораздо моложе своих лет в темно-голубом изящном платье, открывающим стройные ноги, с новой прической и радостным выражением лица. Правда, в воздухе еще проскальзывало некое смущение - едва уловимое, но все же ощутимое. Словно Дашка застала маму за чем-то неприличным, а та застеснялась.

   - Какое точное слово. И впрямь - клевая, - в арке, между гостиной и прихожей, появился гость. Они с Дашкой уставились друг на друга со взаимным любопытством.

   "А он ничего", - подумала девушка.

   Среднего роста представительного вида брюнет с седыми висками, одетый небрежно, но весьма элегантно, первым улыбнулся девушке - приветливо, как другу, без лишнего напряжения, заискивания или бравады.

   - Владислав Сергеевич, рад познакомиться, Дарья. Ваша клевая мама много рассказывала о вас.

   - Представляю, - девушка хмыкнула. - А вы, значит, тот самый бизнесмен, которого она облила соком и обругала?

   - Сами понимаете, что я не мог пройти мимо такой женщины.

   - Да, мужчины очень странные создания.

   - Дарья!

   - Вика, у тебя, правда, очаровательная дочь, - расхохотался мужчина. - Вся в тебя.

   - Дарья, в комнату.

   - Мама! - немедленно заныла девушка. - Ну чего ты тут представление устраиваешь? Ведь ты втайне надеялась нас познакомить, а теперь на попятную, да?

   Виктория Константиновна сделала большие глаза и исподтишка показала дочери кулак.

   - Дашенька, вы чудо. Знаете, буду рад, если познакомитесь с Максимом, ему как раз не хватает этой живости.

   - Кто такой Максим? - мигом заинтересовалась Дашка. Во время беседы они как-то незаметно переместились в гостиную. Девушка уселась прямо на пол, помня о том, что джинсы и ветровка несколько пострадали после бурно проведенного отдыха. Она заметила, как Владислав уселся рядом с ее мамой и даже невзначай коснулся ее руки. Да-а-а, похоже, еще немного и заговорят о совместном проживании.

   - Максим - мой племянник, - пояснил мужчина, закидывая ногу на ногу. - Очень хороший парень, но немного, - тут он несколько запнулся, словно подбирая слова, - своеобразный и замкнутый. И очень одинокий. Я, к сожалению, много работаю - бизнес требует времени, и никогда не мог уделять ему столько внимания, сколько хотелось бы. Поэтому Максим почти все время проводил и проводит со своими странными друзьями. Ну, они, наверное, в какой-то степени, хорошие, правда... не такие живые, как Даша.

   Дашка недоверчиво прищурилась: ей что, предлагают побыть нянькой у странного парня, которого она в глаза не видела? А он симпатичный? А Артем будет ревновать?

   - А почему они странные?

   Владислав Сергеевич пожал плечами. Дашка вдруг поняла, что он ей кого-то немного напоминает. Разворотом плеч, какими-то движениями: уверенными, спокойными и даже властными.

   - Я не слишком разбираюсь в молодежных течениях, однако моего Макса многие называют эпатажным... Чересчур эпатажным. Ну да ладно, со временем, надеюсь, это пройдет.

   "Ясно, неформал какой-нибудь", - сделала про себя вывод Дарья. Она еще немного поболтала с мамой и ее кавалером, который показался девушке весьма приятным, и пошла спать, поняв, что лучше не мешаться.

   - А он ничего так, - заявила с утра матери, пока умывалась и чистила зубы. - Можешь с ним встречаться.

   - Вот спасибо. - Рассмеялась женщина и перевела разговор на другую тему. - Ты долго еще плескаться будешь?

   Дашка посмотрела в запотевшее от пара зеркало и увидела, что мама чем-то смущена.

   - Да ладно, чего ты? Ты же красивая, деловая, веселая - тебе нужен мужчина под стать.

   - Дарья, ты иногда невыносима. Все, иди уже, а то опоздаешь.

   Если выходные Дашки прошли весело и немного сумбурно, то у Крис все обстояло совсем наоборот.

   Первая половина выходных Кристины прошла очень спокойно - отец все еще находился в своей командировке, мачеха с сестренками уехала за город к своим родственникам, а Игорь пропадал то в тренажерном зале, то в клубах, то на гонках. Кстати, о случившемся в ту дождливую ночь он даже и не упоминал. То ли не помнил, то ли делал вид, что такого не было. В любом случае, Игоря почти не было дома, что дало Крис повод расслабиться.

   Субботу она наслаждалась одиночеством, а в воскресенье днем разрешила себе прогуляться по парку, где встретилась с местной неформальной тусовкой. Парни и девушки оккупировали несколько лавочек, скрытых высокими нежно-зелеными кустами. Кто-то просто стоял с сигаретами в руках, кто-то сидел прямо на бордюре, рядом со своими рюкзаками или сумками-почтальонками, а кто-то, как маленькие непоседливые дети, активно двигался туда-сюда. Неподалеку от шумной компании, в которую постоянно кто-то приходил, а кто-то уходил, катались скейтеры.

   Здесь вообще находилось достаточно много людей разных возрастов, выглядевших ярко, по-разному, но явно бросающих вызов обществу. В последнее время Кристина чувствовала себя рядом с подавляющим большинством этих ребят как-то неуютно, словно понимала, что все больше отделяется от довольно-таки беззаботного неформатного мира. Видимо, внезапный страх за сохранность собственной жизни изменили ее мировоззрение, и на многое ей внезапно стало как-то плевать.

   - Ооо, Крис! - громко поприветствовали девушку молодые люди. - Давно тебя не было! Куда пропала?

   Кристина поздоровалась, поболтала со знакомыми, отказалась от похода на чей-то квартирник и села на лавку рядом со старой знакомой, курившей подряд уже четвертую сигарету.

   - А я вчера на пати видела чувака офигенного, - сообщила девушка Крис во время разговора, - он стал моей мечтой намбер ван, и я в него влюбилась.

   - И кто это? - встрял какой-то любопытный парень в спущенных на шею наушниках, сидящий рядом.

   - Рульный тип! - девушка мечтательно прищурилась. - С готами тусуется, такой обалденный. С длинным черными волосами, красивой бледной мордашкой - вы бы видели, какие у него глаза, ммм... Он просто о-фи-ги-тель-ный! У него классные манеры, нереальный прикид, гитарка за спиной. Может, вы его знаете, его зовут Видарт.

   У Кристины едва заметно дернулась рука, в которой был зажат выключенный Айпод. Опять этот демон! Везде он!

   - Моя сестренка рассказывала, что он просто супер, - тарахтела девушка, затягиваясь новой сигаретой, - и в жизни, и в постели.

   От таких откровений Крис неожиданно закашлялась, и подружка заботливо постучала ее по спине.

   - Играет он классно на гитаре. Видарт - мой идеал, блин!

   Кристина мрачно посмотрела на нее, нервно крутя в руках шнур от наушников. Видарт и гитара? Забавно. С каких пор Ночной Демон на Крыльях Ужаса ходит с гитарой? Может, он в ней топор и пилу прячет, которыми забивает девушек? Или вместо гитары в чехле лежат пыточные инструменты и книга на латыни с древними забористыми проклятиями? Крис вспомнила, как выглядит музыкальный инструмент и поняла, что таскать внутри него орудие убийства по меньшей мере неудобно и глупо.

   Девушка с сигаретой что-то еще стала рассказывать о Видарте, а парень скептически хмыкал в ответ. Правда, слушать дальше о новых "добродетелях" черноволосого полуманьяка Кристина больше не смогла.

   Ей помешал звонок. Первые пару секунд девушка даже думала, что это звонит ей сэр гот, почуявший, что она его вспоминает. И уже даже приготовилась к тому, чтобы пообщаться с ним по телефону и дать достойный, но вежливый отпор, однако ее ожидало полнейшее разочарование. Высветился номер телефона папы.

   - Да? - не без раздражения ответила девушка.

   - Ты где? - отрывисто, без приветствий спросил Александр Александрович.

   - На улице. А что? Ты уже приехал? Тише, это из дома, - прошипела она шумным знакомым, орущим что-то под ухо. Отец, судя по голосу, был сильно не в духе, и злить еще больше не следовало. А знакомые, как и всегда бывает в таких ситуациях, еще больше развеселились и громко завопили едва ли не в трубку:

   - Эй, хочешь пиваса?!

   - Наливайте Крис!

   - А закурить дать? А водяры?!

   Кристина выругалась про себя и сбежала едва ли не в другой конец парка.

   - Так-так. Как познавательно. Ты еще и пьешь, девочка моя дорогая? С кем ты там на улице? - еще куда более злым голосом спросил отец девушку. Он явно услышал вопли "шутников". - Со своими неформальными дружками-подружками?

   - А что? - не видела смысла отпираться девушка. Тон отца ей нравился все меньше и меньше. Да он вообще ей редко звонил!

   - Ничего, совсем почти ничего. - В голосе Александра Александровича прозвенела поистине стальная ярость. - Домой. Быстро домой. И чем быстрее ты это сделаешь, тем будет лучше.

   - Да что случилось-то?

   - Того, что, видимо, уже не исправишь. Я жду тебя. Водяру-то с пивасом пить не боишься? - вдруг спросил отец преувеличенно мягко. - В твоем положении это, мягко говоря, неправильно.

   - Папа, ты вообще о чем? Что у вас там произошло?

   Но поздно - отец уже повесил трубку. Кристина, ругнувшись, быстренько распрощалась со всеми и скоро зашагала в сторону дома. Там что-то случилось, и, судя по голосу отца - явно что-то плохое, иначе бы он не звонил самолично и не требовал грозно, чтобы Крис возвращалась домой. Такое было лишь дважды - когда мачехе вдруг взбрело, что она курит травку (на самом деле Кристина жгла индийские благовония), и когда потерялись близняшки, сбежавшие от гувернантки.

   "Вот же отстой. Да что там у них? Может быть, господин Игорек сделал чего-то, а на меня все валит?" - вспомнился Крис недавний случай с вазой.

   Отчасти она была права - во многом произошедшем был виноват ее сводный брат. И он даже не скрывал своего прямого участия в происходящем. Когда Кристина не без опаски вошла в квартиру, Игорь, скрестив руки на груди, стоял в коридоре. Явно хотел посмотреть на бесплатное представление. Девушка даже в кошмарном сне не предполагала, что братец подслушает ее разговор с Дашкой и Видартом, а потом расскажет отцу, что она беременна от какого-то "длинноволосого неформала", который приходил к ней в гости в отсутствие Александра Александровича.

   - Что? - спросила Игоря запыхавшаяся сводная сестренка.

   - Что? Ничего, - сказал парень, отвернулся и начал тихонько насвистывать мелодию из фильма "Убить Билла".

   - Эй, Носатый, - не сдержалась она, - да что произошло?

   - Много чего произошло. - Раздался голос отца, и тяжелой поступью из своего кабинета вышел сам Александр Александрович. Следом за ним семенила и мачеха, зло поглядывая на девушку.

   - Не смей называть так Игоря! - возмущенно закричала она. - Нахалка! Саша, ты только посмотри! Да как она после этого смеет...

   - Помочи, Наташа, я сам разберусь, - мягко оборвал ее муж и подошел к Крис, успевшей только разуться.

   - Что, - остановился напротив дочери Александр Александрович. Он не сводил с ее лица пронзительных глаз. - Доигралась?

   - Во что? - девушка старалась не отвести взгляда, хотя у нее с трудом получалось. Рядом с отцом она часто чувствовала себя маленькой наказанной девочкой.

   - Не во что. А с кем.

   У человека-проблемы, уютно прикорнувшего на Кристинином плече, глаза округлились и стали размером с хорошее яблоко.

   "С кем? Доигралась? Блин, он что, про маньяка узнал?", - пронизанные глубоким удивлением мысли заскакали в голове девушке, как свободолюбивые блохи. Они явно намекали, что вшивый всегда говорит и думает о бане. А Кристина о маньяке Видарте.

   - Догулялась? - продолжал отец. - Я предоставил тебе свободу. Полную свободу. А ты так бездарно потратила ее. И что теперь думаешь делать?

   "Точно догадался о маньяке. Только как? Ладно, если узнал - то к лучшему", - почти с облегчением подумала Крис.

   - Я не знаю, что делать. Правда, не знаю. - Призналась она осторожно.

   - Не знаешь? А ты, - тут в глазах отца помимо праведного гнева проскользнули волнение и тревога. - Ты ведь знаешь, кто он?

   "Предполагаю, что Видарт".

   - Ну же? Отвечай мне!

   - Отвечай отцу, - встряла мачеха.

   - Догадываюсь. - Призналась Кристина неохотно. - Но я не уверена. Может и не он.

   У Игоря глаза на лоб полезли, Наталья Олеговна схватилась за сердце, а Александр Александрович побледнел от злости и только сжал кулак.

   - Не уверена?!

   - Нууу, я точно не знаю, папа, там темно было, хотя его лицо я рассмотрела хорошо. - Тихо произнесла она. - И я его никогда не забуду.

   "И ее тоже", - вспомнилось ей белое лицо жертвы проклятого маньяка с набережной.

   - Саша, спокойней, - предупредила Наталья Олеговна супруга, сжавшего и второй кулак.

   - А я спокоен. Спокоен, черт возьми! Да как я могу быть спокоен? С моей дочерью произошло такое! А она еще мне в лицо говорит, что темные ночи с ним и лица его никогда не забудет!

   - Не ночи, а позднего вечера, - недовольно поправила его Крис, понимая, что отец хоть и позлится, но защитит ее от всяких там Видартов. Раньше-то она ему не рассказывала, потому что думала, что он не поверит ей или упечет куда-нибудь в психушку или в наркодиспансер - подумает, что у нее глюки.

   - Молчать! Почему ты не говоришь, кто он? Или думаешь, я не знаю? А я знаю. Это тот волосатый парень, который приходил к тебе в гости? - уточнил ехидно Александр Александрович.

   - Да... - Не стала скрывать и того Кристина. - Скорее всего он.

   - И он еще посмел в мой дом придти! - Еще пуще разозлился отец. - Так, а ты, ты почему ты мне сразу не сказала, что это случилось? Думала всю жизнь скрывать?

   - Я боялась. - Стараясь ровно дышать, ответила Кристина. - Не знала, как сказать. Это ведь просто нереально как-то. Страшно. Я хотела обратиться в милицию, но меня уговорила не ходить туда... подруга.

   - Что-о-о? - закричал вдруг отец яростно. Он явно понял что-то по-своему.

   Наталья Олеговна закрыла рот руками и что-то запричитала. Даже Игоря эти слова проняли. Он уставился на сводную сестрицу большими глазами, в которых заметались огни недоверия и ярости.

   В порыве чувств Александр Александрович грохнул кулаком по дверному косяку. Крис вздрогнула. Ее поразило, как отец отреагировал на то, что она боялась маньяка и не пошла в милицию.

   - Что ты сказала? - почти прорычал Александр Александрович. Теперь его лицо покраснело.

   - Вы это, - даже заволновался Игорь, видя бешенство в глазах отчима. Он отлепился от стенки и чуть-чуть загородил собою Кристину. - Не бейте ее, она же в положении. - И тут же добавил. - Хоть и дура. И не виновата по ходу.

   - А я не буду ее бить. Я убью этого урода, который с ней это сделал! Сукин сын! Да он кем себя возомнил? - продолжал кричать Александр Александрович. Он за полминуты выдал такие матерные выражения, которые никогда не позволял себе не то, чтобы в присутствии женщин, даже в присутствии мужчин. А после, с трудом успокоившись, вдруг несмело взял ошарашенную дочь за руку и произнес тихо, но уверенно.

   - Я его найду, Кристина. Не переживай. Я все знаю о нем. Найду и лично задушу. Да я без ментов над ним самосуд устрою! Уррррод. Он тебя больше никогда не тронет, милая. Не переживай, хорошо? - и отец впервые за много лет погладил девушку по волосам, хотя от злости и потрясения его руки прямо-таки тряслись. - Он никогда не тронет тебя, все будет хорошо. Папа все сделает так, чтобы ты это забыла и никогда не вспоминала.

   И он обнял Кристину.

   - Подумать только! Восемнадцать лет и такое, - шептала потрясенно и мачеха, с жалостью глядя на онемевшую от удивления Кристину. Даже Игорь ошарашено коснулся ее плеча.

   - Как так? - произнес он растерянно. - Как так? Да, черт возьми! Он не мужик. Он козел! Ты это... ты вообще как себя чувствуешь?

   - Нормально, - косо посмотрела на него Кристина. Мачеха вдруг стала ни к селу, ни к городу, вспоминать о статье и сроках, дающихся насильникам. И это насторожило Кристину. А новые угрозы отца "грязному извращенцу" и вовсе добили ее.

   "Так, похоже, он не о маньяке говорит! Вот же подстава, - дошло до нее внезапно. - Но о чем тогда? Что у них за дурдом?! И как это связано с тем, что Видарт к нам приходил? Блин! Они думают, что он меня... того?".

   - Папа, - перебила отца девушка. - Кажется, мы друг друга не поняли. Ничего такого, о чем ты подумал, не было. Парень, который к нам приходил, он со мной ничего плохого не делал.

   Когда выяснилось, что Видарт ничего не делал Крис, отец вроде бы облегченно вздохнул, прикрыв глаза, а потом, набрав побольше воздуха в грудь, заорал вновь. Ему и Наталье Олеговне показалось, что Кристина изощренно издевается над ними.

   - Ты придуривалась?! Чертовка! Да как только посмела! Хватит делать из нас идиотов! - рявкнул мужчина и вдруг спросил тихо, почти спокойно.

   - Так. А теперь вернемся к нашей проблемке. Кто отец ребенка?

   - Чьего? - Настал черед Кристины дико удивляться.

   - Ну не моего же! - взвизгнула обозленная мачеха. - И не Игоря! Твоего ребенка! Кто папаша твоего ребенка, неблагодарная ты свинья! Никогда не думала, что ты нашей семье позор принесешь в подоле! А ты принесла. Что теперь люди скажут? Что у Архиповых воспитывается юная... - И она не слишком красиво обозвала падчерицу.

   - Да вы что, рехнулись?! - закричала Крис. - Какого ребенка?

   - Твоего! Мы все знаем, ты беременна. Непонятно от какого типа. Такого же, как и ты! Да как ты могла! Гулящая девка! - обвиняющее заорала в ответ Наталья Олеговна.

   Завязался новый скандал, и только минут через двадцать Кристина смогла объяснить, что не ждет никакого ребенка. А молодой человек, что приходил к ней - всего лишь ее парень, который так неудачно пошутил. У Кристины нечаянно вырвалось, что Видарт - ее мальчик, в порыве правого возмущения. Подумать только! Носатый подслушал тогда разговор и рассказал отцу! А тот поверил.

   - Так ты не беременна? - сверлил Александр Александрович Кристину тяжелым взглядом. Вся их семья сидела за квадратным столом в гостиной. Мачеха пила успокоительное, Александр Александрович в сердцах выпил двести грамм коньяка, а Игорь и Кристина потягивали сок и молча поедали друг друга взглядами.

   - Нет, конечно! Папа, что за глупости! Кто это вам сказал?

   - Игорь, - сурово сдвинул брови к переносице Архипов-старший. - Объяснись.

   Молодой человек, поглядывая на мать, все еще пышущую злобой, словно ища поддержки, ответил:

   - А что объясняться-то? Когда она этого волосатого домой притащила, я слышал, как он сказал ей: "Давай, я тебе срок беременности проверю. У тебя будет сын, бла-бла-бла". И она такая со всем соглашалась. Что я могу подумать? Вы вернулись, и я сразу все рассказал.

   - Игорек беспокоился за сестру, - тут же встряла мачеха, погладив сына по руке. - Какой ты у нас мальчик заботливый.

   - Так, - вынес, наконец, свой вердикт Александр Александрович. - Игорь. Лишаешься карманных денег и машины на ближайшие две недели. Умей оперативно и точно проверять сведения и правильно преподносить их другим. Если хочешь работать в моей компании, усвой урок. Кристина. В июле вместо тура по Европе едешь в пансионат для воспитания манер. В тебе нет никакого уважения к нашей семье.

   По лицу Игоря заходили желваки. Он дернулся, и, ни слова не говоря, встал из-за стола и ушел в свою комнату. Наталья Олеговна, заламывая руки, бросилась за ним. У Кристины тоже оборвалось сердце - в Лондоне должен был состояться концерт любимой метал-группы, чьи песни постоянно звучал в ее наушниках.

   - И еще. Во вторник, в семь часов, будь добра, пригласи своего парня. Хочу на него взглянуть и поговорить, раз он захотел с тобой общаться на особенном уровне. - Вдруг сказал Александр Александрович Кристине. Он явно перепугался за дочь, хоть и не показывал вида. И теперь хотел знать, с каким таким мальчиком у нее появились отношения.

   "Приведу кого-нибудь с длинными волосами, пусть моего парня сыграет", - подумала с облегчением Крис, перебирая в уме знакомых, которые могли бы теоретически согласиться на такое. Однако ее ждало необыкновенное разочарование.

   - Информацию о нем я уже пробил. Когда Игорь сегодня рассказал о том, что ты якобы, - тут отец смущенно замолчал, - беременна, я первым делом проверил записи камер наблюдения за тот день и час, когда он приходил к нам. Мои люди помогли узнать, кто это такой.

   - И? - похолодела Кристина вместе с человеком-проблемой - он даже изморозью покрылся.

   - Интересный парень. Оказывается, подходящая тебе партия. Наследство у него просто отменное. Да и сам перспективный. - Коротко отвечал мужчина. - Хоть и похож на идиота. Но спишем все это на молодость. Вообщем, я жду его во вторник, и точка. Популярно объясню ему, что не хочу внуков.

   - А если он придти не сможет?

   - Я сам к нему приду, - пообещал Александр Александрович. Он был вполне серьезен. - А то странные у него шуточки насчет твоей беременности, кхм. Все, иди наверх. Разговор окончен. И забыл сказать - Интернет у тебя тоже блокируется на две недели. Вместо того чтобы сидеть в соцсетях, читай классику. Кстати, неплохо будет тебе и свою подругу привести, что уже была в нашем доме. Раз ты пригласила этих двоих к себе, значит, вы действительно близко общаетесь. Да, - повысил он голос, - я хочу познакомиться с твоими друзьями. Чтобы удостовериться, что они могут быть вхожими в наш дом.

   На самом деле мужчина вдруг с горечью понял, что как-то совершено мало уделял внимание собственной старшей дочери и решил восполнить дефицит общения таким довольно неуклюжим способом Александр был сильным мужчиной и отличным бизнесменом, но мало что смыслил в психологии дочки. Он просто захотел стать немного ближе к ней и пообщаться с теми, кого Кристина считает своими парнем и подругой. Глядишь, он начнет понимать ее лучше, да и она сама станет ему чуть-чуть ближе. Сегодня он лишь несколько минут думал о том, что какой-то мерзавец обидел его девочку, и хотел собственноручно его убить за это, но эти минуты очень повлияли на его отношение к дочери.

   - Иди в свою комнату. - Велел он Кристине со вздохом и встал из-за стола, оставив дочь в некоторой прострации. Теперь ей нужно было привести домой свое личное чудовище с красивым лицом, но с непонятно какой душою. И представить его отцу, как своего парня.

Глава одиннадцатая 

  В общем, в понедельник, где-то ближе к обеду, девушки встретились возле одного из корпусов. Точнее, Дашка подошла, несколько взволнованная паническими сообщениями Кристины. Брюнетка сидела на гранитном парапете, рядом со ступенями корпуса и смотрела куда-то вдаль. Обернувшись, Дарья увидела, что ее новая знакомая сверлит взглядом вездесущего Видарта. Тот стоял в окружении таких же чокнутых, небрежно обнимая за плечи хохочущую девчонку с красными дредами.

   - Это что за дама с какашками на голове? - поинтересовалась Дашка тут же.

   - Это? Ааа, это Юля, - равнодушным голосом пояснила Крис, продолжая как-то странно смотреть на парочку, одновременно методично, как четки, перебирая в пальцах провод от наушников. Лак на ногтях у нее сегодня радовал кислотно-желтым цветом.

   - И что?

   - Ничего. Он тусит с ней уже с той недели. - И без перехода все так же неэмоционально добавила. - А мне надо как-то подойти и позвать его к себе в гости.

   Дашка так и села. Прямо на холодный гранит парапета, не подложив рюкзака.

   - Я что-то пропустила, и Видарт уже не маньяк?

   Ворона вновь смогла удивить.

   - Я не знаю, кто он, но вы оба: и ты, и он приглашены во вторник вечером к нам на ужин.

   - Не поняла? В честь чего?

   - В честь того, что папочка решил вдруг озаботиться моим воспитанием, - Крис не выдержала и треснула кулаком по коленке. - Игорь, сволочной мой братец, чтоб его! Короче, это эпично. Послушай.

   И она в подробностях рассказала Дарье обо всем, что произошло дома в воскресенье вечером. И почему-то Крис стало немного легче, словно она переложила пару кирпичей из груза проблем со своих плеч на плечи той, кого еще совсем недавно считала своей соперницей. Или даже почти заклятой врагиней. Кристина сама себя удивлялась: до сих пор она старалась особо не посвящать знакомых в свою личную жизнь. А Дашке многое рассказала, не без смущения, конечно, но все же. И вторая девушка внимательно слушала рассказ, кивая головой, изредка перебивая и кое-где хихикая, однако в ее карих глазах отчетливо виднелось простое человеческое сочувствие.

   - Раньше я думала, что даже самое большое западло не делается просто так. А теперь думаю, что справедливость настолько эфемерна, что ее на меня не хватает, - закончила свой печальный рассказ Кристина.

   - Круто, - Дашка была под впечатление от услышанного. - Просто супер! Как ты вообще себе представляешь себе этот ужин?

   - Никак. Я думаю о нем с ужасом. Тихим. Но завтра, видимо, он будет громким.

   - Блин, и ведь не подменишь Видарта никем теперь

   - Подстава конкретная. - Печально согласилась Кристина. - Вот что за идиотизм, а? Что мне делать? Слава болеет, маньяки преследуют еще и отец родной свинью подложил.

   - Да, - хмыкнула Дарья. - Большую готическую свинку.

   Крис невольно представила у Видарта на лице вместо прямого носа свиной пятак и заухмылялась. Взгляд ее снова переместился на Видарта и его Юленьку Шкоду, и вместо неформальной парочки яркое живое воображение Кристины увидело двух обнаглевших свинок - черную и красную, с пятаками и закрученными в кренделек хвостиками. Правда, свинья под именем Видарт начала вдруг обрастать чешуей и обзаводиться рогами и копытами, без труда превратилась в демона, и проглотила красную товарку.

   - С тобой не соскучишься.

   - Я такая, - Дашка встала. - Эх, ладно, надо действовать. Что-то я сегодня добрая. Ты, давай, речь готовь.

   - Стой! - Крис в панике вскочила следом за ней. - Стой! Ты куда?!

   - Ну я не могу пропустить такое событие: маньяк в гостях своей жертвы на правах будущего зятя, - Дашка явно издевалась над ней, но беззлобно. - Пойду, позову его, а то ты сама точно не решишься.

   - Стой! Не надо! Да стой же ты!

   Но девушка уже уверенно шла вперед, ловко огибая студенческие группки. И Кристине оставалось только смотреть ей вслед и проклинать тот день, когда она вообще решила поступать в этот университет. За что ей такое наказание? В чем она провинилась? Сейчас Дашка ее перед проклятым Видартом и его дружками опозорит вконец.

   А Амфибия, однако, какая смелая девка. Интересно, она вообще чего-нибудь боится? Если даже смогла предполагаемого маньяка уронить, когда он к ней, Крис, полез. Реально - той-терьер какой-то бесстрашный. Кристина почему-то представила эту мелкую собачку с Дашкиным лицом. Песик подпрыгивал и орал: "Вмажь ему! Вмажь ему!". Крис вдруг улыбнулась и ей стало куда спокойней. Как будто бы Дарья могла защитить ее от Видарта и от прочих неприятностей. Она смотрела на свою "лучшую подругу" до тех пор, пока та не подошла к компании гота, а после поспешно отвернулась, ломая ногти. Ей было и стыдно, и гордость начинала петь что-то вроде: "Ты же его отшила, а теперь идешь к нему на поклон". Изредка Крис оглядывалась, но не могла понять, о чем разговаривают Видарт и ее персональный посол Доброй воли.

   Дарья тем временем, добралась до нужной компании. Притормозив на мгновение, сделала глубокий вдох, словно перед погружением в воду. Все, отступать назад поздно: на нее уже все обернулись. Посылая направо и налево милые улыбки, девушка подошла к Видарту и поманила его к себе пальцем. Он вздернул правую бровь и ткнул себя в грудь, спрашивая, его ли Дашка хочет позвать? Она кивнула.

   - Два слова. Совершенно секретно, - при этом покосилась на Юлю, прижимавшуюся к готу. Видарт тоже посмотрел на обладательницу красных дред, словно только сейчас заметил ее. Заметил и тотчас медленно, с чувством, погладил по щеке. Девушка тут же прильнула к нему поближе. Дарья едва не передернулась, но продолжала спокойно ждать, пока на нее обратят внимание.

   - Что ты хотела? - спросил Видарт у Дашки.

   Поняв, что гот решил повредничать и не собирается отходить от друзей, девушка подошла к нему вплотную, встала на цыпочки и прошипела на ухо.

   - У нас с Крис весьма деликатная проблема. Просто жуть какая деликатная и ты в ней сильно замешан.

   - Что случилось? - весьма удивился Видарт. Кажется, он не ожидал, что Дарья в наглую подойдет к нему. Юля тоже посмотрела на девушку - только не слишком приветливо. Но Дашке на красноволосую вообще было глубоко и далеко плевать. И посвящать ее в свои планы она не собиралась.

   Пришлось опять вставать на цыпочки и шипеть более зловеще.

   - Блин, давай отойдем, а то тут ушей куча. А мне только твои нужны. Там реальная проблема, причем если ее не разрулим, то проблема станет чисто твоей. Оно тебе надо?

   - А тебе оно надо, чтобы я оставался с тобой наедине? - усмехнулся парень.

   - Я не Крис, - отозвалась девушка, хотя внутри что-то ойкнуло. Но Дашка трезво оценивала ситуацию: здесь куча людей, ничего ей не сделают, будь Вид хоть трижды маньяком в стадии обострения.

   - Крис? Змейка тебя послала? - Видарт поцеловал в висок свою Юлю и со словами "сейчас буду", покинул свою компанию. То ли Черный, то ли Белый крикнули ему вслед, чтобы он ничего плохого не сделал с  "обворожительной милашкой", а Шкода не слишком добро посмотрела на Дашку. Та в ответ послала акулью улыбку и потопала за готом.

   Они отошли недалеко и остановились под большой голубой елью, в прохладной тени. Отсюда отлично просматривалась явно нервничающая Кристина, делающая вид, что ковыряется в рюкзаке.

   Дашка посмотрела на спокойное отрешенное лицо собеседника, откашлялась.

   - Короче, вкратце дело обстоит так: походу нам с тобой придется предстать перед очами отца Кристины. Если этого не сделаем - он сам заявится к нам.

   - Даже так, Даша? - Парень провел по лицу ладонью, под лучами солнца свернули серебряные перстни. - И по какому поводу он к нам придет? Кристин сказала ему, что ты и я развращаем ее?

   - Меня только не приписывай, - буркнула девушка. - Походу он решил, что ты ее парень. Слушай, ты сам с ней поговори, а? Она ээээ...стесняется подходить и сильно раскаивается в своем поведении. Посмотри, разве тебе ее не жалко?

   Девушка ткнула пальцем в сторону Крис. Та как раз вытащила из рюкзака тетрадь и мрачно разглядывала обложку.

   - Она такая печальная, прямо в депрессии. Слу-у-у-шай, - Дарья округлила глаза. - А, может, она ревнует?

   - Ревнует? Моя Кристин, к сожалению, лишена такого чувства. - Сказал молодой человек, прислоняясь к стволу дерева. Он смотрел на брюнетку нежно, но и сердито одновременно. - А жаль. Леди, вы ведь подруги?

   - Странный вопрос. Стала бы я помогать врагу?

   - Психология женщин сродни психологии вселенского зла, - ответил Видарт. - Непонятна и бессмысленна. Я бы даже сказал, что жестока, если бы не ее милая глупость.

   Даша малость ошалела, подумала и решила не развивать спор на тему женского добра и мужского коварства.

   - Короче, пошли к ней, а? Она тебе все расскажет, и ты уж сам решай: идти в гости или приятно провести время со своей новой подружкой.

   - Что ж. Ты меня заинтриговала. Пошли. Хотя.... Ревнует, говоришь? - спросил Видарт, внимательно глядя в сторону Кристины. Теперь рядом с девушкой сидел какой-то светловолосый парень в темно-бордовой кофте с капюшоном и что-то говорил ей. Крис внимательно слушала, склонив голову на бок, а парень осторожно положил ей руку на плечо.

   - Депрессия у нее? А это ее персональный утешитель? Пойдем, Дарья? - и Видарт первым направился к Крис.

   "Вот дура, кого она уже там подцепила?", - подумал Дашка и побежала следом. Кажется, вновь начиналось что-то забавное.

   А Кристина сидела рядом со своим одногруппником Вадимом. Он заметил ее совершенно случайно буквально минуту назад и тут же подошел. Ее лицо показалось парню очень печальным, а движения - нервными.

   - Привет!

   - Привет.

   - Что с тобой? - Вадим сел около девушки. - Ты в последнее время сама не своя, Архипова. В обмороки падаешь, почти не с кем не общаешься, ходишь, как зашуганная кем-то.

   - Да все нормально. Просто настроение такое.

   - Скажи прямо, что с тобой случилось? Я же вижу, что у тебя проблемы, - и тут Вадим легонько обнял ее одной рукой за плечо, словно в дружеской поддержке.

   - Да нет у меня проблем, Вадим, все в порядке, - не собиралась посвящать парня в свои "околоманьяческие" проблемы Кристина. Она осторожно убрала его руку.

   - Ты связалась с этим недоумком Видартом, и стала такой.

   "Какой ты умный, - мрачно пошутила Кристина про себя, - естественно, это из-за Видарта, чтобы его в раю навечно поселить, без доступа в ад".

   - Не общайся с ним. - нахмурился Вадим. Он все еще помнил, как гот нес упавшую в обморок Кристину на руках. - Кристина, он тобою пользуется. Он наркоман, псих и сатанист. Зачем он тебе нужен?

   - Да он мне не.... - Девушка замолчала на полуслове, почувствовав что-то неладное.

   - Да, зачем я тебе нужен? - раздался за их спинами спокойный, обманчиво мягкий голос Видарта. - Особенно в этот вторник? Что ты хочешь от наркомана, психа и сатаниста?

   Он уже тут! Кристина нервно оглянулась. Вадим тоже. Увидев гота, он тут же поднялся на ноги.

   "Подкрался, как вампир! А Дашка даже не предупредила!" - пронеслось в голове у Крис. Она, конечно, безумно хотела сказать, что никакой Видарт ей не нужен и даром, однако понимала, что тогда гот очень обидится. Он не то, что к ней домой не пойдет, он ее точно убьет, как и прочих жертв. Да и Дашка подавала ей всяческие знаки молчать. Больше всего, правда, крутила пальцем около виска.

   - Вадим, - вновь и вновь проклиная гота, произнесла Кристина тихо. - Не говори так о Видарте. Он совсем не такой. И вообще, какая тебе разница, с кем я общаюсь? Пожалуйста, не лезь в мою жизнь.

   Дашка радостно кивала в такт словам.

   - Мне противно смотреть, как ты портишь себе жизнь, - сплюнул обозлившийся Вадим на землю. - Девушка должна быть чистой, а не смешанной с грязью. А у таких, как он, грязь в крови.

   И парень ушел прочь, больше ничего не сказав. Видарт посмотрел ему вслед с явной угрозой в глазах, но тоже ничего не произнес. Хотя, как показалось Крис, взял ее одногруппника на заметку в свой маньяческий ум. Однако Видарт очень быстро переключился с Вадима на Крис.

   - Что ты от меня хотела? - спросил он.

   Та собралась с остатками своего покореженного духа, посмотрела по сторонам - не слышит ли кто ее бреда и негромко произнесла:

   - У меня очень щекотливая ситуация. Очень и очень. Приди, пожалуйста, во вторник вечером ко мне домой и скажи моему папе, что ты этот...

   - Что я кто? - чуть наклонился к ней длинноволосый.

   - Что ты - мой парень, - негромко попросила она, чувствуя себя кретинкой в последней стадии.

   - Даже так? И зачем же мне это?

   - Ну, ты мне очень поможешь. - Осторожно взглянула на него Кристина. Ей не оставалось ничего другого, как рассказать ему вкратце всю свою крайне печальную историю. Только Дашке она рассказывала все ярко и красочно, а ему - схематично и бестолково - из-за волнения, смущения и некоторой злобности. Описываемая ситуация Видарту как-то не очень понравилась. По крайней мере, он не смеялся и даже не улыбнулся, видимо, ситуация, что он стал чьим-то там будущим папочкой, его не очень вдохновляла. Молодой человек, потирая запястье левой руки, сказал только два слова:

   - Уговори меня.

   - В смысле? - не поняла девушка, ожидающая ярого отказа и насмешек.

   - В прямом. Уговори пойти. Ты же девушка. Знаешь подходы.

   - И как я буду тебя уговаривать? - выдохнула Крис. - Как ты себе это представляешь?

   "Лучше бы отец сам к нему пришел!", - подумала она в панике, понимая, что еще чуть-чуть, и она сама укусит умника.

   - К примеру, подойди и целуй. - Безучастно отозвался парень.

   - Кого?

   - Свою подругу.

   - Что-о-о?! - закричали Дашка и Кристина почти одновременно.

   - Глупая, - покачал головой Видарт. Его изрядно позабавила реакция девчонок. - Меня.

   - Я сейчас не могу. - Испугалась Крис.

   - И почему? Если не умеешь - научу. - В тоне парня появилось лже-умиление.

   - Умею, - блеснули ее глаза, в то время как мозг отчаянно придумывал план того, как получить желаемое и одновременно надуть недоумка. - Знаешь, когда придешь ко мне в гости, тогда и я сделаю, что ты просишь. А сейчас я немного не готова.

   - Обещаешь?

   - Ну как бы... да.

   "Обещания три года ждут. Сходишь один раз в гости, и фиг я с тобой больше увижусь, милый мой!", - пронеслось у нее в голове. План был придуман.

   - Смотри, боги не любят когда обещания нарушаются. - Сообщил Видарт. - Клятвопреступники всегда... скажем так, дорого платят за нарушенные обещания.

   Ни Дашка, ни Кристина так и не поняли, шутил ли гот или говорил серьезно.

   - Я тебя иногда боюсь, - вымолвила длинноволосая девушка. Она солгала - Видарта она боялась почти всегда.

   - Не бойся меня, хорошо? Aquila non captat muscas.

   - Что это? - в замешательстве спросила Кристина.

   - Орел не ловит мух, - прошептал парень, наклоняясь к ее уху и прикрывая глаза. - Я буду ждать вторника. И сделаю все, что надо. А потом настанет твоя очередь.

Глава двенадцатая 

 Вторник подкрался совершенно незаметно, как уличный воришка к зазевавшемуся торговцу, расхваливающему свои товар и не замечающему, как ловкие тонике пальцы вытаскивают его кошелек с золотом.

   Казалось, еще совсем недавно девушки разговаривали со странным парнем Видартом, обсуждали предстоящий ужин, спорили и даже шутили, почти совсем забыв о Славе, а теперь Дарья вдруг обнаружила себя выходящей из машины, перед домом Крис.

   - Дочь, - мама еще раз окинула Дашку придирчивым взглядом. - Веди себя не как всегда. Старайся соблюдать правила этикета.

   - В смысле, не пинать кошек и не пугать детей?

   - Хотя бы это. Удачи, - Виктория Константиновна погрозила дочери кулаком и уехала в ресторан на встречу с Владиславом. Дашка взглядом проводил авто мамы, и со вздохом поправила немного задравшееся платье. Наряд стоил ей двухчасового спора с матерью, которая решила, что дочка должна выглядеть великолепно. Дашка же настаивала на удобстве и упрямо отказывалась надевать что-то непрактичное. Заявив, что воспитала неблагодарную дочь, Виктория Константиновна почти силой нацепила на девушку узкое бежевое платье, открывающее стройные ножки, заставила уложить волосы и надеть элегантные серебряные украшения с жемчугом. Виктория Константиновна знала, что ее дочь идет в гости к господам Архиповым, а так как была несколько наслышана об этой семье, то заставила дочку нарядиться соответственно. Да и Кристина предупредила, кстати говоря, что ужин будет несколько официальным, и на нем будут присутствовать несколько других гостей - близких семьи. Она и сама уже была не рада этому вечеру. А вот Дашка его даже ждала - веселиться она любила.

   Сейчас красивая, но злая Дарья, громко цокая каблуками и размахивая одной рукой, шла через небольшой дворик ко входной двери.

   Видарта, с длинными волосами, собранными в низкий хвост и облаченного в строгий элегантный черный костюм с серебряными эполетами на правом плече и черную же рубашку с наглухо застегнутым высоким воротом-стоечкой, она увидела, когда приготовилась нажать на звонок. Гот появился словно из ниоткуда и с интересом посмотрел на девушку. В руках у него, кстати, были цветы - роскошные темно-бордовые розы и что-то еще. Он заинтересовано взглянул на девушку.

   - Вот только скажи что-нибудь, - процедила Дашка сквозь зубы. - Я тебя на ходу придушу!

   - Милая девушка, вы прелестны. Если Кристин будет одета так же, мне придется украсть вас обеих. - Отозвался парень с небольшой издевкой - а, может быть, девушке она только показалось. - Научись воспринимать себя, как женщину, Дарья. Тебе идет быть женщиной.

   - И этот туда же, - вспомнила Дашка издевательства Артема и то, с каким удовольствием тот называл ее женщиной. - Сам, кстати, на мужчину стал похож. Все, пошли.

   Она первой нажала кнопку звонка. В глубинах квартиры раздался нежный перезвон словно десятка хрустальных колокольчиков, разговаривающих на своем особенном мелодичном языке. Дашка переступила и покосилась на своего спокойного спутника. Ох, ей бы такую выдержку, как у него. Железный парень.

   Кажется, Кристина ждала, когда позвонят. Иначе, почему она так быстро открыла?

   - При... - начала радостно Дарья, увидев "лучшую подругу". - Ой! Крис! Ты в платье?!

   - Гребанное платье, - проворчала Кристина, откидывая с лица длинный, залитый лаком вьющийся локон. Остальные ее волосы были уложены в замысловатую высокую прическу, которую украшала диадема с маленькими очень яркими камешками, переливающимися всеми, без исключения, цветами радуги. Изящные серьги с точно такими же камешками украшали ее уши. Многочисленные пирсинги отсутствовали, и выглядела девушка совершенно по другому, нежели обычно. Вместо узких джинс и футболок - приталенное черное элегантное  платье чуть выше колен, вместо кед и "гадов" - явно дорогие туфли на каблуке. Теперь Кристина была похожа на дочь богатого отца.

   - Я сейчас сдохну, - поведала хозяйка дома Дарье, не замечая Видарта, стоящего позади той. - Мачеха заставила надеть чулки.

   - И меня заставили! - радостно сообщила Дашка, тут же ойкнула и округлила глаза. - Видарт, ничего, что мы тут женскими тайнами делимся?

   - Делитесь дальше, - разрешил он спокойно. - Так и быть, я никому не скажу о ваших страшных чулочных секретах.

   - Спасибо за разрешение, - проворчала Дарья.

   А Кристина, увидев своего персонального маньяка, только глаза прикрыла на мгновение. Гот, больше ничего не произнося, стал пристально разглядывать девушку. Его взгляда Крис выдержать не смогла и отвернулась - ей стало не по себе под взглядом черных глаз. Чертовы рога, она точно влипла! Чего он пялится? Она что, там мерзко выглядит? Или он уже сейчас хочет ее убить и расчленить?

   Кристина снова подняла руку, чтобы поправить все время падающий на лоб локон, но Видарт ее опередил. Осторожным жестом убрал прядь ей за ухо и как-то предвкушающе улыбнулся одними уголками бледных губ. Крис почувствовала, что еще немного - и у нее начнет дергаться левый глаз, или правый, или даже оба сразу.

   Прозрачный человек-проблема выглянул из-за угла и испуганно, но заинтересованно посмотрел на гостя. Тот как будто увидел постоянного спутника черноволосой девушки и удивленно поднял бровь.

   А Кристина еще больше смутившись, словно этот парень на секунду умудрился залезть к ней в душу, отвернулась и одними губами прошептала что-то устало-злобное. Однако и Дашка, и Видарт отчетливо разобрали слово "козел". Дарья захихикала.

   - Мне уйти? - тут же спросил молодой человек. Тон его оставался прежним, равнодушным. - Рогатым не место в этом доме?

   - Ты что! Ты это... наш самый почетный гость. - Испугалась тут же Кристина и стала милой-милой, как принцесса из сказки. Она светски, явно копируя кого-то, улыбнулась парню и пригласила его войти. Переборов себя, даже коснулась его локтя, но почти сразу же отпустила, потому что почувствовала необъяснимое и даже страшное желание - обнять длинноволосого.

   Кристина даже обрадовалась, когда в холл, наконец-то, вышел отец со свитой. То есть, с мачехой и Игорем. Причем последний стиснул зубы и стал смотреть на Видарта, как инквизитор на черта. А вот выглядывающие из гостиной нарядные близняшки, глядя на гота, хихикали. Кажется, он очень им понравился прямо с первого взгляда.

   - Здравствуйте. - Громко произнес Александр Александрович, глядя с холодной изучающей улыбкой на гостей. Дарью он принял вполне благосклонно - как-никак раньше у его дочери не было близких подруг. К тому же Даша выглядела вполне прилично и не была похожа на размалеванных неформалок с разноцветными волосами в военных ботинках, с которыми общалась Кристина. А вот Видарта мужчина разглядывал со скрытой суровостью во взгляде.

   - Ээээ, папа, - Крис чувствовала себя последней идиоткой. - Папа, познакомься, это моя подруга Дарья и мой, э-э-э, мой...

   У нее язык не поворачивался назвать маньяка своим другом.

   - Ее молодой человек, - пришел на помощь Видарт. - Добрый вечер.

   Дашка, мило улыбаясь, приготовилась к представлению. Она решила вести себя хорошо, по крайней мере, постараться выглядеть настоящей воспитанной леди. И даже не стала корчить рожи светловолосому смазливому парню, который, сунув руки в карманы, прислонился к стене и мрачно разглядывал вновь прибывших. Девушку он оглядывал со спортивным плейбойским интересом: с ног до головы. Дашка узнала его: это он тогда разглядел ее в кустах и сдал Славе. Так, так, так - значит, вот он какой, сводный братец Крис. И, кажется, сама сестричка от него была далеко не в восторге.

   - Рад видеть тех, с кем так близко общается Кристина, - улыбнувшись Дарье, Александр Александрович крепко, словно проверяя на прочность, пожал руку Видарту. И поинтересовался. - Максим, кажется? Верно?

   Услышав настоящее имя парня, Крис настороженно хмыкнула в кулак, а Дашка округлила глаза. Надо же, его зовут Максом!

   - Совершенно верно. Рад увидеть отца такой очаровательной девушки как Кристи?н, - Видарт снова назвал ее на свой манер. Крис чуть нахмурилась, но промолчала. Маньяк Максим - как мило. Чтобы его съели чудовищные обитатели подводного мира.

   Александр Александрович только улыбнулся. За этим парнем он все же решил проследить. Чтобы то случайно все-таки не сделал его дедушкой.

   - Очень рада всех вас видеть! Проходите, - Наталья Олеговна успешно изображала радушную хозяйку дома, а когда Видарт-Максим протянул ей шикарные розы, то даже чуть-чуть растаяла и сказала падчерице:

   - Кристина, девочка, у тебя чудесные гости.

   - О, да, - негромко, но с чувством произнесла та.

   "Сумасшедшая и почти что маньяк. Ну что может быть чудесней?", - кисло подумала брюнетка, но повела Видарта и Дашку за собой, в гостиную, где уже находились ближайшие родственники Александра Александровича, приглашенные на ужин: степенный брат с супругой и великовозрастными детьми и пожилой, но бодрящийся дядя, у которого Крис проводила все летние каникулы в детстве, пока ее отец не женился повторно. Торчащие около двери близняшки с огромными синими бантами на одинаковых головах, опять во все глаза уставились на Видарта. Кажется, больше всего их заинтересовали его длинные волосы, и девочки явно хотели их потрогать. Гот на близняшек никак не отреагировал, чем еще больше их заинтересовал. Аля и Таня тут же начали о чем-то шушукаться, поглядывая то на сестру, то на гостя. Сколько не просила их гувернантка вести себя прилично, у нее ничего не получалось.

   Дарья покосилась на одинаковых девчонок, подумав, что они ни сколько не похожи на сестрицу, а потом, в пол уха слушая родителей Кристины и ее родственников, стала осматриваться. В прошлый раз Дашка не видела гостиной дома Архиповых и теперь старалась, чтобы изумление в ее карих глазах не совсем откровенным. Главная комната дома была похожа на большую квадратную гостиную космического корабля класса люкс. Элегантное светоотражающее стекло, плавные изгибы хромированной стали и стальные конструкции, темная натуральная кожа благодаря ухищрениям дизайнеров смотрелись весьма изысканно и гармонично, и в то же время современно и даже немного дерзко.

   Но здесь, не смотря на внешнюю красоту, Дашке стало холодно. Она вспомнила торжественные вечера в их семье, когда они с матерью отправлялись к бабушке или многочисленным дядям-тетям, где всегда стояли шум, гам, смех, неразбериха, но зато было весело и уютно. Если ребенок залезет руками в торт или кошка покусает гостей, так все сначала отругают виновников, потом пожалеют, а затем похохочут над ними. А здесь словно прием в космическом дворце - просто жуть. Кошек, как и других животных, не наблюдается, а если близняшки залезут руками в торт, их немедленно накажут и отведут в свою комнату в лучших традициях консервативного английского воспитания девятнадцатого века.

   "А если я нарушу этикет, меня тоже накажут?" - подумала Дашка. От таких мыслей она даже как-то побледнела и, вцепившись Кристине в локоть, прошипела, стараясь, чтобы идущий по другую сторону от девушки Видарт ничего не услышал:

   - Надеюсь тут реверансы не в ходу?

   - Надейся. - Шепнула ей Крис серьезно. - Я тоже на это надеюсь. Да ладно, ты чего?

   - Ничего, я боюсь шаг в сторону сделать и прослыть невеждой, - пробурчала Дашка, тоскуя и косясь по сторонам. При этом она не забывала мило улыбаться и делала вид, что всю жизнь ходит по таким вот сборищам. Александр Александрович и Наталья Олеговна представили присутствующих друг другу. Родственники Архиповых сначала дружно разглядывали Дашку, а потом и Максима. Если первая им понравилась - все-таки не зря она так элегантно оделась, то второй вызвал у них сначала нездоровое любопытство, а потом и недоумение.

   - Хвостатый какой, с погоном, - сказал седой старичок, грызя незажженную кубинскую сигару и с интересом рассматривая Макса. - Кристина, ты как себе этакое чудо-юдо нашла?

   - Да вот... Нашла.

   Прочие родственники никак не показывали своих эмоций, хотя во взглядах появилась доля надменности и недоумения. По их мнению, хозяин квартиры в женихи своей старшей дочери должен был найти кого-нибудь другого. Того, кто принадлежал бы к их кругу.

   Наталья Олеговна встревожено дернула плечом - показываться перед родственниками супруга в плохом свете ей вовсе не улыбалось. А эта девчонка и так своими неформальными подростковыми замашками портила ей весь имидж удачной и во всем крепкой семьи. И теперь еще длинноволосый эпатажный оборванец появился! Хотя, конечно, никакой он не оборванец, а очень даже обеспеченный мальчик. Лишь данный факт женщину и успокаивал.

   - Любовь, Вадиму Андреевич, у них любовь, - пропела она мило. - Молодость, чувства, безумства... Ах, это так мило!

   - Ну, если только, - отозвался родственник.

   Игорь поморщился. Видарт все-таки не вызывал в нем особенной симпатии. Брат Крис отошел в другой конец гостиной и оттуда настороженно наблюдал за гостем.

   - К тому же он племянник Тристанова, - негромко сказала Наталья Олеговна Вадиму Андреевичу. - Не узнали?

   - Ооо, вот оно что, - тут же расцвел старичок. Человеку-проблеме, зависшему под высоким потолком, стало видно, как по его лысине пополз вьюнок. - Ну тогда одобряю, да. Изменился мальчишка, изменился... Охо-хо, время-то летит. Не зря его Кристина в детстве обижала. - И он захихикал. Несмотря на возраст, Вадим Андреевич обладал хорошей памятью, и Максима помнил.

   Уже через полчаса все гости знали, кто такой этот длинноволосый парень с бледным лицом, и относились к нему очень и очень благожелательно на протяжении всего вечера.

   - Прошу всех к столу, - объявил Александр Александрович громко. - Надеюсь, наш скромный ужин придется вам по вкусу. Прошу-прошу!

   - Кристина, - прошипела Наталья Олеговна падчерице на ухо, - ну обними ты хотя бы своего дружка.

   - Не буду. - Тут же уперлась та.

   - Покажи хотя бы родственникам, какие между вами хорошие отношения, - настаивала на своем женщина, которой было очень важно, чтобы родня видела, что у наглой девчонки не просто друг нищеброд, а наследник Тристанова. И не просто друг, а жених. Какие ведь тогда перспективы будут!

   - Покажу, - отозвалась Кристина злобно.

   - Не забудь. Я проконтролирую. Дорогие гости! К столу же! Мы с Сашей очень вас ждали.

   И все двинулись следом за хозяевами. Дарья слышала краем уха разговор Кристины и ее мачехи, и поняла, что та ей совсем не нравится.

   - Крис, а ты помнишь, что обещала Видарту? - прошептала она уже около стола в огромной прямоугольной столовой, все не в силах отлипнуть от Вороны.

   - Помню. - Мигом опустились уголки ее губ. Обещание она помнила очень хорошо, и оно очень сильно девушку раздражало.

   - Выполнишь?

   По губам Кристины скользнула ехидная улыбочка, которую Видарт назвал бы змеиной.

   - Конечно, выполню, - кивнула она, - я девочка послушная. Поцелую. Только он не уточнял, куда я должна его поцеловать.

   - Дааа? - протянула вторая девушка, делая вид, что слушает разливающуюся соловьем госпожу Архипову. - Даже так?

   В голове у Дашки веселыми зайчиками запрыгали всевозможные варианты: от смешных до откровенно пошлых. Она уже собралась было попросить уточнить, куда именно она готика-бегемотика поцелует, но тут Александр Александрович громко пригласил всех за стол. Тот,кстати, впечатлял - длинный, темно-синий, с прозрачными ножками, и манящий к себе самыми разнообразными блюдами. Приборы на диковинном столе оказались под стать - тоже из темно-синего блестящего под ярким электрическим освещением стекла.

   Александр Александрович сел во главе стола. Справа от него находилась жена, а слева Кристина. Так получилось, что Видарт сел рядом со своей "девушкой", не забыв по джентельменски отодвинуть ей стул, а Дарья - по другую сторону от него, прямо напротив Игоря. Вторым ее соседом оказался кузен Кристины - кривой малый, похожий на говорящего кролика в очках. Близняшки же веселились за отдельным, детским столиком под присмотром строгой няни.

   Дарья со вселенской тоской в глазах посмотрела на пару тарелок, четыре разных по форме бокала, кучу вилок, ножей и ложечек, лежавших справа, слева и даже над ее тарелкой, и попыталась вспомнить все, что знала об этикете. Как оказалась, знала она очень мало. К счастью, Крис угадала замешательство девушки и шепотом предложила следить за ней и повторять. Этикету Ворона была кем-то добрым обучена.

   Чтобы общаться, Дарье постоянно приходилось перегибаться через Макса, что его не шибко радовало. Зато девушка все больше и больше понимала, что не очень-то и боится гота.

   В принципе на Дарью особо внимания не обращали, разве что двоюродный братец Кристины, который все больше и больше напоминал ей кролика, пытался строить ей глазки. Ну и Игорь еще периодически косился. Все остальные были увлечены странным Видартом, как парнем Крис и даже возможным зятем главы клана. Ведь к моменту, когда подали горячие блюда, Архиповы были уверены, что хваткий Александр Александрович просто так Тристанова-младшего не отпустит.

   Не смотря на все это, Макс держался так, словно нервы у него были из титана. Осторожно орудуя ножом и вилкой и поднимая бокал с вином в очередном тосте, Дашка искоса наблюдала, как гот с холодной улыбкой отвечает на вопросы мачехи Кристины, выслушивает ее отца, важного дядю и говорливого двоюродного деда. Но в основном ухаживает за Крис.

   "Хм, если он не маньяк и не извращенец, то на месте Вороны я бы рассмотрела его готическую кандидатуру, - размышляла девушка. - Чувак-то явно втрескался по уши, нормальный парень не поперся бы изображать шута. А этот ничего, сидит. Эй, Крис, ты не смотри на него как таракан на тапок!".

   - Сделай морду попроще, - все же прошептала Дашка лже-подруге, улучив момент и опять перегнувшись через Видарта. Слегка вздрогнув, Кристина поспешила нацепить на лицо убежавшую было улыбку. Раскрываться перед гостями она не хотела, пусть лучше думают, что все у нее хорошо.

   - Красивая улыбка, - сказал Максим, повернувшись к ней. Александр Александрович услышал это, и в его глазах появилось одобрение. Ухаживания парня казались ему достаточно элегантными и невинными. А длинные волосы... их можно и обрезать, когда мальчишеская пора баловства пройдет.

   - У кого? - не сразу поняла Кристина слов Видарта.

   - У меня, - склонился он близко-близко к ее уху. Казалось, еще немного, и он коснется губами ее волос. Слов Макса не слышал никто, кроме Крис. Парень улыбнулся ей, обнажив небольшие белые клыки.

   "Какой ужас, лучше бы он себе серого вещества нарастил в голове, вампир недоделанный", - пропел ее внутренний голос.

   - Скажи мне снова, что я - Дракон?

   - Ты дурак, - рассердилась девушка, стараясь больше не смотреть на клыки, и даже чуть ближе подвинулась к отцу.

   - Я - твой парень, змейка моя, - ласково и так же тихо произнес Видарт. В это же время его рука коснулась ладони Кристины под столом. От неожиданного прикосновения девушка испугалась и, не долго думая, лягнула Максима ногой. Она надеялась, тот хотя бы вздрогнет, но Видарт продолжал сидеть, как ни в чем не бывало, с совершенно спокойным лицом. Зато перекосилось лицо Александра Александровича, решившего под столом вытянуть ноги, дабы расслабиться в уютной семейной обстановке.

   - Кристина, - мрачно улыбнувшись, посмотрел на дочь Архипов-старший. - Веди себя... сдержанней.

   - Да, папа. - Покорно кивнула девушка.

   - Само умиление, - прошептал Видарт. - Со мной можешь не сдерживаться. Кристин, можешь ударить меня. Леди? Ну же?

   - Ешь.

   - Можно с твоей тарелки? - Теперь его рука коснулась колена Кристины и как-то слишком нагло погладила.

   Тут девушка не выдержала, поддалась эмоциям и от души врезала Максу по ноге, не промахнувшись и не перепутав вновь с ногой отца.

   - Как же мило. А теперь я уйду, Кристин. - Сказал спокойно длинноволосый.

   - В смысле?? - испугалась девушка. Злость как ветром сдуло.

   - Хозяйка бьет того, кто пришел в ее дом. Это не гостеприимно, не находишь?

   "Ах ты, засраненц!".

   - Кажется, мне придется сказать тебе, что я пошутил, и что я тебе совершенно никто.

   - Прости, - сжала крепче зубы девушка.

   - Сделай мне что-нибудь милое, прощу. - Великодушно произнес гот. - Нежно-романтическое. В духе хороших девочек. Ну же?

   Человек проблема ткнул его в щеку прозрачным пальцем-сосиской и с воем отлетел в другой конец комнаты, где со священным ужасом уставился на палец, который тотчас задымился.

   Кристина, приказав руке не дрожать, протянула к его лицу ладонь и осторожно погладила по щеке. Бледная кожа оказалась достаточно мягкой и прохладной. Видарт исхитрился и легонько коснулся губами внутренней стороны ее ладони.

   - Ну что, мило? - отозвалась Крис, тут же спрятав руку под столом и тщательно вытирая ее о платье. Она погладила маньяка по лицу! Ее руки точно отравлены! А он еще и поцеловал ей ладонь! А вдруг у него слюна ядовитая?

   - Очень. - Серьезно отозвался молодой человек и вновь под столом взял ее за руку. Теперь Кристина не дергалась, а просто сидела с лицом статуи.

   Дарья случайно увидела, как Ворона и Видарт держатся за руки, и умилилась, но решила не мешать. Если даже парень и маньяк (нет, все-таки этого быть не может!), то при всех он Крис точно ничего не сделает. И девушка потянулась к очередному блюду, едва не уронив с колен льняную белоснежную салфетку.

   На Дашку в это время решил обратить свой благосклонный взор Игорь. Видимо он ожидал, что от проявленного внимания девушка должна, по меньшей мере, впасть в нереальный экстаз.

   - Дарья, так? А ты ничего. - Подпер он кулаком подбородок, уставившись на девушку.

   - Я знаю.

   - Самоуверенная. - Хмыкнул парень. - Значит, вы подруги?

   - Лучшие!

   - А почему я раньше тебя не видел рядом с Кристиной? - он вроде говорил негромко, но в это время за столом повисла тишина, и Игоря услышали все присутствующие. Более того, они тут же навострили уши. "Интересные ситуации", интриги и тайны родственники Архиповых уважали и буквально смаковали как дорогущее блюдо.

   - Почему не видел? - Дашка широко открыла глаза, изображая девочку-одуванчика, растущего у стен женского монастыря. - Ты же сам тогда к нам подошел. Кристину напугал, и она с забора упала.

   - А с этого места поподробнее, пожалуйста, - заинтересовался Александр Александрович, одновременно сурово оглядывая дочь и сына. Те как-то затосковали. Оба предпочитали, чтобы этот факт остался только между ними.

   - Я об этом тоже не слышал, - негромко произнес Видарт, рассматривая Игоря. Крис злобно на него взглянула - он бы хоть помолчал!

   - Нет, пап, я сама случайно упала. - девушка не хотела, чтобы о ее слежке за Славой стало известно. - Мы с Дашей просто сидели на заборе. А Игорь рядом ходил.

   - Ужас какой! - закудахтала ее тетя. - Приличные девушки на заборе не сидят!

   - Ага, - тихо прошипела Даша, и ее услышали только Максим и Кристина. - Приличные девушки на заборе пишут.

   - А они не совсем и сидели, - выдал Игорь, который чувствовал себя не слишком уверенно под спокойным взглядом гота. - Они рядом стояли. Только лишь иногда сидели.

   - Ну и зачем? - все никак не мог понять смысла Александр Александрович.

   - Следили за одним парнем. Вернее, ждали очень сильно моего друга. - Поправился Игорь.

   - Никого мы не ждали! Мы там случайно оказались. А вы случайно мимо проходили. Наверно, твой друг в кого-то из нас влюблен. Он все время рядом с нами ходит, - нагло заявила Дашка.

   Игорь удивленно поднял брови, но спорить не стал. Ему, как и Крис, было выгодно смягчить ситуацию. Парень не хотел, чтобы отчим наказал его еще и за то, что по его косвенной вине девчонка рухнула с забора. Поэтому молодой человек, вновь обретя потерянную уверенность в голосе, перевел тему в другую сторону:

   - Ладно. Дашенька, вы с Кристиной давно общаетесь?

   - Не очень. - Честно призналась девушка, вспомнив, как хотела задушить Ворону из-за Славы. - Но мы сразу нашли общий язык, и мне теперь даже кажется, что Кристина - моя сестра.

   - Родственные души, наверное, - сообщила всем тетя Кристины, начитавшаяся модных эзотерических книжек. - В нашей жизни ничего случайного не бывает.

   - Вы такие хорошие подруги, что все делаете вместе, да? - с намеком продолжал Игорь, который точно знал, что сводная сестричка сохла по Славе, да и эта хорошенькая языкастая кукла - тоже. И Славе такой расклад очень сильно не нравился. К тому же любимая девочка у него уже есть...

   Мысленно опрокинув на голову блондину мусорное ведро с рыбьими кишками, Даша улыбнулась.

   - Мы очень хорошие подруги, иначе бы я не познакомила Кристину с Максимом.

   - А чего их было знакомить? - пробурчал Вадим Андреевич, перебравший вина, но его мало кто слышал, а кто слышал, не понял из-за незажжённой сигареты, зажатой в зубах.

   - О, правда? - спросил глава семьи Архиповых. Про Максима Тристанова он знал многое, а вот то, как тот связался с его дочкой даже и не догадывался.

   - Конечно! - воскликнула Дашка.

   Теперь настала очередь Видарта удивляться. Лицо его, правда, оставалось все таким же непроницаемым.

   - Что с твоей родственной душой, леди? - тихо поинтересовался он у Кристины. - Не снабжаешь ли ты свою лучшую подругу галлюциногенными таблетками?

   - Не снабжаю. Просто отцу лучше не знать, как мы познакомились. - И девушка с содроганием сердца вспомнила тот вечер на концерте, когда этот умник с боевом ворпейнтом на лице укусил ее за ухо, и как она приняла его за Ворона, восставшего из фильма. Видарт улыбнулся с видом человека, вспомнившего один из самых приятных моментов в жизни.

   - Даша, так как вы познакомили мою дочь с Максимом? - Александру Александровичу стало весьма любопытно. Максу тоже стало очень интересно, каким образом Дарья сумела познакомить его с Кристиной.

   - Оно как-то само собой получилось, - Дашка ослепительно улыбнулась. - Да они сами расскажут, если захотят, наши скромники.

   Взгляды Кристины и гота стали отдавать легкой кровожадностью. Наконец, их хоть что-то стало объединять.

   - Точно, сестренка, - вмешался Игорь, развалившись на стуле и закинув одну ногу на другую. Макс его бесил до колик в эфирном теле. - Расскажи нам! Чего вы тогда на... около забора сидели?

   - Мы обсуждали Максима, - Даша очень надеялась, что ее не разорвут на части. - Просто он мне ну прямо как брат... младший. И я о нем Кристине и рассказывала. А тут мимо шел ты. И мы испугались, что ты подслушаешь. Ты ведь так на нас смотрел. Кристина аж упала.

   У Игоря слегка вытянулось лицо.

   - Слушайте, молодежь, - подал голос дядя Крис. - Ну-ка расскажите, как вы встретились, мне тоже интересно.

   Прочие Архиповы поддержали родственника. Особенно усердствовала Наталья Олеговна.

   Даша с невинным видом принялась ковыряться в тарелке, хотя краем глаза видела многообещающие взгляды недовольной Кристины и Видарта - похоже, гот решил ей припомнить потом "младшего братика".

   - Дядя, это совсем не интересно, - встревоженно сказала Кристин. Ее ладонь все еще оставалась в пальцах длинноволосого умника. Вопреки ожиданиям, девушке становилось не страшно, а спокойно, а еще ей захотелось положить к Максиму на плечо голову.

   - Ну как же? Как же, девочка моя дорогая? - ту же вмешалась ее мачеха. - Мы все хотим услышать вашу историю.

   - Не стесняйте. Держаться за руки не стесняетесь, а рассказывать боитесь? - рассмеялась тетя. На этот раз Видарт великодушно разрешил ладони девушки вырваться из его пальцев. - Максим? Может быть, вы поведаете?

   - Пусть девушки сами расскажут, - плавно переложил груз ответственности на хрупкие девичьи плечи парень. - Мой рассказ получится до банальности сухим.

   - Пусть Даша, - тут же последовала его примеру Крис. - Дашенька, ты ведь так все красиво умеешь рассказывать.

   - Я? - растерялась девушка, которая уже приготовилась к развлечению. - Кристина, ты уверена, что будет нормально, если я расскажу вашу историю знакомства?

   - Я уверена, что это будет просто отлично, - вымученно улыбнулась девушка гостье. - Ты же моя лучшая подруга. Все про меня знаешь. А рассказывать умеешь замечательно.

   Судя по лицам гостей, им было все равно кто преподнесет интересную историю. Мысленно погрозив Кристине и Виду кулаком, Дашка поняла, что ей не отвертеться.

   - Да, история у них получилось просто невероятно романтичная, - девушка с небольшим сомнением посмотрела на Видарта, словно проверяя, подходит ли ему слово "романтизм". Длинноволосый коротко улыбнулся, слегка обнажив клыки, и Дашка едва сдержалась, чтобы не протянуть пальцы и не подергать зубки парня. Но она вовремя взяла себя в руки и продолжила с видом прирожденной сказочницы.

   - В общем, Кристина свалилась с забора, поранила ногу, а аптечки под рукой у нас, конечно же, не было. Хорошо, что у Игоря оказался такой заботливый друг, что одолжил нам пластырь, ну да это неважно... Кровь все не хотела останавливаться, и, в общем, мы решили дойти до медпункта. А тут нам навстречу демон... то есть, Ви... Максим идет. Он как увидел Кристину, так и замер. Меня он даже сразу не заметил, а потом с ходу предложил свою помощь и дотащил Крис до медпункта на руках. Всю дорогу нес и не сводил с нее глаз.

   - А под ноги не смотрел? - ехидно поинтересовался Игорь, тоже внимательно слушавший историю. Терять ему уже было нечего. - Во дворе универа камней много, упасть можно.

   - Не перебивай. - Строго взглянул на него отчим.

   - Его любовь, наверное, окрыляла, - не без пафоса сообщила Дашка, которую белобрысый смазливый тип бесил все больше и больше. - С первого взгляда которая возникает. Потом Максик стал меня расспрашивать о Кристине. А она о нем. Так и началось их знакомство. Еще они случайно встретились. Знаете, прямо как в кино. Кристинка куда-то бежала, завернула за угол, а там Максим - и она попала прямо к нему в объятия.

   Кузина Крис завистливо уставилась на сестру и ее парня.

   - Потом Максик стал Крис всюду приглашать: на выставки там, в музеи, кафе, и они влюбились друг в друга. Теперь всюду ходят вместе это... целуются. Да, мальчики-девочки? - Дашка перевела взгляд на онемевшую парочку. Видарт неотрывно смотрел в свой бокал с темно-рубиновым вином и оставался почти невозмутимым, явно олицетворяя собой популярное интернет-выражение "покерфэйс". Кристина же сидела неподвижно, закрыв лицо левой рукой являя этим незамысловатым жестом истинный "фэйспалм"6 "Фэйспалм" или "рукалицо" - популярное интернет-выражение в виде физического жеста, когда рука закрывает лицо. Чаще всего олицетворяет смущение или реакцию на чью-то глупость. "Покерфэйс" - еще одно интернет-выражение, обозначающее полную невозмутимость или каменное выражение лица..

   - Ой, ну можно горько кричать, - сообщила гостям хихикающая Наталья Олеговна.

   - Наташа. - Строго посмотрел на нее супруг. - Прекрати.

   - А что? Наша Кристиночка и Максим так друг друга полюбили, я просто за них радуюсь.

   Архипов-старший вздохнул. Кратковременный ужас, что он недавно пережил из-за старшей дочери, все еще был в его памяти.

   А тут еще, как назло, активизировались и близняшки. Всю первую половину вечера они тихушничали за своим столом, что казалось их гувернантке крайне подозрительным, деловито шептались и изредка косились на Максима. Особенно сильно их манили его волосы цвета воронова крыла.

   Пока Дашка по новой расписывала прелести необыкновенной романтики между Крис и Видартом, близняшки бесшумно, как заправские спецназовцы, подкрались к молодому человеку со спины с ножницами в руках. Таня с хитрым видом кивнула сестренке и, загибая пальцы, начала отчет от пяти до одного. Как только загнулся ее мизинец, девочки одновременно достали ножницы и непременно оттяпали бы Максиму приличный кусок волос, но сестриц вовремя заметила Кристина. Ей не оставалась ничего другого, как закрыть волосы "любимого парня" собственными руками - чтобы верткие близняшки ничего не отчикали ножницами. Молодой человек едва ощутимо вздрогнул от прикосновения девушки.

   - Эй! - возмутилась Кристина негромко, отбирая ножницы у расстроенных сестер. - Вы чего делаете?

   - Мы просто так, - потупились те скромно.

   - Что еще за поведение? Аглая Михайловна, почему не следите за детьми? Девочки, вернитесь за свой стол, - велел рассерженный Александр Александрович.

   - Аглая, дорогая, где они ножницы взяли? - вторила ему и несколько смущенная перед гостями Наталья Олеговна. Игорь, ее гордость, никогда не доставлял ей никаких проблем! - Уведите их наверх. Максим, милый, наши девочки такие непослушные. Не обращайте на них внимания.

   - Все в порядке, - отозвался спокойно парень, разглядывая синие банты.

   - Не хотим наверх, - поняли, что все, "финита ля комедия", коварные близняшки и дружно заныли. - Не хотим. Мы больше не будем!

   - А чего вы хотите? - прищурился их отец.

   - Мы хотим поговорить с женихом Кристины!

   - Да, мы хотим поговорить с ним! А он на нас внимания не обращает!

   - Поэтому вы хотели ему волосы отрезать? - нахмурилась Кристина.

   - Нет, это для Барби парик. - Призналась Таня.

   - Вы женитесь на нашей сестре? - спросила Аля к огромному восторгу Дашки.

   Максим, глядя на девочку так, словно она была не ребенком, а взрослой барышней, сказал:

   - Женюсь.

   "Не надо!!", - закричала про себя Кристина. Ее воображение тут же нарисовало наимрачнейшую картину. Она, как наяву, представила свою свадьбу с Максом. Мрачный кладбищенский заброшенный ЗАГС с черными стенами, узкими окнами-бойницами, сквозь которые падает лунный свет, и подвешенными к потолку дохлыми воронами и скелетами по углам. Свет тысячи свечей, расставленный всюду. Пугающие гости в черных и фиолетовых старинных одеждах, чьи лица украшены в лучшем случае черно-белым ворпейнтом, а в худшем - трупными безобразными пятнами. Мрачные звуки средневековых органа и торжествующий вой волков с кладбища. Жених, облаченный во все черное, эпичный и мрачный, дожидается ее у окровавленного алтаря, откуда-то взявшегося в ЗАГСе. На его груди тот самый большой серебряный крест, от которого она так часто не могла оторвать взгляда, на запястьях - шипованные браслеты, на пальцах - устрашающего вида перстни, а ногти его длинны и черны.

   Себя, с трудом бредущую к алтарю, Кристина отчетливо видела в темно-фиолетовом пышном платье с тугим корсетом и глубоким декольте, с распущенными волосами и с совершенно белой кожей, зато с устрашающим макияжем.

   Ее родственники рыдают и сморкаются от ужаса в платки, а его мерзкие друзья ехидно похихикивают. Свидетель Макса, фиолетовый гот, печально смотрит на невесту, держа в руках клетку с летучими мышами. Дашка, ее свидетельница, похожа на оголодавшую красноглазую вампиршу из румынского замка. А работница ЗАГСа таинственным образом похожа на омолодившуюся Бабу Ягу с черепом в одной руке, и черной свечой - в другой.

   От наплыва фантазии у Кристины даже закружилась голова. Даже при всей ее любви к неформальным тенденциям времени, она хотела жить, как человек.

   - Женитесь? Это хорошо. Тогда вы точно нам поможете! - возликовала Таня. - Просто понимаете, - вежливо, очень по-взрослому, сообщила девочка. - Мы очень хотим племянницу. Чтобы с ней играть.

   - Таня хочет назвать ее Мальвина, - перебила ее сестренка, - а я - Виктория. Вы как свою ляльку назовете, когда на Кристинке женитесь?

   - Что вы несете! - чуть не облысела Крис. Архиповы и Дашка заулыбались. Наталья Олеговна недовольно возвела глаза к потолку, а Игорь не без затаившейся в светлых глазах ярости взглянул на сводную сестру, как будто бы она должна была родить прямо сейчас.

   - Боюсь, ваш папа не готов еще стать дедушкой, - твёрдо сказал Александр Александрович, обращаясь не к детям, а почему-то к Максиму. - Аглая Михайловна, девочкам пора спать.

   Гувернантка не без труда увела недовольных близняшек, и ужин вновь продолжился. Видарт вел себя, как и прежде, очень вежливо и предупредительно, но без намека на пафос, Дарья веселилась, подкалывала Игоря и похожего на кролика кузена Кристины, а юная хозяйка дома вынуждена была принимать ухаживание Максима, мило ему улыбаться и отвечать на вопросы родственников и дяди, который стал интересоваться, когда там Кристина пойдет замуж за Максимку. Пару раз мачеха словно бы невзначай подходила к ней и шипела, чтобы Крис хотя бы обняла женишка ради приличия, а не сидела, как пень. Однако падчерица предпочитала изображать пень, а не страстную поклонницу длинноволосого умника.

   Через пару часов явно довольные гости начали степенно покидать квартиру Архиповых. И Видарт, в черных глазах которого неожиданно появился почти лихорадочный блеск, тихо попросил Крис уединится с ним в соседней комнате - малой гостиной, почти неосвещенной и очень тихой. Там у семейства Архиповых правил не хай-тек, а поистине старинный, чуть тяжеловатый, но элегантно-уютный английский стиль. В этой гостиной Крис любила сидеть, забравшись с ногами на темно-бордовый диван, и читать напротив электрического камина большие книги в толстых красивых переплетах, взятые ею из библиотеки, находившейся тут же. Кристина и ее гость оказались около одного из стендов с массивными книгами, напротив окна, занавешенного тяжелыми шторами.

   - Что ты хотел? - спросила девушка, точно зная, что Видарту сейчас надо - исполнения его стремного желания.

   - Вечер закончился. - Произнес Максим. - Обещание.

   - М?

   - Выполняй обещание, Кристин. - Прошептал парень, подходя все ближе к Крис. Она запаниковала, сделала пару шагов назад и через несколько секунд оказалась около стены, прижавшись к ней спиной. Книги укоризненно глядели на нее сверху вниз.

   - Обещание. Помнишь его?

   - Поцеловать тебя? - умудрилась добавить в голос несколько ноток капризности Кристина, подумав, что если бы она не считала, будто Видарт - потенциальный маньяк, она бы точно стала жадно целовать его - таким притягательным он ей казался в полутьме.

   - Для начала - да. - Отозвался Макс.

   Не уточняя, для какого еще начала, девушка смело потянулась его щеке и быстро коснулась ее губами. Правда, не удержалась и неожиданно для себя легонько поцеловала его вновь - только чуть ближе к виску.

   После она большими глазами уставилась на молодого человека. Тот недоуменно взглянул на нее.

   - Что? - прошептала девушка, понимая, что книги вокруг все больше и больше негодуют.

   - Продолжай, - вдруг положил ей на затылок руку Максим, и Кристина напряглась.

   - Спасибо, но на этом все. - Скромно сказала девушка, чувствуя необыкновенное волнение. Находиться рядом с этим человеком и чувствовать его руки для нее было равносильно танцу на острие ножа, сюрреалистически перекинутого через пропасть эмоций.

   - Все?

   - Все. Ты же не уточнял, куда я должна тебя целовать. - Отозвалась Крис. - И убери руку?

   - Ты решила поиграть? - рассерженно спросил Макс.

   - Нет. Я выполнила обещание.

   - Не думаю.

   Он взял ее за подбородок. Кристина тотчас сжала губы и зубы. Парня такой расклад не остановил. Покачав головой, он просто-напросто сжал ей большим и указательным пальцем щеки, надавив на какие-то точки, и ее рот сам собой раскрылся. Это казалось противоестественным, но брюнетке захотелось обнять Макса.

   - Я же сказал, не гневи богов. - Прошептал он, не убирая с лица Крис пальцев и наклоняясь к ней. А она вдруг решила, что если гот так хочет, пусть целует ее. Пусть уже будет, что будет!

   Видарт понял, что победил. Его темные глаза на мгновение закрылись, словно в предвкушении чего-то необыкновенно приятного. А Кристина почувствовала, что она - небольшой железный гвоздик, который против своей воли тянется к черному магниту по имени Максим.

   - Крис, ты куда...- тут как нельзя вовремя принесло Дашку. Девушка резко затормозила, увидев несколько странную картину и ойкнула. - Я помешала, да?

   - Нет! - вырвалась из туманного очарования Макса Кристина. - Ты вовремя! Я вот только что обещание исполнила.

   И она, схватив Дарью под локоть, буквально поволокла ее к двери.

   - Abo in pace7 Иди с миром (лат.).. - Сказал не слишком-то и добро парень.

   - Точно все в порядке? - прошептала Даша. - Мне не нравится, как он на меня посмотрел. Как будто я к вам в разгар брачной ночи ворвалась.

   - Да все в порядке, - отозвалась Кристина и нервно хихикнула. - Слышала, наверное, он и тебя проклял.

   Дашка, едва не свернув шею, посмотрела на "младшего братика".

   - У меня после его проклятия кожа в чешую превратится?

   - Кто знает? - отозвалась Кристина, благодаря в душе Дарью и считая ее едва ли не феей-спасительницей. - Но если что я тебя расколдую, подруга ты моя лучшая. Кстати, спасибо за чудную романтическую историю.

   - Да не за что. Надеюсь, что вы все прослезились. А сестрицы твои отмочили! Я думала, готик поседеет от перспективы стать папой.

   - Это я чуть не посидела. Прикинь, от такого родить ребенка? - прошептала она на ухо Дарье. - Бррр...

   - Кристина, - раздался голос Видарта позади девушек. Они так и не поняли, расслышал ли он их разговор или нет. - Притормози лошадок.

   - Что? - обернулась она тут же.

   - Я хотел кое-что подарить тебе.

   "Что-то кроме своих слюней?", - подумала Крис и спросила ровным тоном:

   - Что?

   - Подарок в машине. Идем. Дарья, тебя подвезти?

   - Эээ... нет. Я сама доеду, спасибо.

   - Хорошо. Кристин?

   - Ну, идем, - вздохнула девушка, радуясь, что сумела провести вокруг пальца Видарта, и одновременно все же чувствуя слабенькие уколы совести. Вдруг она ему - ну, это конечно, маловероятно, но все же - нравится? Правда, она вовремя вспомнила о Юле Шкоде, подумав, что именно Максу, как и всем парням его возраста, должно нравиться только одно. А такого он от нее точно не получит.

   Максим распрощался с родителями Кристины, получив приглашение приходить в их дом, когда вздумается и повел девушку на улицу, к припаркованной на стоянке комплекса, где жили Архиповы, черной машине.

   Молодой человек открыл автомобиль и достал с переднего сидения матовый темно-бордовый подарочный пакет из плайка - бумаги, поразительно похожей на пластик, и вручил его Кристине. Только сейчас она заметила, что вид у парня слегка усталый, и ей захотелось вдруг улыбнуться в кулак. Девушка без слов заглянула в чудный пакет и вытащила на свет изящную бутылочку с кривым горлышком, в которой были запечатаны три переплетающихся цветка: белый, розовый и черный.

   - Не стоило, - только и сказала Крис вместо того, чтобы закричать: "Ух ты, какая прелесть!", хотя от увиденного у нее захватило дух - подарок действительно был чудесным.

   - Раз дарю, значит стоило. Розовая камелия, белая маргаритка и черный тюльпан. - Медленно перечислил Максим названия цветов. - Но, думаю, тебе надо было подарить герань.

   - И что значит эти цветы? Почему герань?

   - Есть такая штука, моя Кристин, как язык цветов. Информации по этой теме - море. И скажи мне спасибо, что после твоего милого обмана я не сообщил твоему уважаемому отцу, что мы никакая не пара. - Сказал Макс и сел в машину. Кристина почувствовала укол совести. Она резко наклонилась к окну автомобиля и сказала скороговоркой:

   - Спасибо за подарок и за твою помощь, Максим.

   - Ты изменилась. - Отвечал тот.

   - В смысле?

   Молодой человек коснулся кончиками пальцев ее черной пряди, заставив девушку чуть-чуть отпрянуть от машины, а после завел мотор и уехал.

   У человека-проблемы глаза стали большими-большими, а левый по форме стал напоминать кособокое сердце.

   "Ну и зачем я на мосту его только увидела?", - простонала про себя Кристина и, крепко сжимая стеклянный хрупкий подарок, поспешила к ожидающей ее Даше, не уехавшей вместе с Видартом.

   Чтобы добраться до дома, Дарье пришлось вызывать такси: за окнами уже вовсю царили сумерки, и девушке не хотелось в одиночку топать до дома от остановки. Хотя Видарт и предложил подвезти, он она, подумав, вежливо отказалась. Тем более что Кристина испуганно округлила за его спиной глаза и покрутила пальцем у виска, призывая Дарью не глупить. Та и сама не слишком хотела оставаться наедине с загадочным готом, который все еще находился у них на подозрении.

   В машине тихо играла музыка, водитель попался пожилой и неразговорчивый. Дашка рассеянно смотрела на проплывающий за окнами проспект, освещенный яркими фонарями и рекламной иллюминацией. По нему ходило множество влюбленных парочек, и один раз Даша не выдержала и набрала номер телефона Артема. Ей вдруг захотелось с ним увидеться и, может быть, прогуляться с ним за руку по улице, как и все эти ребята за окном. Интересно, а они считаются парой или нет? Артем вроде говорил о своей нехилой симпатии к ней, Дарье, но парни любят говорить много слов. А слова, как известно, могут ничего не стоить.

   Девушка звонила Артему в надежде услышать его голос, но телефон парня равнодушно сообщил, что абонент недоступен.

   Такси остановилось на очередном светофоре, рядом с тротуаром, и Дашкин взгляд вдруг случайно выхватил знакомый мотоцикл. Конечно, девушка подозревала, что таких вот байков в городе могло быть и несколько, только маловероятно, что у Артема внезапно появился брат-близнец. Ведь, насколько Дарья помнила, братец у него должен быть постарше. Да и вряд ли он будет, как две капли воды походить на ее наглого и шумного поклонника.

   Порадовавшись, что у такси тонированные стекла, Дарья буквально прилипла к окошку, чувствуя, как в сердце разгорается едко-зеленая и ядовитая ревность.

   Артем был не один. За его спиной сидела весьма фигуристая и длинноногая девица в шлеме, из-под которого торчали белые волосы. Она очень плотно прижималась к парню, обнимая за пояс, и явно что-то ему говорила. Артем слушал и кивал ей. С покрасневшими от ярости глазами Дашка продолжала наблюдать за парочкой.

   Но вот для пешеходов загорелся красный свет, машины гуськом тронулись вперед, а Артем с девицей свернули направо, в менее освещённый переулок.

   "Вот значит как? Абонент недоступен для меня, но слишком доступен для других?! Ах-ах, Дашенька, поедемте в номера, там кофе и страсть до утра! Тьфу ты, аж стих получился. Но ты у меня получишь, гад! Хрен тебе, а не Дашенька!"

   - Свинья тупорылая, - в гневе сжала сумочку Дарья и заметила удивленный взгляд водителя и пояснила. - Это не вам, простите.

   Она с трудом удержалась от того, чтобы не накатать изменнику длинное сообщение с оскорблениями и пожеланиями отправляться подальше и поглубже в некий древний, как мир, интимный маршрут, но вместо этого отключила телефон и затолкала его в сумку. Чтобы не соблазнится и не начать звонить гаду, двуличному козлу и бабнику в одном флаконе.

   Мамы дома еще не было. Позвонив по-домашнему ей на сотовый и узнав, что она все еще в ресторане, Дашка поплелась в ванную, смывать с лица красоту. Обида и злость на коварного Артема все не отпускали ее и требовали выхода.

   - Вот же урод! - девушка с силой треснула кулаком по новенькому кафелю цвета зеленого чая, тут же поморщилась от боли и разозлилась еще сильнее. Это что ж теперь выходит? Она промолчит, проглотит обиду и просто добровольно уйдет в игнор? А, может, Артем не слишком и озаботится? Может, он легко ее забудет, переключившись на кого-нибудь, вроде той красотки, что сидела у него за спиной?

   И Дарья не выдержала. Ее буйная натура требовала мести, пусть даже она пока могла вылиться только лишь в словесно-текстовой поток. И Дашка кинулась в прихожую, за сумкой. Кошка, почуяв злобные флюиды, исходящие от хозяйки, поспешила залезть в уже проверенное укрытие - под диван.

   Вытряхнув содержимое сумки на ковер в зале, девушка отыскала телефон, включила его и тут же увидела, что от Артема есть три непринятых вызова. Ему что, одной мало?! Или он решил ей позвонить и сказать, что нашел другую? Так она его опередит!

   Дрожащими от злости пальцами, Дашка принялась набирать ему смс-ку..

   Телефон проорал о новом сообщении, когда Артем выходил из подъезда. Парень устал, ему хотелось есть и спать, да еще и Дашка куда-то пропала. Он несколько раз звонил ей, пока ждал кое-кого, но телефон у девушки оказался отключенным. Где ее носит, Артем не знал и поэтому слегка злился. Он как-то не привык, чтобы девушки не считались с его мнением. Все-таки в молодом человеке явно было что-то тираническое.

   Сообщение продолжало светиться желтым конвертиком на экране телефона, и парень все же решил прочесть его на свою голову. Прочел и обалдел - от написанного он даже остановился и закурил. Писала Дашка, но Артем даже не подозревал, что его нежная, упрямая и по-детски дерзкая Барби способна на такое неприкрытое ехидство и злость. Парень запустил руку в волосы на затылке, выдыхая сигаретный дым, на мгновение испугавшись, что девушка каким-то образом смогла все узнать. Только этого ему не хватало. Но затем, еще раз перечитав кусачие строки, Артем заподозрил, что Дарья видела его, причем совсем недавно. И наверняка придумала что-то крайне нехорошее. Парень принялся ей звонить, чтобы объясниться, но абонент был уже недоступен.

   Наконец, вечер и сопутствующий ему фарс были закончены. Тяжесть, заботливо уложенная человеком-невидимкой в грудь Кристины, растворилась, оставив место усталости и одновременно, удовлетворению. Девушка думала, что она мгновенно провалится в мир сновидений, однако, несмотря на утомление, заснуть она так и не могла.

   Кристина лежала на кровати в своем обычном обличие - без элегантной косметики, с распущенными волосами, пирсингами на лице и в ушах, в черной длинной майке с символикой одной из любимых тяжелых команды и с неизменными наушниками. В них звучал мрачно-торжественный трек симфо-блэк-метал группы "Kataxu", только что сменивший ярую музыку норвежцев "Emperor". На сердце у девушки было тревожно, а музыка опять - уже в который раз! - не помогала успокоиться. Ей вспоминался то Слава, то Максим. Их лица резко сменяла улыбка Дарьи, а следом за ней на Кристину смотрели мёртвые глаза убитой на набережной девушки. Той самой, которую Кристина видела рядом с Максом на мостике. Кристину передернуло от отвращения, и она поспешила отделаться от плохих мыслей и даже переключила мрачную музыку на куда более позитивный рок-панк, случайно оказавшийся в списке воспроизведений.

   Теперь брюнетке вспомнился подарок Видарта, забытый ею в гостиной. Что он там сказал на прощание: "розовая камелия, белая маргаритка и черный тюльпан"? И что это значит на языке цветов? Наверняка что-нибудь гадкое. Или... может быть, что-то хорошее?

   Крис встала и, не снимая наушников, уселась за компьютер. Включив Интернет, она почти без проблем отыскала значения цветов. Сначала это ее обескуражило, ибо один из сайтов предлагал следующие расшифровки: "розовая камелия - страстно хочу тебя", "белая маргаритка - не испытывай мое терпение", "черный тюльпан - хочу умереть вместе с тобой".

   - Вот же... сумасшедший, - тихо проговорила девушка, чувствуя, что у нее сейчас начнет дергать левый глаз. У невидимого человека-проблемы он уже слегка подрагивал. - С кем-кем, а с тобой вместе я кони отбрасывать не буду. Дебил.

   - Тааак, а что у нас герань означает? - вспомнился ей еще один цветок, названный Видартом перед тем, как парень ушел. Крис думала, что на языке цветов герань обозначит что-нибудь крайней необычное, например, "хочу вместе с тобой сойти в небытие", или даже зловещее, типа: "давай устроим турне по аду". Но, как оказалось, герань обозначала тупость. Это Кристину еще больше вывело из себя. Она закрыла глаза, чтобы успокоиться, и тут же вспомнила, как поцеловала придурка в щеку.

   - Блин, у него все-таки хорошая кожа, - сказала она себе и внезапно улыбнулась. Ей вдруг показалось, что Максим - вполне нормальный парень. Вернее, ненормальный, конечно, со своими затяжками в мозгу, но явно никакой не убийца. Выполнил ее просьбу, изображал клоуна на вечере, терпел ее родственников, подарил цветы, как-то вполне по-человечески постебался над ней за столом. И зачем она только его боялась так? Наверное, это было смешно... А та мертвая девушка, жертва маньяка - скорее всего, она просто знакомая Видарта, которой просто не повезло после их встречи на мосту. Нет, наверное, он не маньяк.

   А за тупость он, конечно, ответит. Девушка мстительно хихикнула. Если в ответ она подарит ему, скажем, салат, оранжевую лилию или цветок лайма, гот явно обозлиться. Потому как первое обозначает "ледяное сердце", второе - "ненависть и отвращение", а третье - "блуд".

   Погруженная в уже не слишком плохие думы, Кристина решила забрать подарок Макса в свою комнату, и пошла вниз, неслышно ступая по полу и ступеням лестницы. Около арки, ведущей в коридор, девушка совершенно неожиданно для себя углядела на полу светло-голубой бумажный прямоугольник. Лист из твердой бумаги, на котором было напечатаны отрывки из стихотворений. Чем больше читала Кристина, тем сильнее стенал над ее головой испуганный прозрачный человек.

Лишь Смерть утешит нас и к жизни вновь пробудит,

Лишь Смерть - надежда тем, кто наг и нищи сир,

Лишь Смерть до вечера руководить нас будет

И в нашу грудь вольет свой сладкий эликсир!

   "Что за больной бред?", - подумала девушка, читая это. Она перевернула листок и прочла еще одну партию прекраснейших стихов:

И вас, красавица, и вас коснется тленье,

И вы сгниете до костей,

Одетая в цветы под скорбные моленья,

Добыча гробовых гостей.

Скажите же червям, когда начнут, целуя,

Вас пожирать во тьме сырой,

Что тленной красоты - навеки сберегу я

И форму, и бессмертный строй.

   Строки произвели на Кристину неизгладимое впечатление. Она так и застыла посредине коридора.

   "Это же Бодлер", - подумала она, вспоминая пристрастия знакомых готов. Шарля Бодлера - французского поэта-символиста девятнадцатого столетия, называемого некоторыми одним из первых готических поэтов, эти товарищи зачастую любили наравне с Блэквудом, Стокером или Лавкрафтом.

   Девушка подхватила подарок Максима и поспешила обратно в комнату. Находка ей не очень понравилась. Вроде бы ничего необычного в ней не было - да стихи странные, это все же классика, однако кто их потерял? Без сомнения, не Дашка, родители, сестры или Аглая Михайловна. Игорь поэзию вообще не любит, впрочем, как и прозу. Родственники не способны читать такое - ни тетя с дядей, ни брат с серой, не их стиль. Вадим Андреевич -вообще смешно. А вот Видарт? Скорее всего, это его листок. Но зачем он его с собой притащил? Ей зачитать, что ли хотел? Бред какой-то...

   Дарить ему что-либо Кристине тут же перехотелось, зато она быстро уснула. Бутылочка с цветами осталась стоять на ее подоконнике, и через пару часов на ней заиграли блики подплывшей к этому краю небес луны.

   Этой же ночью было совершено еще одно нападение на девушку, и ее обезображенное тело, возлежащее под детским турником, нашли следующим утром около одно из местных школ в районе, где жила Кристина.

Глава тринадцатая 

  Всю ночь Дашке снилась какая-то гадость. Проснувшись, она не смогла вспомнить подробностей сновидений, но противный осадок внутри говорил, что сны были не слишком приятными. Тут же вспомнился вчерашний вечер, начавшийся так весело. Надо же было Артему все испортить!

   - Где ты, дождь? - Дашка подошла к окну, словно надеялась, что внезапно набегут черные тучи и польет ливень. Но за окном возмутительно ярко светило солнце, дисгармонирующее с мрачным настроем девушки.

   - Даша, пора вставать. - в спальню заглянула Виктория Константиновна. - Что с тобой?

   - Что со мной?

   - Вид очень недовольный.

   - Не хочу идти на пары, - сообщила Дарья, вновь плюхаясь на постель. - Всего две пары. Две идиотские физкультуры. Ма-а-ам, можно я прогуляю?

   - Что значит "прогуляю"? Даш, ты физкультуру никогда не пропускаешь, - Виктория Константиновна даже испугалась немного. - Что случилось?

   - Ничего.

   Но женщина слишком хорошо знала свою непоседливую дочь.

   - Ясно. Поругалась с Артемом?

   - Дался мне этот козлина образная.

   - Дарья, ты еще столько раз успеешь поругаться и помириться, что потом со счета собьешься. Встала, оделась и пошла в университет, ясно?

   - Ясно, - со вздохом произнесла девушка.

   - И телефон включи!

   - Уже включила.

   Дашка дождалась, пока мама уйдет на работу. Она даже оделась, словно и правда собиралась пойти в университет, и даже форму положила в сумку. Но едва она убедилась, что Виктория Константиновна уехала, как тут же кинулась переодеваться. Никакого университета, у нее сегодня нет настроения и желания видеться хоть с кем-то.

   Включенный телефон вдруг зазвонил. Измученная ревностью и обидой Дашка посмотрела на дисплей и тихо зашипела: вновь звонил Артем. Соблазн наорать на него был слишком велик. А девушка уже давно поняла, что лучше иногда поддаться желанию, чем его преодолеть. Тем более что парень какими-то неведомыми путями сумел ее сильно зацепить.

   - Чего? - она не собиралась здороваться.

   - Привет, Дашенька, а ты не хочешь мне ничего сказать? - в голосе Артема звучала легкая настороженность.

   - Хочу, - обрадовалась девушка. - Хочу сказать, что ты рогатый козел с завышенным либидо.

   - Чего? - опешил парень. - Даш, ты чего ругаешься?

   - Я не ругаюсь, я открываю тебе глаза. Не звони мне больше, любитель девочек!

   - А мне что, мальчиков любить?

   - Скотина!!

   - Дарья! - закричал парень, но девушка уже сбросила вызов. Подумала и снова выключила телефон. Теперь Артем мог сколько угодно беситься.

   - Вот стерва! - парень в сердцах треснул кулаком по стене. Сей эпитет относился к шумной Дашке, которая за какие-то несколько дней сумела несколько сотен раз взбесить его, разозлить, заставить восхититься и поумиляться, а также едва не спятить от других противоречивых чувств. Теперь же эта бесшабашная девчонка еще и объявила ему бойкот.

   Ладно, найти ее будет не проблема - байк дожидается его на улице. Парень даже заколебался, размышляя, не уйти ли со второй половины пары, но тут увидел, как в конце длинного и светлого коридора появилась знакомая фигура строгого преподавателя. Артему пришлось остаться и терпеть занудную лекцию. Ладно, Барби от него все равно никуда не денется, а после пар он сразу рванет к ней в университет и помирится. Или отправится сразу домой - и помирится с Дашкой уже там.

   А все-таки забавная штука жизнь...

   - Эй, Темыч, - пихнул его в бок однокурсник, - пиво пить пойдешь после пар.

   - Неа, я пас, - отозвался Артём.

   - Чего так?

   - К девочке одной съездить надо.

   - К которой из? - хохотнул парень. - У тебя же их миллион.

   - Ну уж не преувеличивай, я не такой гигант. А сейчас, кстати, вообще одна. - Весело признался Артем, вертя в руках шариковую ручку.

   - Вот что мне в тебе всегда нравилось, чувак, так это то, что телки на тебя просто вешаются штабелями, - тихонько засмеялся его друг. - Ну как ты так умудряешься всем втереться в доверие, а? Раз-два, и готово, она твоя телом и душой так сказать.

   - Душой? - задумчиво произнес парень. - Я не Эмма-о, чтобы видеть души.

   - Чего? Это кто такая? - не понял однокурсник.

   - Не такая, а такой. Японский бог смерти. - Улыбнулся ему Артем. - И судья всех грешников.

   Кристина позвонила Дашке, когда та собирала сумку. Девушка решила уехать на дачу до следующего утра, так как погода стояла теплая, солнечна - самое то погонять на велосипеде по полю. Разогнаться до свиста в ушах, чтобы из головы выдуло темноглазого бабника-кретина.

   "Отлично, ты только что призналась сама себе, что вместо мозгов в голове пустота", - Дарья запихала в сумку свитер, на случай, если вдруг похолодает, и задумалась: сейчас в магазин сходить или уже по дороге на дачу.

   Вот тут-то ей Крис ей и позвонила. Надо сказать, что Дашке все же пришлось включить мобильник, так как мама могла позвонить в любой момент. Правда, девушка предварительно убрала звук, и теперь телефон лишь надоедливо вибрировал, когда кто-нибудь звонил.

   - Привет.

   - Привет. - Дашка даже обрадовалась звонку Кристины. - Ты как, живая? Видарт тебя еще не опутал коварными сетями готического образа?

   - Иди ты.

   - Как там наш гот?

   - Не знаю.

   - Он, наверное, от вчерашнего до сих пор в шоке. - Хмыкнула Дарья. - Пьет поди.

   - Безразлично. - Отозвалась Крис. - А ты сегодня не учишься?

   - Нет, сегодня я уеду на дачу и буду сидеть там.

   - И что там будешь делать?

   - Сначала гонять на веле по полю, а затем засесть с пивом и читалкой и забыть про все на время. - Было ей ответом.

   Кристина задумчиво посопела в трубку, отчего у Дашки сложилось впечатление, что ее у ее соперницы-подруги резко развился насморк, а затем она и вовсе услышала сногсшибательное:

   - А можно я с тобой?

   Дашка чуть на сумку не села от неожиданности. О том, чтобы брать с собой Ворону, девушка даже не думала. А хотя...

   Одиночество она не слишком любила, а вдвоем все же будет веселее. Крис не такая противная, какой казалась Дарье раньше. Более того, с ней даже интересно.

   - А что дома не сидится?

   - Не хочу, - последовал ответ. - Настроение поганое. Отца дома нет. А мачеха успела с утра достать. В универе, как назло, отменили пары, а домой возвращаться не хочу. Она весь день дома будет.

   - Понятно. - Протянула Дашка, вспомнив противную Наталью Андреевну. - Тогда давай, подъезжай к моей остановке. За сорок минут успеешь?

   - Я такси возьму. Успею. Только вещи соберу.

   Кристина умудрилась уложиться в отведенное время и ровно через сорок минут вылезала из такси, возле нужной остановки. Видимо в честь поездки она вырядилась в широкие штаны цвета хаки, темную приталенную футболку и яркие кеды. За спиной у нее болтался рюкзак со всем необходимым.

   - А почему не на машине? - спросила Крис у Дарьи, поздоровавшись.

   - Потому что она у мамы, а у меня прав пока нет. О. наш автобус. Готовься, сейчас будет бой!

   Действительно, к остановке, пыхтя и постанывая, подкатило нечто длинное и желтое, с рекламой на боках. Тут же отовсюду к нему кинулись люди, преимущественно пожилого возраста. Но бежали они с прытью молодых спортсменов. Кристина, вначале решившая пропустить всех вперед, получила чьей-то сумкой по ноге и была увлечена Дарьей в раскаленное нутро автобуса. Они довольно удачно ввинтились в пыхтящую толпу и отвоевали себе место в углу у окна. На сиденья Дашка даже не заглядывалась: их оккупировали в первые же секунды.

   - Ты любишь экстрим? - полуутвердительно проговорила Крис, в шоке оглядывая забитый автобус. Водитель громко матерился и пытался закрыть двери, оставшиеся на остановке люди пытались впихнуться в салон и громко выражали свои эмоции по отношению друг к другу. Рядом с девчонками расположились громкоголосая тетка внушительных габаритов и бодрые старички с корзинками. Дальше люди сливались в единый живой и бурлящий поток.

   - Ты что, это еще нормально. Видела бы, что творится по выходным.

   - И долго нам ехать?

   - Минут сорок, - Дашка облокотилась о поручень возле окна. - Так что советую расслабиться. И получать удовольствие.

   Кристина с сомнение покачала черно-красной шевелюрой. Расслабиться в таком "аду" показалось ей неразумным.

   Автобус, наконец, отъехал от остановки и помчался, стараясь выжать максимум из своего двигателя. Бодро заорал шансон из колонок под потолком, а Дашка с Крис дружно сморщились и тоскливо переглянулись.

   За городом ехать стало чуть легче. В раскрытые окна влетал свежий ветерок, а некоторые из пассажиров выходили. Девушки уже не напоминали сами себе сплющенный блин и даже начали хихикать, когда в автобус какой-то дед втащил на веревке упирающегося козла. Поругавшись с кондуктором, он отвоевал право парнокопытного на проезд. Животное выглядело надменным, бородатым и довольным жизнью и оглядывало всех гордым взглядом желтых глаз.

   - Бедный, - пожалела козла Кристина. - Ему же плохо может стать.

   - Ага. И тогда бедными уже станем мы все, - Дашка вдруг нахмурилась и полезла в карман. Вынув вибрирующий телефон, посмотрела на дисплей и ругнулась - опять активизировался Артем, молчавший уже часа три. Подумав, Дашка решила ответить. Все же интересно, что он хочет сказать. А женское любопытство поистине непреодолимая вещь. Ему легче поддаться, чем перебороть.

   - Дашенька, - судя по фону, Артем был где-то на улице. - Тебе что, вовремя укол от бешенства не сделали?

   - А тебе тогда от кобелизма.

   - Да что случилось? - в это время на весь автобус заблеял козел, Артем даже поперхнулся от неожиданности. - Ты где, блин, вообще?

   - В компании с твоим родственником. - Глянула на козла Дашка.

   - С каким? Дарья, куда тебя понесло?

   - Я поехала на оргию, - радостно сообщила девушка, не обращая внимания на косые взгляды вокруг. Крис охнула и постаралась сделать вид, что ничего общего с громкоголосой девушкой не имеет.

   - Оргия с животными? Барби, ты меня пугаешь!

   - Сам ты животное! Я еду в компании очень красивых мужчин, - кинула девушка быстрый взгляд в сторону пассажиров, преимущественно пенсионеров. - Тут все такие... боевые. Брюнеты, блондины...

   Потом посмотрела на козла:

   - Даже иностранцы есть.

   Кристина уже тихо рыдала от смеха, уткнувшись лбом в окно. Дарья ее все больше и больше поражала.

   Стоявшая рядом тетка косилась недовольно на девушек и, наконец, не выдержала:

   - Ни стыда, ни совести!

   Дарья оторвалась от обмена любезностей с Артемом и процедила сквозь зубы:

   - А вы уши заткните.

   - Ах ты, дрянь малолетняя, - такие особи заводились с пол-оборота, они буквально питались скандалами. - При пожилых людях так себя ведет!

   - Так там и пожилые есть? - совсем развеселился Артем. - Эй, Барби, я узнаю о тебе много нового. Я тоже хочу туда попасть!

   Дашка просто прервала разговор и запихнула мобильник в карман.

   - А чего вы кричите? - Крис тем временем надоели вопли тетки. - Вам скучно что ли?

   Женщина умолкла на полуслове, побагровела, а затем...

   Короче, хорошо, что девушкам уже надо было выходить. Потому что на их головы обрушились гром и молнии. Выходило так, что они даже во Всемирном Потопе были виноваты. К громогласной тете присоединились другие любители поучать молодежь. Крики "А вот в наше время" и "Совсем от рук отбились" - неслись со всех концов автобуса. Обстановка, и без того жаркая, раскалилась до предела.

   - Ужас какой! - Дарья первой вылетела из автобуса. - По-моему, нас даже козел обругал!

   - Может, сегодня вспышки на солнце? - предположила Крис, оглядываясь по сторонам. - Куда нам теперь?

   - Туда. - Дарья махнула рукой через дорогу. - Минут пятнадцать пешком и все по полю.

   Вместо пятнадцати получилось все двадцать пять, так как девушки шли не спеша, обсуждая насущные проблемы. Асфальтовая дорога постепенно сменилась гравийной, а затем и вовсе превратилась в пыльную широкую тропу, юркой змеей мелькавшей по полю, засеянному овсом. Где-то впереди виднелись остатки рощицы и первые садовые домики.

   - А тут прикольно, - Кристина глубоко втягивала в себя воздух, пахнущий весной и зеленью. Те дачи, на которых ей приходилось бывать, выглядели совсем по-другому: строгие или, наоборот, слишком помпезные, стоявшие в крутых охраняемых поселках, куда пускали далеко не каждого. А тут девчонки просто спокойно пересекли поле и, не спеша, потопали вперед по узкой улице, по обе стороны которой стояли разномастные домики и цвели деревья.

   - Нам сюда, - сказала весело Дарья, указывая на один из домов.

   Пока она открывала дверь, Кристина с интересом оглядывала небольшой сад и вишнёвые деревья. Сразу становилось понятным, что ни Дарья, ни Виктория Константиновна не утруждали себя садоводством. Просто засеяли все вокруг газонной сочно-изумрудной травой, сделали гравийные дорожки и успокоились на этом. Правда, Дашкина мама пыталась разводить цветы и даже разбила две клумбы, строго следуя советам из разных журналов, но на них росли чахлые садовые ромашки и пара астр, а все остальное пространство вокруг них напоминало гульбище бешеных кротов.

   Кристина полной грудью вдохнула весенний свежий воздух и почувствовала, как ее настроение поднялось вверх на несколько градусов. Здесь было так хорошо, так спокойно, несмотря на игравшее где-то радио и отдаленный треск бензопилы, что хотелось раскинуть руки и упасть в траву, под сень деревьев в саду. В этом умиротворенном месте не ходили неадекватные готы, и маньяки не караулили на мостиках своих жертв. Тут просто пахло наступающим летом и свободой.

   - А-а-а! - раздался вдруг Дашкин вопль. Она уже успела забежать на веранду и теперь выбежала обратно в самых расстроенных чувствах. - Федор Иваныч исчез! Прикинь!

   - Кто? - не поняла вторая девушка, продолжая оглядываться по сторонам. Она почему-то решила, что Федор Иванович - это человек. Но неужели их домик охраняет сторож? Как-то непохоже.

   - Паук мой пропал! - пояснила с тоской Даша. - Я его на веранде оставляла, а теперь его нет.

   - О да, какой ужас, какая потеря. - Кристина притворно вздохнула, словно действительно жалела, что паук исчез. - Бедняжка. Пропал.

   - Не смешно.

   - А я не смеюсь. Я сожалею.

   - Ну-ну.

   На самом деле девушка дико радовалась сему дивному факту, потому что якшаться с пауками не совсем хотелось. Будь то Федор Иваныч, Поликарп Евгеньич или даже Евлампий Растаманыч. Девушку начинало трясти при одном взгляде на этих насекомых.

   Дашка еще немного побегала по всему дому, заглядывая под столы и диваны, потом плюнула и сделала вывод, что паук ушел "искать себе жену". Крис тут же пожелала, чтобы он ее подольше не находил. Мол, "хорошую жену найти себе очень сложно, на это нужно потратить немало времени".

   Попрепиравшись и затем перекусив, девушки полезли в сарай. Вообще-то здесь предполагалось сделать баню, но Виктория Константиновна все откладывала это, ссылаясь за занятость, и пустой крохотный домик под темной крышей постепенно заполнялся всяким ненужным барахлом.

   - Осторожно, - Дашка вытаскивала свой велосипед и мамин, на который та садилась раза два, не больше. - Эй, аккуратнее. А то уронишь что-нибудь.

   - Блин! - Крис на голову свалилась мягкая игрушка-заяц, за ним упала лысая кукла с выпученными глазами. - У вас тут что, мировые запасы барахла?

   - Просто выкидывать жалко, - Дарья отодвинула лыжные палки и выдернула переднее колесо велосипеда. - Фух, нормально, а то в прошлый раз на меня книги свалились, и я об косяк ударилась лицом. Синяк на полморды был.

   Кристина покачала головой, то ли сочувствуя, то ли радуясь, что сейчас такого не произошло.

   Правда, на велосипедах они катались недолго. Как оказалось, Крис на великах катается плохо, а чувства равновесия у нее, скорее всего, нет, как такового, и сначала Дарье пришлось едва ли не заново учить подругу этому нехитрому делу. Когда Крис более менее освоилась, обрадованная Дашка, наконец, разогналась на веле и улетела далеко вперед, а Кристина, забывшись, полетела следом за ней, но не удержалась на кочке и ухнула в траву. Ничего не сломала и не растянула, но знатно поцарапала колено, и заявила, что больше на "железного монстра" не сядет. Дарья только ругалась про себя. Девушкам пришлось ехать назад и лечить колено перекисью и зеленкой.

   - Вовремя мы, - Крис, смазывая царапину, бросила взгляд в окно. - Смотри, дождь будет.

   На небо, только что и впрямь нежно-голубое. Грозно наползала свинцовая туча самого злодейского вида. Следом за ней все так же медленноЈ но верно, тащились ее соратницы.

   Дашка, колдовавшая рядом то над электрическим чайником, то над печкой, тоже посмотрела наружу. А потом выскочила на крыльцо, заявив, что снаружи смотрится круче. Крис, одернув штанину, последовала за ней. От новой знакомой она подзаряжалась жизненной энергией, как батарейка от аккумулятора.

   С крыльца, и правда открывался красивый вид: темно-синие, почти черные тучи, закрыли уже полнеба и продолжали приближаться. На их фоне особенно ярко выделялись деревья и крыши соседних домов. Ветер угрожающе притих, словно набираясь сил перед отчаянным рывком. Вся природа замерла в ожидании грозы, даже птицы не решались петь, а замерли на ветках и косились на грозовой массив.

   - Круто! - вздохнула Дашка. Она стояла, опершись локтями о перила и блаженно жмурилась. - Я люблю грозу. Особенно когда дома сижу. А ты?

   - Я тоже люблю, - сообщила Кристина, кутаясь в разноцветную толстовку с капюшоном и зачарованно глядя в небо. - Когда дождь хлестает, молния, гром... И да, в это время приятно быть дома, кутаться в одеяло, пить горячий шоколад и есть что-нибудь вкусное.

   - О да, точно, - Дашка смешно наклонила голову набок, округлила глаза. Она сейчас походила на молоденькую большеглазую ведьмочку с короткими, торчащими во все стороны волосами.

   Мысль, посетившая голову Дарьи, была поистине "гениальной". Девушке хотелось поразвлечься, гроза настраивала на хулиганский лад, да и Федора Ивановича так и не нашли. В общем, Дашка подумала, подумала и сказала:

   - Крис, а давай Федора Ивановича позовем?

   - У тебя обострение психоза перед грозой начинается?

   Дашка вместо ответа рассмеялась, а затем выкрикнула громко-громко, куда-то предгрозовое небо:

   - Федоо-о-ор Иваны-ы-ы-ыч!!!

   Задорный крик слился с сухим раскатом грома и сверкающей молнией. Девчонки дружно ойкнули и даже слегка присели. Дарье сдуру в голову полезли всякие зловещие мысли на тему "Паук возвращается". Кристине чуть дурно не стало.

   Одно, склонное к путешествиям насекомое, тоже услышало крик. Сидя под бревнами, Федор Иваныч узнал голос той забавной девочки, что таскала его на руках.

   "Приехала, - он поудобнее устроил все свои лапки на бархатном листике, около которого оплел паутину. - Наверное, с тем мальчиком, у которого голова на размножение работает. Понятно чем будут заниматься - тем же, что и студенты в подвале. Эх, люди, люди...".

   А где-то далеко послышался рокот. Он постепенно нарастал, превращаясь в знакомый рев мотоцикла. Неизвестные явно ехали по садовой улице, торопясь успеть до дождя.

   Крыльцо Дашкиного дома выходило в сад, но перегнувшись через перила можно было увидеть кусочек дороги.

   - Тут вроде никого нет... - начала Дашка, вглядываясь в быстро приближающийся силуэт. Через несколько секунд вдруг ойкнула и с шипением: "Абзац", - юркнула на веранду, утаскивая за собой Кристину.

   - Ты чего? - опешила та. Дарья быстро заперла дверь, задернула все занавеси и прилипла к окну, простонав:

   - Блин, как он меня нашел?!

   Кристина, подойдя к Дашке, посмотрела сквозь занавески и, закусив губу, потерла лоб. Умиротворенное настроение в миг сменилось знакомым коктейлем из легко страха, непонимания и любопытства, в который, для остроты добавили и щепотку штуки под названием "учащенное сердцебиение".

   На зеленом пятачке у дома, куда обычно Дашкина мать ставила машину, замер мотоцикл. С него слезали двое: загорелый спортивный брюнет с рюкзаком и явно готического образа темноволосый парень в черных джинсах и таком же свитере, украшенном какими-то рунами. Их Величества Артем и Видарт.

   - Чего это они вместе? - сдвинув брови, прошептала очень и очень озадаченная Крис.

   - Спелись, голубки, - Дашка на цыпочках подбежала к двери и встала в углу между ней и окном. Кристина замерла с другой стороны, испуганно моргая и размышляя, не мерещиться ли ей весь этот кошмара. Даже пару раз ущипнула себя за руку, чтобы убедиться в суровой реальности происходящего.

   За стеной тем временем захрустел гравий, которым Дашка и Виктория Константиновна посыпали все дорожки в саду, и затем веселый голос Артема произнес:

   - Дашенька, тук-тук. Вылазь из пещеры и помирись со своим парнем.

   Дашенька скривилась и показала стене непристойный жест. Мириться она явно не желала.

   Парни тем временем поднялись на крыльцо и пока что вежливо постучали в дверь.

   - Ваша мама пришла, - дурачился Артем. - Парней принесла. Эй, дверь откройте!

   "Не открывай!" - мысленно завопила Крис и провела ребром ладони по горлу, словно сообщая Дарье, что ждет их, если откроют дверь. Та округлила глаза и согласно закивала, еще и постучала себя по голове. Крис ткнула пальцем в дверь и скорчила презабавную рожицу, явно демонстрируя свое отношение к гостям. Дашка зажала рот обеими руками, чтобы не захихикать. Вся пантомима заняла не более трех-четырех секунд.

   - Подозреваю, их здесь нет, - в голосе Видарта ирония прослеживалась весьма отчетливо. - Может, они пропали по дороге?

   - Точно! - подхватил Артем. - А тогда хреново как-то получается. Надо звонить их родителям и поднимать тревогу.

   В глазах девушек: голубых и карих, замелькали знаки вопросов. Они мигом представили развитие ситуации: звонки родителям, паника, куча полиции, собаки, вертолеты и почему-то, как апофеоз, гриб ядерного взрыва на горизонте. А сами предки точно будут далеко не в восторге.

   Два вопля слились в один.

   - Ты не знаешь номер моей мамы!

   - Ты не знаешь номер моего папы!

   "Блин, на фига я орать стала...", - почувствовала себя идиоткой Кристина.

   - О-о-о, все же они здесь, - непонятно чему обрадовался Артем. - Дашенька, будь хорошей девочкой и не буди во мне зверя. Открой дверь.

   - Двух зверей, - вежливо вставил свои "пять копеек" Видарт. Уж помолчал бы! Кристина, конечно, больше не собиралась падать в обморок от его присутствия, но все равно нервничала. Доказательств, что Макс - не маньяк, не было. Впрочем, насчет его маньяческих наклонностей тоже имелись подозрения.

   А Дашка продолжала изощряться в остроумии с Артемом. Подглядывая за парнями в шелку в двери, она приговорила, строя рожи устало прислонившейся к стене Кристине:

   - А мы кроликов не боимся.

   - Почему кроликов, Барби? Я, честно говоря, думал, что ты меня козлом назовешь.

   - А ты козловидный кролик. Кстати, ребята, а вы не быстро ли спелись? Кто-то кому-то совсем недавно рыло начистить хотел?

   Кристина согласно кивнула, молча соглашаясь с Дашкой.

   - Ты не представляешь, - сообщил Артем. - Какое великое чувство - мужская солидарность. Мы объединились, чтобы найти двух девушек, которые почему-то решили исчезнуть в неизвестном направлении.

   - Серьезно. - Не понимала Дарья. - Вы как встретились-то?

   - Да в универе я его встретил, - сообщил Артем. - Когда тебя искал. Увидел, подошел, спросил, не видел ли он мою Дашутку. А гот сказал, что ты с Кристиной своей уехала на дачу.

   - Откуда ты это узнал? - похолодел голос у Дарьи. Вторая девушка пока что предпочитала молчать.

   - Об этом мне с утра поведал брат Кристин, - подал голос Видарт.

   - А что это он тебе рассказывает о моих планах? - тихо и сердито спросила длинноволосая девушка. О том, что она уехала на дачу к Дашке, была в курсе лишь мачеха. А братец, видимо, обо всем узнал от нее.

   - Твой брат не мог не сообщить мне этого при личной случайной встрече, чтобы я не ждал тебя сегодня, ибо ты уехала. - Отвечал то ли с насмешкой, то ли с горечью Максим. Его тон, как всегда, был непонятен.

   - Девчонки! Блин, открывайте! - встрял и нетерпеливый Артем.

   - Мы бы с радостью, - задумчиво сообщила Кристина, которой никак не улыбалось оставаться в одном доме с Максимом. - Но вдруг у вас повышенное либидо? Просто так исчезнувших девушек такие, как вы, искать не будут.

   - Точно! - обрадовалась Дашка. - Ребята, вам чего надо вообще? А тебя, милый бабник, я вообще видеть не желаю, иди к своей длинноногой.

   - К какой еще длинноногой? - присвистнул Артем. - Ты у меня самая длинноногая.

   - Хочешь сказать, что вчера вечером ты вез не девушку, а парня с грудью четвертого размера и ногами от ушей? - Дашке опять стало обидно, и даже голос ее слегка осип. Она шмыгнула носом, и этот звук уловили чуткие уши парней.

   - Хочешь сказать, ты меня ревнуешь? - спокойно парировал парень. - Дашка моя, цветочек аленький, я невесту своего брата подвозил. Он, знаешь ли, ногу сломал чуть-чуть, в двух местах, и временно не ходок и не ездок. А Ленку надо было срочно по делам довезти.

   - Враль, - сообщила девушка. А затем, к ужасу Крис, принялась открывать дверь.

   - Не надо! - только и прошептала Кристина, отскакивая подальше. За дверью послышался приглушенный смешок гота. Опять Видарта что-то крайне забавляло.

   - Пусть войдут, - пояснила Дарья. - А то там сейчас дождь начнется, поедут на мотике обратно, навернутся еще.

   Она распахнула дверь перед двумя терпеливо ожидающими парнями и сурово произнесла:

   - Заходить по одному, а ты, бабник, попробуй меня убедить, что там сес... тьфу, девушка твоего брата была.

   "Блиииин, вот же дура!", - мысленно простонала Кристина, боясь подумать, что с ними на даче могут сделать два плохо знакомых типа. Артем вроде бы, конечно, нормальный, а вот этот Видарт... Амфибия сумасшедшая просто!

   - Попробую, - первым зашел в дом Артем с рюкзаком. - И тогда ты возьмешь свои слова про бабника и враля назад, поняла, Барби? Ну-ну, что за взгляд? еще немного, и ты из Барби станешь Ягой. О, привет, Кристина. Ты чего так злобно смотришь? Эй, это все ты виноват, - обратился веселый парень к следующему за ним Максиму. - Твоя аура мрачности любую девушку вгонит в тоску.

   - Молчание - золото.

   - У тебя столько нет.

   - Заткнись. - Посоветовал ему в более популярной форме второй парень, кивая Дашке и не глядя на Кристину. На его груди вновь сиял большой серебряный крест, который заставлял Крис смотреть на него, почти не отводя взгляда.

   - Мне кажется, что когда он рядом со мной, я нахожусь в тоталитарной секте, около главного божества, - все так же весело сообщил девушкам Артем, доставая из рюкзака нетбук, а также пару бутылок вина и торт.

   Девушки как-то затравленно наблюдали за гостями, Кристина еще ухитрилась пнуть Дашку, выражая, таким образом, свое негодование.

   - Мы не пьем алкоголь, - соизволила разжать губы Дашка. - Тем более в малознакомой мужской компании. Верно, Крис?

   - Верно, - с легким достоинством леди-аристократки подтвердила Крис. - Будьте добры, уберите алкоголь и себя тоже. Желательно.

   - Жестокая, - Артем оперся о стол, куда выложил уже все, что привез. - Ты хочешь выгнать нас под дождь, в холодную ночь?

   - Там двадцать градусов и дождик еще не начался, - парировала Кристина, делая все, чтобы не встретится взглядом с Видартом. Он точно злобный вездесущий колдун! Или нет, Артемка прав: он божество мрака.

   Словно опровергая ее слова о дождике, в стекло ударили первые капли, послышался дробный перестук по крыше. Дождь начался как-то сразу и очень бурно. Стало ясно, что в такой ливень глупо и бесчеловечно кого-то куда-то выгонять. Перед мысленными взорами Кристины и Дашки встала картина: мокрые и грустные парни под кустом вишни, в попытках укрыться от дождя.

   - Крис, - Дашка не вынесла уколов совести. - Давай их оставим, а? Поспят на втором этаже. А мы на первом забаррикадируемся.

   Девушка неуверенно кивнула. Прогнать двух взрослых парне ей было не под силу.

   - Боитесь? - спросил проницательный Видарт. Он, все так же не глядя на Кристину, остановился рядом с ней, тут же заставив ее личного человека-проблему занервничать и спрятаться у хозяйки под ногами. А Кристина пребывала в замешательстве: с одной стороны, она продолжала бояться парня, с другой - ее начинало к нему тянуть, и даже Слава отходил на второй, покрытый туманом, план. А еще ее, как истинную женщину, напрягал тот факт, что Видарт, вроде бы как сначала столь много обращавший на нее свое внимание, вдруг прекратил ею интересоваться. Крис почувствовала, что ее плечам просто необходимо, чтобы на них оказались его руки. Мозг, уловивший эти сигналы, возмутился и заявил, что с маньяками обнимаются только другие маньяки или психопаты. А она не относится ни к первой категории, ни ко второй.

   - Не бойтесь его. Он хороший, - сообщил всем Артем, продолжая вытаскивать из сумки еще какие-то вкусности. - Девочки, мы вам всего привезли, думали, вы голодные на этой даче. Видите, мы - сами забота! Да? - обратился он к длинноволосому.

   - Да, - отозвался тот. - Ты захватил плетку и наручники, забота?

   Кристина, обойдя парней по широкой дуге, первой проскользнула в большую комнату. Здесь оказалось весьма уютно: два небольших диванчика, толстый ковер на полу, небольшая разноцветная печка и веселые занавески на окнах. В углу стоял круглый стол, а на нем лампа в виде фонаря. Почему-то она привлекла внимание гота, который сразу ее зажег. Комната озарилась мягким золотистым светом. Дарья подумала и решила верхний свет не включать. Так было гораздо таинственнее и красивее. К тому же внутри разливалась радость от того, что Артем приехал, хотя обида еще все равно копошилась. Поэтому девушка не определилась как вести себя с парнем. Зато Артем не терялся.

   - Кстати, Барби, а куда делся Федор Иванович? Где мой паучара?

   - Его похитили, - буркнула девушка, открывая пакет с соком.

   - К счастью, - негромко добавила Кристина.

   - Кто такой Федор Иванович? - заинтересовался Видарт. Он сидел за столом, освещенный лампой-фонарем, отчего опять казался немного зловещим.

   - Это мой паук, - пояснил ему Артем. - Драгоценный и почти родной. Крутой малый.

   - Это мерзкое ползающее восьмиглазое уродство, - с содроганием вспомнила паука Кристина. Она до сих пор не могла забыть, как Дашка сунула ей уродца прямо под нос. По лицу Макса скользнула тень улыбочки. Он вспомнил этот момент во дворе университета. Страх в глазах Кристины выглядел просто шикарным.

   - Это мой паук! - завопила Дарья, допив сок. - А ты вообще засранец! - ей захотелось пнуть парня, а потом поцеловать, а потом опять пнуть и удрать подальше. Да, в голову этой девушки порой приходили забавные мысли. И частенько материализовывались.

   - Паук определенно мой, - не собирался отдавать пальму первенства Артем. Он аккуратно поставил пустой рюкзак на стул, неожиданно подошел к девушке и положил ей обе руки на плечи.

   - Мой? - проговорил он, склонив голову на бок.

   - Мой! - Дашка отступила на шаг. - Убрал свои передние лапающие конечности!

   Артем тут же сделал шаг по направлению к ней. Девушка фыркнула, отошла за стол и уселась на табуретку.

   - Точно твой?

   - Точно мой.

   - Вы слышали? - повернулся он к Кристине, с ухмылкой наблюдающей за парочкой, и к Видарту, поперевшему кулаком щеку, - она сказала, что я - ее!

   - Слышали, - отозвался тот спокойно. - Только клеймо на ней не ставь, пожалуйста.

   - Я оставлю на ней свое ДНК, - радостно отозвался Артем, уперся руками в стол, и через него потянулся к Дашке для поцелуя. Девушка показала фигу и отвернулась, мерзко хихикая про себя. Кристина тоже ухмылялась в кулак, стоя у окна, подальше от гота. Все-таки Дашка и Артем ее весьма забавляли.

   - Эй, Дарья! - возмутился парень и решительно стал огибать стол. Неподалеку от девушки он вдруг резко остановился и с интересом стал рассматривать что-то на полу. Потом нагнулся и что-то осторожно взял в руки.

   - Ооо, - подобревшим тоном проговорил парень. - Федор свет Иванович. Узнал меня? Приполз? Мой паучара.

   Кристина скривилась и на всякий случай подобрала ноги под себя, явно повеселив Макса.

   А Дашку же с табуретки как ветром сдуло. С радостным воплем под иронично-удивленными взглядами Видарта и не терпящей пауков Крис, она грохнулась на колени рядом с Артемом. И в следующее мгновение поняла, что ее нагло обманули - паука нигде не было: ни на полу, ни в руках парня.

   - Гад! - Дашка успела пару раз треснуть по груди Артема, к которой ей уже доводилось прижиматься. А тот изловчился и обнял девушку, после чего, смеясь, игриво пару раз коснулся губами ее шеи, словно призывая Дарью прекратить сопротивление. Потом добрался-таки до ее губ и с неожиданной даже для себя самого жадностью стал целовать ту, что в душе хотела его задушить, а теперь только с силой гладила в ответ по плечам и волосам.

   Желание было успешно материализовано.

   Кристина засмотрелась на парочку, ощутив в душе колючий укол зависти. Нет, нет, нет, даже в мыслях ничего не было, но взгляд девушки невольно скашивался в сторону черноволосого мрачно одетого типа. И что-то внутри начинало томится и сомневаться. Человек-проблема, как назло вздыхал над ухом, словно сочувствуя хозяйке и ее нелегким метаниям.

   - Мы вам не мешаем? - послышался негромкий голос Видарта. - Может, оставить вас тут, и удалиться на второй этаж? Кристин, ты как? Согласна пойти навстречу подруге?

   - Я согласна не слушать глупости, - холодно отвечала девушка, которой с этим психом уединяться не хотелось совершенно нигде, даже в Букингемском Дворце. Ее взгляд совершенно случайно отыскал на столе распечатанную колоду новеньких карт, - Кстати, ребята, никто не хочет сыграть в карты?

   - Умеешь? - спросил Максим.

   - Видела пару раз, как взрослые дяденьки и тетеньки играют, запомнила, знаешь ли. - Сквозь зубы, злясь непонятно отчего, произнесла Кристина. В карты она часто играла в детстве на каникулах с Вадимом Андреевичем, тем еще жуликом.

   - Большая девочка. - Кивнул длинноволосый, забирая у нее из рук карты. Среди них совершенно случайно промелькнул король пик.

   Пальцы гота коснулись ладони девушки, и в районе солнечного сплетения Крис что-то взорвалось. Чтобы скрыть замешательство, она повернулась к парочке и нервно выкрикнула:

   - Эй, может, хватит изучать друг друга?

   - Завидуешь? - поинтересовался Видарт, пока Артем и Дашка с неохотой разрывали поцелуй.

   - Нет. По крайней мере, если мне так приспичит поцеловать кого-нибудь, я обращусь к Вадиму. - Сердито проговорила девушка, стараясь выглядеть равнодушной. Она подумала, что гот явно все никак не может забыть свой облом.

   - Правда? - переплел пальцы под подбородком парень. - Будете тереться носами, как эскимосы?

   - В смысле?

   - Неужели ты подпустишь к себе кого-то настолько близко, чтобы тебя - о, черный ужас - поцеловали?

   Кристина уже открыла было рот, чтобы сообщить готу, что не его собачье дело с кем она будет тереться носами или целоваться губами. Но подошедшие Артем с Дашкой сбили весь настрой. Девушка уже не особенно дулась, тем более, что парень пообещал ее с Леной познакомить, чтобы убедить, что та правда девушка брата.

   - Карты! - моментально загорелась Дашка. - Давно не играла! Махнем в дурака, а?

   - Запросто, - Артем выхватил колоду у гота из рук, ловко перетасовал жесткие бумажные прямоугольники. - На что играть будем?

   - А играть обязательно нужно на что-то? - дернула плечом Крис.

   - Ты же девочка взрослая, а на интерес играют только дети, - сказал ей Макс. - Неужели ты и в карты играть боишься? - с явным намеком добавил он негромко.

   Кристина ничего не ответила, и лишь смерила его уничтожающим взглядом.

   Четверка уселась прямо на полу, забрав с собой соки и еду (вино парни пить благородно отказались). Как ни старалась Кристина, но сидеть ей пришлось плечом к плечу с Видартом. Она изредка косилась на него, но старалась вести себя так же равнодушно, как и он. Дашка только головой качала.

   - Ну так на что играем? - спросила она.

   - Тааак, на бабло я вам, господа, даже и предлагать не буду играть. Давайте на желание? Как идея? - Артем переглянулся с готом. Тот был согласен. - Каждый из нас напишет на бумажке свое желание, и мы их опустим вон в тот горшок. А проигравший исполнит то, что вытащит.

   - Только без гадостей, - тут же предупредила Кристина. - Учтите, все в рамках нормальности. Я ваши извращенные фантазии выполнять не буду.

   - Все нормально, расслабься, подруга, - Артем раздал остальным клочки бумажек. Ручка же оказалась одна на всех. - Так, пишем по очереди, и следуя правилам Благочестивой Кристины. Только поприкольней загадывайте, чтобы веселее было.

   Он первым неровным мелким подчерком с твердым нажимом нацарапал свое желание: "Ты, неудачник, вытащивший эту бумажку, обеги голышом вокруг домика". После свернул листик в трубочку и положил в пузатую глиняную вазу, так несправедливо обозванную горшком.

   Следующей за написание взялась Дашка. Высунув от усердия кончик языка, девушка старательно написала крупными изредка скачущими в разные стороны буквами: "Возьми корзину с веранды, закрой крышкой и пойди к соседям. Там постучись и спроси, как пройти в библиотеку, при этом подними край крышки и шепотом поинтересуйся, не душно ли там". Да, девушка старалась ко всему подходить с юмором. И очень хотела, чтобы эту бумажку вытащил кто-нибудь из парней.

   Видарт над своим желанием долго не думал, что-то очень быстро написал красивым ровным вытянутым подчерком профессионального каллиграфа, но вовремя был остановлен Артемом.

   - Ты что, дурак? - приговорил он, читая текст из-за спины гота. - Они после такого желания нас обоих попрут отсюда в шею. Или не дай Бог, это мне выпадет! Переделывай, давай, монстр.

   - Что там? - немедленно заинтересовалась любопытная Дашка.

   - Ничего, - улыбнулся ей Артем. - Тебе такое читать нельзя. Парень, давай заново. И учти мои интересы, пожалуйста.

   Видарт пожал плечами, вновь быстро написав: "Поцеловать представителя противоположного пола", а после кинул бумажку в вазу.

   Кристина, гадая, что же там такого недоманьяк придумал в первый раз, внимательно проследила за ее полетом, обозвала себя параноиком и последней начертала цепляющимися друг за друга буквами с сильным наклоном вправо: "Твое желание - расскажи нам то, чего ты стыдишься или боишься больше всего на свете. Удачи!".

   Кристина положила в вазу свою бумажку, сложенную в несколько раз, и Артем торжественно кивнул. Через несколько минут игра началась.

   В домике было тепло и уютно, а вот по окнам и крыше продолжал хлестать майский и еще очень молодой, а потому по юношески яростный дождь. Ветки деревьев царапали стекла, словно когтистые зеленые лапы неведомых чудовищ, А ветер, словно оперный певец, умудрялся завывать целые сольные партии.

   Комнату освещал поставленный на пол фонарь и печка, треск дров в которой успокаивал и настраивал на лирический лад. Дашка даже подумала, не прислониться ли ей к Артему, но тот немедленно принялся подглядывать карты. Девушка шарахнула ими его по лбу, на что ей сообщили, что таким, как она необходимо принимать валерьянку в слоновьих дозах. Вот так, переругиваясь всю игру, Дашка и Артем не забывали посылать друг другу весьма красноречивые взгляды.

   Видарт играл совершенно спокойно, даже с некоторой ленцой. Карты ему шли хорошие, словно чувствовали в нем хозяина, и парень явно не собирался становиться "дураком", хотя до конца игры было еще довольно далеко. Особенно везло ему на пики - козыри этой игры. Король пик пришел ему в самом начале игры и умудрился привести вслед за собой и своих "подданных".

   А вот Крис начинала немного нервничать. Вначале ей повезло: девушке тоже шли козыри и довольно крупные карты других мастей. А затем Фортуна, видимо, решила пойти на перекур, а, может быть, ее к себе переманил длинноволосый демон, то есть, конечно же, Максим. Каким-то невероятным образом карт у Кристины становилось все больше и больше, а сама она печалилась все сильнее и сильнее. Попытка смухлевать и достать из отбоя кое-какую карту легко была тут же раскрыта внимательным готом, который наигранно укоризненно покачал головой, забирая карту вновь в отбой. Кстати говоря, Максим умудрялся запоминать все карты и хорошо просчитывал действия соперников.

   А Артем, прознав про мухлеж, грозно отрубил, что если еще раз кто-то попытается обмануть, то будет исполнять все желания сразу. После этого Дашка, ранее тоже промышлявшая обманом, и Крис старались больше никого не обманывать, лишь изредка переглядываясь и тяжело вздыхая. Раньше обе девушки думали, что играют неплохо, но на самом деле по сравнению с парнями они казались себе настоящими лузерами.

   Первые два "раунда" завершились "ничьей": Кристина и Дашка умудрялись отбиваться друг от друга последними картами и становились при этом такими счастливыми, что Артем тут же кричал им, что "последняя рука хуже дурака!". А вот на третий раз Кристине не повезло.

   Черноволосая девушка вдруг с ужасом обнаружила, что с картами в руках осталась она одна. Видарт вышел первым, Дашка каким-то чудом вышла следом за ним, а Артем только что, скромно улыбаясь, сделал ход двумя тузами, среди которых был и козырный пиковый туз, и Крис была вынуждена их принять - отбить такое было нечем. А после парень, все так же лыбясь, отдал ей и последнюю свою карту - издевательскую шестерку червей.

   - Я все. - Объявил он, глядя на целый веер карт в руках Кристины. - Поздравляю от души. Дамы и господа, а вот и наша первая проигравшая! Благочестивая Кристина, исполняй желание! - и он протянул ей вазу. Парню с выбритыми висками явно было весело, Максим тоже плакать не собирался, и лишь одна Дашка с сочувствием смотрела на проигравшую.

   Девушке ничего не оставалось делать, как достать одну из бумажек. Она, прикусив губу, развернула одно из желание, пробежалась по написанному глазами и гневно обвела всех присутствующих голубыми глазами.

   - Ну и какой дегенерат это написал? - ее взгляд остановился почему-то на Видарте.

   - А что там? - немедленно заинтересовалась Дашка. - Крис, давай, читай, что ты там вытащила?

   - Вот это, - рассерженно сказала девушка, протягивая подруге записку. - Я не буду бегать голой вокруг дома!

   - Мля, - только и смогла сказать Дарья.

   Артем захохотал, а Макс поднял черную бровь. Такого желания он явно не ожидал.

   - Не буду. - Упрямо сказала Кристина, продолжая в упор глядеть на Видарта. Она считала, что эту тупость написал именно он.

   - Да это мое желание, - признался Артем, поняв ситуацию и еще больше развеселившись. - Выполняй.

   - Я же сказала - нет.

   - Но ты же проиграла! - возмутился он.

   - И что? Я же сказала, не пишите ничего идиотского.

   - А это совершенно нормально. По-идиотски было бы, если бы я тебя на потолке ходить заставил, - парировал парень под возмущенный взгляд Дашки. - Давай, подруга, раздевайся и совершай променад под дождиком.

   - Не буду.

   - Блин. Но ты же проиграла!

   - Вытаскивай другое, - вдруг сказал Максим Кристине ни с того, ни с сего.

   - Гот! - возмутился тут же второй парень. - Ну что за дела? Она ведь проиграла. Я бы вытащил эту бумажку, то не ныл бы, а разделся и побегал!

   - Ты можешь и без бумажки раздеться и побегать, - спокойно сказал Видарт. - Поверь, мы будем рады. Кристин, вытаскивай другое желание

   - Эй, умник, - начал кипятиться Артем, но длинноволосый не слишком приятно посмотрел на парня, едва заметно сжав челюсти, и тот, резко успокоившись, подняв руки вверх, сказал только:

   - Хорошо. Хорошо. Чего так нервничать-то? Это всего лишь игра. Давай, подруга. Тяни другое желание.

   - Правильно, - одобрила почти что "младшего братика" Дашка. На миг она представила себя на месте Крис и поняла, что голышом вокруг дачи тоже бегать бы не стала.

   Кристина, плотнее сжав губы, сделала дубль два и тут же едва не выронила бумажку на пол.

   - У вас что, все мысли об одном? - спросила она напряженным тоном. Теперь ей досталось не что иное, как "поцелуй с противоположным полом".

   - Тоже неплохо, - обрадовался Артем, узнав новое желание. - Да ты удачлива, мать. Давай, целуйся, и продолжим игру. Надо бы гота в дураках оставить... - И он обнял хихикающую Дашку. В этом желании она ничего плохого не видела.

   Человек-проблема, всю игру старавшийся подсказать Кристине карты других, но только мешавшей ей сосредоточиться и нормально играть, покачал головой и улетел на крышу, чтобы не видеть позора хозяйки. Там он долго и обстоятельно разговаривал с дождевыми каплями, такими же прозрачными, как и он.

   Целовать представителя противоположного пола Кристина отчаянно не хотела, но понимала, что третий раз перетягивать бумажку ей никто не даст. Перед ней стояла целая неразрешимая дилемма - или бегать обнаженной по кустам или целоваться с Видартом, потому как Артемка, которого Крис уже считала едва ли не парнем Дашки, в расчет не шел. На чужое черноволосая девушка никогда не покушалась. А дотрагиваться до Видарта было страшно, хотя Кристина честно признавалась себе, что он все-таки красив и по-дурацки притягателен.

   - Ты выполнять желание думаешь? - проговорила Артем с преогромнейшим интересом. - Кстати, радуйся, что я его желание попросил поменять на более... легкое. А то ты бы точно уже сейчас вокруг дома без одежды бегала.

   - Спасибо тебе, о, Святейший, - вымолвила, почти не раскрывая губ, Крис, собираясь с духом. Этот урод Видарт получит-таки желаемое! Тогда, на вечере она его провела, а сегодня ей не повезло. Но ведь целоваться с кем-то - это не так уж и страшно, тем более она всегда сможет представить, закрыв глаза, что находится в объятиях ее Славы, а не длинноволосого пеликана, делающего вид, что ему все равно.

   - Дашкоу, - потерся носом об плечо второй девушки Артем. - Давай на веранду выйдем?

   - Зачем? - не врубилась та.

   - Там такая романтика: дождь, гроза, ветер, а мы только вдвоем. Я расскажу тебе одну японскую старинную притчу о любви, - прошептал ей на ухо парень. - Пошли, Барби. Пошли же. И этим двум заодно мешать не будем.

   Дашка поднялась на ноги и с сомнением взглянула на Кристину. Она очень хотела оказаться вдвоем с Артемом на веранде, да только Ворону оставлять в компании ее личного демона Дарье не хотелось. Мало ли что... Даже если Макс - нормальный парень и ничего сверхъестественного Крис не сделает, она может просто испугаться его общества. Но вторая девушка, увидев взгляд Дарьи, только кивнула, словно говоря той уходить.

   Через пару секунд в комнате, где по-прежнему продолжал мерцать фонарь, а на полу лежали разбросанные карты, остались только Кристина и Максим. Он сидел на полу, согнув в коленях широко расставленные ноги и положив на них руки, и смотрел в окно, за которым началось настоящее светопреставление.

   - Ну, давай. - Сказала очень громко Кристина, залпом допив стакан кисло-сладкого яблочного сока, пожалев, что они с Дашкой отказались от вина.

   - Что давать? - не двигался парень.

   - Выполнять желание.

   - Выполняй.

   - Ну ты хотя бы встань. - Растерялась Кристина, обхватившая себя руками, словно ей было холодно в натопленной комнате.

   - Летучей мышью пролететь над твоей головой не нужно?

   - И как мы будем мммм... целоваться?

   - Не мы будем целоваться. А ты будешь целовать. - Сообщили ей с пола.

   - В смысле?

   - В прямом, Кристин. Помнится, я говорил, что ты сама будешь просить меня о чем-то подобном. Я - пас.

   "Вот же злопамятный козлоголовый паукаед", - выругалась про себя девушка. Она села около Максима, тоже вытянув вперед ноги, а он даже не повернул в ее сторону лица.

   - Может быть, просто скажем, что я выполнила желание? - тихо поинтересовалась она.

   - Я не люблю нечестность, - сообщил ей гот. - Выполняй, или я передумаю, и тебе придется раздеваться.

   - Хорошо. Твоя взяла. Подожди немного.

   Девушка несколько минут сидела рядом с Максом, касаясь своим плечом его плеча, и они вместе разглядывали мелькающие по небу тоненькие молнии, похожие на маленьких демонов. Уютный треск в печке успокаивал, а, может быть, ее успокаивало само присутствие Макса - потому что в какой-то момент Крис захотелось положить голову ему на плечо.

   А потом, вдруг решившись, Кристина придвинулась ближе к молодому человеку, протянула к его лицу руку, убрала длинные пряди черных волос за ухо и, закрыв глаза, несколько раз невинно коснулась его неподвижных губ своими. Видарт никак не реагировал на поцелуй Кристины, что ее, конечно же, рассердило. И только когда недовольная девушка решила отстраниться от него, парень вдруг сам резко проявил инициативу. Развернулся, правой рукой обнял ее за талию и привлек ближе к себе, после чего стал целовать уже сам: очень чувственно, как будто бы играя с Крис, и неожиданно нежно, словно он целовал бархатные розы в королевском саду, а не девушку.

   Небо наверху вздрогнуло. И этим двоим показалось, что гром разразился прямо у них над головами. Макс сильнее обнял Крис, уткнувшись ей губами в шею.

   Она не удержалась и, ругая сама себя, запустила руку ему в волосы. Кристина не понимала, почему ей хочется близко-близко прильнуть к груди такого странного человека, и зачем ее пальцы так рьяно скользят по его плечам и спине.

   Страх не совсем покинул ее разум, но теперь он придавал Крис дополнительный адреналин и слегка сводил с ума, как и все новые и новые порции грома на небосводе, посылаемые громовержцем Перуном на грешную землю.

   Славу представить ей так и не удалось. Вернее, Крис ни разу не пришло в голову, что на месте Видарта надо представить другого. Зато ей понравилось касаться прокола в нижней губе Макса, слышать его дыхание и перебирать в пальцах длинные волосы.

   Второе желание Крис они выполняли минут двадцать, не меньше.

   - Кстати, - прошептал Максим, гладя ее по щеке.

   - Что?

   - В желании не было указано, куда можно поцеловать представителя противоположного пола. Ты могла бы, как и в прошлый раз, ограничиться щекой.

   Кристина только тихо выругалась про себя.

   И тут в комнату ввалилась растрепанная и слегка возмущенная Дашка. За ней шел не менее возмущенный Артем.

   Вообще-то у них начиналось все мирно. Стоя у окна веранды, девушка щурилась, наблюдая за грозой. Довольный Артем стоял сзади, обняв ее за талию и шепча на ухо какие-то глупости.

   - Блин, он ее не повредит? - Дашка оторвала взгляд от ночного, с проблесками молний пейзажа за окном и посмотрела на дверь комнаты.

   - Не должен, - отозвался парень, подумав о крыше и молниях. - Она крепкая, выдержит, даже если ударит.

   - Кто ударит?- Дашка мигом всполошилась и попыталась вывернуться из объятий. - Эй, пусти, я посмотрю, что они там делают! Он что, девушек бьет?!

   Затуманенный девушкой мозг Артема с трудом переварил информацию и

   велел его речевому аппарату выдать:

   - Ну, иногда бьет. И девушек, и парней, и даже бабушек с дедушками. Кому как повезет. - И он добавил, крепче сжимая Дашу. - Некоторые выживают.

   - Что? - теперь девушка всерьез забеспокоилась. - Пусти-ка меня, я ему скажу пару ласковых! Ты на фига его сюда привез?!

   - Кого?? - опешил Артем, в мечтах уже не только обнимающий и целующий свою верткую Барби.

   - Максима этого чокнутого, - пропыхтела Дашка. - А вдруг он Крис ударит?

   - Дарья! - засмеялся парень, поняв, что они говорили на разных языках. -  Ты о чем? С чего вдруг он бить будет твою подружку? Вы что, думаете до сих пор, что он маньяк? Кстати, я думал, ты мне про молнию говоришь, а не про Кристину. И запомни, - вдруг щелкнул он девушку по носу. - Может быть, я кажусь тебе клоуном, но я не допущу, чтобы тебе грозила опасность. Этот гот - нормальный пацан. Он хоть и выглядит психопатом на последней стадии развития, но не опасен для окружающих. Ни тебе, ни твоей подружке ничего плохого он не сделает, не волнуйся. К тому же она ему нравится. А  мне очень нравишься ты.

   - Я тебе сильно нравлюсь? - проворковала девушка, размышляя, что надо бы разузнать, как парни смогли так быстро спеться. Но пока ей хотелось пококетничать, слишком уж редко она это делала.

   - Больше, чем сильно. На моем индикаторе  чувств ты занимаешь отметку "до безумия", - прошептал парень, понимая, что ему конкретно сносит крышу, и Даша с трудом расслышала его слова из-за грома.

   - Что-что? Я полоумная?! Ну знаешь! - она уперлась руками парню в грудь. - сам дурак!

   - Дурак, дурак, - согласился тот, приказывая пульсу прекратить возрастать, - Дашенька, Дашуля, малышка, пойдем наверх?

   - Зачем наверх? - девушка не сразу поняла к чему он клонит. - Нам уже сейчас в комнату надо возвращаться. И игру мы не закончили.

   - Начнем другую игру, - соблазняюще улыбнулся Артем, бессовестно гладя девушку. - Нашу общую. Дашка, ты маленькая что ли? Пойдем!

   У Дарьи, как говорится, ноги подогнулись от одной только мысли, что они вот прямо сейчас возьмут и действительно поднимутся на второй этаж. И там произойдет много чего интересного, где лидером несомненно выступит наглый темноволосый парень с такими затягивающими глазами. Голова даже немного закружилась от открывшихся перспектив.

   Ледяной водой вылилась мысль, что тогда Кристина останется один на один с готом. Дашка в панике мысленно заметалась, не зная, что делать.

   Пока она размышляла, Артем, видимо, решил ее подтолкнуть в нужном направлении. Проще говоря: подхватил на руки и понес к лестнице на второй этаж.

   - Надеюсь, меня-то ты за маньяка не считаешь? - спросил парень, не мигая, глядя в лицо Дашки.

   - Считаю! Поставь меня на землю! Они же там вдвоем! Эй, я не хочу оставлять подругу наедине с этим!

   - Да ничего он ей не сделает, - раздраженно прошептал Артем. - Не нервничай, Даш. Хорошо?

   Но девушка начала всерьез брыкаться и даже уцепилась руками за перила лестницы, так же шепотом требуя оставить ее в покое.

   - Ты вот за этим сюда приехал, да? А он тоже за этим?

   - Я приехал со своей девушкой пообщаться. - поморщился Артем, недовольно выпуская Дашу из рук, и лицо у него точь в точь такое, как у недовольного рыбака, который думал, что поймал крупную рыбу, а вытащил старый сапог, попавшийся на блесну. - А он просто так за компанию.

   - Вот и общайся, - проворчала Дарья, ощущая смутное сожаление, что ее отпустили. - Ну не злись, Артемчик, я не готова морально. А ты меня прямо как пещерный человек потащил, еще бы дубинкой по башке ударил.

   Она сама обняла надувшегося парня за шею, заглянула в глаза:

   - Давай я тебя поцелую, и мы пойдем в комнату?

   - На безрыбье и рак рыба, - проворчал молодой человек, подумав, что вариант с дубинкой стоит того, чтобы однажды подробно рассмотреть его. Но Дашке, конечно, о своих мыслях не рассказал. Зато мигом заржал, увидев, как отпрянула от Видарта тут же разомкнувшая объятия Кристина, волосы которой показались Артему уж слишком разлохмаченными.

   - Чувак, я, кажется, начинаю верить в женскую дружбу, - парень кивнул в сторону улыбающейся Дашки.

   - Правда? Как мило. -  Отвечал Максим, глядя не на Артема, а на Кристину. Увидев парочку, она засмущалась и почти мгновенно оказалась на стуле, делая вид, что рассматривает экран своего iPhone. А гот, ничуть не смутившись, так и продолжал сидеть на полу, только теперь уже чуть отклонившись назад и опершись руками о пол позади себя.

   - Ага. Дашенька все рвалась посмотреть, ничего ли ты плохого не сделал с ее милой подружкой?

   Макс даже и рта не успел открыть, как Кристина выдала излишне громко и эмоционально для себя:

   - Что он мне сделает-то? Не говори всякую ерунду.

   - Вот и я говорю, - поддакнул Артем. - Может, вас еще ненадолго оставить?

   - Бабуин озабоченный, - тут же среагировала Дашка. - Давайте лучше продолжим играть.

   - Давайте! - снова слишком громко сказала Кристина, прислушиваясь одновременно к своим ощущениям. Человек-проблема круглыми глазами следил за хозяйкой и беззвучно бил кулаками по стеклу с той стороны окна. Он тоже находился в недоумении и шоке.

   Артем и девушки вновь опустились на пол, при этом Дашка уютно устроилась рядом с парнем, положив ему голову на плечо, а тот в ответ обнял ее. Кристина же по воле его величества закона мирового свинства вновь оказалась рядом с Видартом. Они не касались друг друга, но между ними было не более пяти сантиметров расстояния.

   - Ну а сейчас на что играем? - весело осведомился Артем, беря в руки колоду. - У нас же там два желания осталось. На них продолжим. Сдавать? А, дурочка, ты осталась, ты и сдавай, - обратился он к Крис и, между делом, поцеловал свою Дарью. Кристина убрала за спину мешающиеся волосы и молча принялась тасовать колоду, а потом сдавать карты заново. Она злилась, смущалась и вообще хотела уйти отсюда, чтобы никто ее не видел, но прекрасно осознавала, что уйти-то ей как раз и некуда. Девушка нечаянно коснулась подушечками пальцев своих губ, с ужасом вспоминая ласково-требовательные прохладные и чуть жесткие губы Максима. От воспоминаний Крис даже побледнела. Этот кретинистический поцелуй! Зачем она согласилась целовать Видарта? Да еще и так долго?! И зачем сама обнимала его? Он же если не маньяк, так психопатический шизофреник и наверняка любитель БДСМ.

   "Идиотка, держи себя в руках. Главное, что ты сейчас к нему не липнешь, - приказала сама себе Кристина, - делай вид, что ничего не произошло".

   - Козыри - опять пики. - Мрачно сказала она, косясь на Макса. А он, казалось, не обращал никакого внимания на ту, которую еще несколько минут назад очень требовательно целовал. Видарт просто смотрел сквозь свои карты, как будто бы ментально беседовал с тузом пик, лежавшим под нетронутой пока колодой.

   - Отлично! - весело отозвался Артем, глядя в свои карты. В Дашкины у него вновь не получилось заглянуть  - увидев его хитрый взгляд, она отсела подальше и по-детски сложила свои шесть карт в веер, для верности закрыв их рукой сверху.

   - Начинаем игру, детки! - подмигнул ей Артем. - Гот, ты следующая жертва!

   - Уже очень страшно, - обронил Макс, начиная игру и без слов делая первый ход на Кристину. - Поджилки трясутся.

   Девушка тоже молча отбила его карту, и без особенной радости стала делать ход  на радостную Дашку, препирающуюся с Артемом. Она думала, что сейчас мстительный червяк, то есть, конечно, Максим, подарит ей много "приятного" и просто-напросто завалит картами. Ведь, судя по всему, играет он отлично, и ему будет очень приятно, если она проиграет. Однако Макс явно жалел девушку, почти не подкидывал ей карт, и, казалось, даже, наоборот, старался облегчить ей жизнь. Правда, легче Крис не становилось - Артем старался изо всех сил, и вскоре она поняла, что еще чуть-чуть, и вновь останется в дурочках. Максим, кажется, тоже это понимал. Он продолжал вызывать у Крис двойственные, нет, даже тройственные чувства: страх, раздражение и жуткое притяжение. Она даже поймала себя на мысли, что хотела бы сейчас прислониться к его плечу или сесть с ним спина к спине. Или снова запустить руку в его волосы...

   И тут началось кое-что весьма интересное. Пока Дашка кричала на Артема, которому сделала ход, мечтая завалить картами, длинноволосый пододвинулся к Кристине и неожиданно склонился к ее уху, конечно же, напугав. Она вздрогнула.

   - Тише, - едва слышно прошептал ей Макс, - когда будет твоя очередь, ходи вальтом.

   - Зачем? - от неожиданности отодвинулась Крис влево.

   - Делай, как я говорю.

   - Не буду, - тут же уперлась девушка и опять отползла от парня чуть дальше. Ему вновь пришлось двигаться за непокорной Крис.

   - Делай, как я сказал, иначе вновь проиграешь. - В его шепоте появились рассерженные нотки.

   - Отстань, - едва поборола в себе желание уткнуться ему в грудь девушка. Макс, кажется, понял, что ее к нему все-таки тянет, и на его худом бледном лице показался на миг оскал усталой радости. Он тоже во многом сдерживал себя. Очень во многом.

   - Чего это вы там воркуете? - тут же поинтересовался Артем, наблюдая изумленно, как  эти двое ползают друг за другом.

   Вместо ответа Макс неожиданно для Кристины положил ей ладонь на щеку и почти коснулся губами мочки ее уха, успев вновь едва слышно сказать:

   - Валет.

   - А у вас прогресс, - заржал Артем. - Если что, мы реально выйдем. Да, Барби?

   - Отбивайся, давай! - внимательно посмотрела на Кристину Дарья. Неужели Ворона больше Видарта маньяком не считает? Вот прикол!

   Все же обескураженная Крис, делая ход на подругу, покорно вытащила вальта червей, не понимая, почему она не может выкинуть куда более мелкие карты, и как вообще умник Видарт узнал, что у нее в руке. Оказалась, сделала она это не зря - длинноволосый тут же завалил попытавшуюся отбиться Дарью кучей вальтов, а затем и других карт. И теперь в самом проигрышном состоянии оказалась Даша. Еще пара советов Макса, прикрывающихся поцелуями, и Кристина первой вышла из игры. Сам коварный "подсказыватель" закончил игру сразу же за ней. Артем прищурился, но ничего не сказал.

   На этот раз проиграла Дашка.

   - Может, тебе выпадет побегать вокруг дома, - протянул Артем, наблюдая, как девушка засовывает руку в вазу. Показав парню кулак, Дашка вытащила бумажку и прочитала вслух. Ей выпало рассказать о своем самом сильном страхе. Ну что же, это лучше чем скакать голышом под дождиком или надоедать соседям.

   - Девушкам нынче не везет, - отметил Видарт, наклоняясь вперед и собирая разбросанные по полу карты. - Будешь исповедоваться?

   Кристина с некоторой завистью посмотрела на Дашку. По ее мнению, такое желание было самым легким, ведь можно же просто соврать, или даже отшутиться и все. Открывать душу перед посторонними людьми необязательно.

   Амфибии реально повезло! И ей не надо никого целовать...даже если это приятно.

   - Сейчас Дашенька поведает нам свою самую страшную тайну, - провыл на манер привидения Артем над ухом девушки. Впрочем, он быстро успокоился и, усевшись рядом и прихватив пару бутербродиков, приготовился слушать.

   Дарья думала не так, как Кристина - она честно решила исполнить выпавшее ей желание. Недаром она всегда ценила правду.

   - Чего я боюсь? Сложный вопрос. Я боюсь остаться одна, - негромко произнесла девушка, подогнув под себя ноги и глядя куда-то в сторону. Почему-то люди, говоря о чем-то болезненном или личном, не всегда любят смотреть на собеседников. Вот и Дашка делала вид, что ей гораздо интереснее разглядывать то геометрические узоры на ковре, то таинственные тени на стенах.

   - Одна? - переспросил Артем, откусывая от бутерброда.

   - Да, одна. Совсем одна. В смысле, это значит без родных и без друзей. Мне кажется, что это очень больно. Очень. Я, блин, даже когда была маленькая, то просыпалась порой от кошмаров, что у меня больше нет мамы. И убегала к ней в комнату. - Дарья вздохнула, немного помолчала и добавила. - И еще мне казалось, что самый большой ужас - сидеть и видеть в окне кучу народа и при этом понимать, что никому ты не нужна. Вообще никому.

   Даша передернула плечами, словно сбросила липкий застарелый страх. Крис, нахмурившись, молчала и думала, что девушку она понимает. Ей самой иногда хотелось дико кричать, глядя как все домашние вроде рядом, но в то же время словно сами по себе. Да и не зря у нее никогда не было подруг. Знакомых - предостаточно, а близких... Нет, не было. Неужели такая непохожая на нее Дашка, общительная и веселая, страдает от этого же?

   - Быть единственной одиночкой в толпе, никчемной, никому не нужной, никем не оцененной и непонятой, - это страшно, ребята, - опустила голову Даша и невесело улыбнулась. В ее голосе появилось что-то такое, что даже Артем молчал. А когда девушка произнесла простые, но жутковато звучащие слова об одиночке, никем не понятной, парень прекратил жевать. Он сглотнул и очень серьёзно посмотрел на Дашу, но ничего не сказал, и после перевел взгляд темных глаз на печку, в щели заслонки которой были видны отблески трескучего огня. Артем явно считал, что слова здесь излишне. Никто, кроме внимательного Макса, не видел, как на его загорелом лице появилась полуулыбка воспоминаний.

   А вот человек-проблема умудрился кое-что прочитать и в его глазах.

   "Никем не понятым, - золотыми буквами зажглись в них слова, - ненужным, чужим, избегаемым".

   Где-то далеко опять с новыми силами бухнул гром.

   - Вот вы и услышали о том, чего я больше всего боюсь, - развела руками Даша. - Кто будет ржать - убью. Или кто кому-нибудь расскажет - тоже убью.

   - Так и быть, не расскажем, - сказала Кристина, попытавшись разрядить угнетающую атмосферу. Ее эти слова почему-то задели. Да и не только ее. Кажется, сидевший рядом с ней Видарт тоже не остался равнодушным к речи Дарьи. На его отстраненном лице ничего прочитать было нельзя, да и черные глаза не отражали никаких эмоций, кроме спокойствия. Но Кристина, совсем случайно его коснувшаяся плечом, почувствовала, как напряглись мышцы на руке парня. Короткий взгляд вниз убедил удивленную Крис, что гот нервничает и, не осознавая этого, сжимает в пальцах карту - на этот раз печальную трефовую даму. Сжимает так, что еще немного - и от нее мокрого места не останется. Девушка тут же уставилась вперед, на Дарью, не желая, чтобы Макс понял, что она видела то, как он нервничает. Кристина перевела взгляд вовремя, ибо гот через пару секунд взглянул в ее лицо, и после кинул карту на пол. Девушке захотелось коснуться его плеча, чтобы попытаться успокоить. Она была уверена - Видарту знаком страх Даши, как и ей.

   На несколько мгновений воцарилось молчание, и шуметь смели только огонь в печи да дождь снаружи.

   Кажется, все четверо находящихся в этой комнате людей, которым было не слишком много лет, и, как следствие, должно было быть не так много воспоминаний, задумались об одиночестве. Всем им на какой-то миг стало неуютно, как будто бы они находились не к теплой комнате, защищающей их от дождя и ветра, а в морозильной камере. А после они стали приходить в себя, и поведение их становилось прежним.

   Первым отпустил пару неловких шуток Артем, следом за ним рассмеялась Дашка и рассказала пару анекдотов, после ожила Кристина и постаралась выкинуть все плохое из головы, и даже Максим стал чуть более непринужденно вести себя и даже немного поспорил со вторым парнем, развеселив девчонок. Эти двое были настолько непохожи друг на друга, что, казалось, если Макса и Артема соединить вместе, а потом поделить на два, получиться человек с почти идеальным характером.

   Вечер понемногу налаживался, только в карты они больше не играли.

   Спать решили пойти очень поздно - после полуночи. Парней хозяйка дачного домика решительно отправила наверх, оставшись с вместе с Кристиной в натопленной комнате.

   - Ну все, будем укладываться спать! - Дашка закрыла дверь, предварительно рявкнув что-то Артему, который наверху выл и стонал, изображая Кентервильское привидение. Кристина, подумав, придвинула к двери старое тяжелое кресло, до этого мирно стоявшее в углу, возле торшера.

   - Кажется, кто-то боится, что ночью проснется под боком готика, - хихикнула Дашка, расправляя диван и кровать. Те чуть ворчливо поскрипывали, но в целом выглядели вполне довольными жизнью. Насколько это вообще возможно для старой мебели.

   - Нет, конечно, - отозвалась Кристина, которую таки прямо передернуло от одной мысли, что она может очутиться под боком у Максима. И почти тут же, явно противореча сама себе, подумала, что, наверное, девушкам нравится засыпать и просыпаться около Видарта. - Но вообще боюсь. Мало ли...

   - Правильно. Если он тут окажется, я его от тебя не оттащу. - Хихикнула Дашка, пребывающая в самом хорошем расположении духа. Настроение у нее менялось очень часто.

   - Очень смешно, - с сомнением покосилась на кресло Крис: выдержит ли оно напора? Во всяком случае, если к ним захочет кто-то вломится ночью, то звук падающего тяжелого предмета их разбудит.

   Девушки, наконец, улеглись и погасили в комнате свет. Темнота набросилась из углов и нагло расположилась по всему периметру комнаты, лишь изредка отступая перед вспышками молний. Раскаты грома звучали уже не над головой, а в отдалении. Небо явно устало лить слезы и постепенно успокаивалось.

   На втором этаже, в отличие от первого, было гораздо спокойнее. Артем, видимо, все же немного устал, и его болтливость временно взяла небольшой отпуск. Ну а Видарт в принципе многословием не отличался.

   Парни лежали на кроватях, у противоположных стен. Где-то за обшивкой скрипел сверчок, в окна продолжал дробно стучать дождь, и вся эта атмосфера располагала ко сну. От включенных радиаторов шло расслабляющее тепло.

   В темноте было слышно, как Артем вздыхает, вертится, то и дело зачем-то берет мобильник и чего-то в нем пишет. Видимо, ему отвечали, и в моменты ожидания сообщений парень то покачивал ногой, то стучал костяшками пальцев по стене, то машинально поигрывая небольшим предметом из слоновой кости - нэцкэ, доставшимся от дедушки.

   - Эй, гот, ты спишь? - нет, этому парню определенно общение требовалось в больших дозах и круглые сутки.

   - Я сплю с девушками. А сейчас отдыхаю. - Отозвался тот спокойно. Макс лежал на спине, закинув руки за голову, и смотрел в темный потолок, словно мог за ним, а также за пеленой дождевых туч видеть темно-синее звездное небо с висящей на нем луной.

   Артем коротко хохотнул и после произнес:

   - А с чего вдруг кое-кто стал помогать своей брюнеточке выиграть в карты?

   - Докажи, - хмыкнул Видарт. - Тогда и поговорим на эту тему.

   Артем доказал, причем его выражения вряд ли можно было вносить в учебник по литературе. Макс выслушал его, зевнул: он не спорил, но и вины не признал.

   Высказавшись, Артем замолчал, свесив голову с кровати и прислушиваясь к чему-то. С первого этажа долетали приглушенные невнятные голоса. Девчонкам, видимо, тоже не спалось.

   - Нас обсуждают. Спорим, тебя называют психом и, - тут парень ухмыльнулся, вновь машинально вертя в пальцах нэцкэ, - маньяком.

   Если бы в комнате оказалась сейчас Кристина, она бы впервые услышала, как Максим смеется: негромко, но заразительно, искренне, даже как-то торжествующе. Дробь небесных капель, казалось, тоже превратилась в смех.

   Фигурка из слоновой кости случайно упала из рук Артема и покатилась к Максиму. Тот резким движением поднял нэцкэ, поднес к лицу, внимательно вгляделся в сурового вида мужчину, сидящего в цветке лотоса, и произнес:

   - Надо же. Владыка ада тебя...

   Его перебили.

   - Отдай, - вырвал у него из пальцев фигурку Артем. - Гот, сиди смирно и не лапай чужое. Кстати, может, к девчонкам пойдем?

   - Пошли. Стой, не сейчас. Подождем, пока они уснут, и совершим визит вежливости.

   Девушки уснули не без труда - сначала шептались обо всем на свете, хихикали, пытались подслушать, что там делают парни, и делились впечатлениями от вечера. Дарья была довольна, как никогда и все время улыбалась в темноту. А вот Кристина продолжала разрываться - поцелуй с Максом оставил в ее душе неизгладимый след, и страх перед молодым человеком еще больше уменьшился, однако девушка продолжала на каком-то внутреннем уровне все еще опасаться его. А еще ее интересовал вопрос - как парни умудрились так быстро спеться? С этим вопросом Крис и приставала к Дашке.

   - Я не понимаю, они ведь едва знакомы, почему вдвоем-то приехали? Ты хорошо знаешь своего Артема? - допытывалась она у Даши.

   Девушка помотала головой, потом сообразила, что в темноте ее жест могут и не увидеть.

   - Не слишком хорошо, помнишь, мы мотоцикл уронили? Так вот, тогда я его первый раз и увидела. Это был его байк. А потом он меня нашел и шантажом зачем-то заставил на свидание с ним пойти.

   - Ужас какой, - широко распахнула глаза Кристина. - Ты ему, видимо, очень сильно понравилась. Шантаж - это мощно, однако. Но тебе ведь он нравится, да?

   - До одурения, - призналась Дашка. - Он такой...такой, словно для меня. В смысле я могу рядом с ним не думать о том, блестит ли у меня нос или не потекла ли тушь. И не стараться казаться лучше или хуже. А просто веду себя как всегда. Такого раньше не было.

   Она подумала немного, словно сама удивлялась своим словам. Потом хихикнула:

   - Но спелись они знатно, это, правда, очень странно. По мне так они скорее морду бы набили друг другу, чем поехали бы нас искать. О-о-о-о, Крис, а гот то ведь все же добился своего. Ты его правда целовала, да? По-настоящему? И как? Клыки не мешают?

   - Не беспокойся, не мешают, - ответила Кристина, поплотнее завернувшись в одеяло. - Он вообще...

   - Что вообще?

   - Он подозрительно нежный, - тихо ответила девушка, вспоминая ласковые и очень требовательные объятия. - Ладно, давай не будем об этом? Про то, что они морду друг другу скорее набили бы - согласна! Слушая, Даш, тут что-то нечисто.

   - Нечисто, - согласилась девушка. - Вопрос - что именно. Прикинь, на самом деле они близкие друзья и все придумал коварный Видарт, чтобы заполучить тебя в свои темные сети страсти! Хотя, блин, как им вообще удается найти общий язык?

   - Мне надо перекреститься? Это уже совсем какая-то чумовая версия. А, может, это Артему ты понравилась, и эти двое разработали какой-то план? - Кристина понизила голос, чтобы не дай Боже, парни их не услышали. - Тут что-то не сходится. Если бы они решили меня или тебя в свои кхм... сети поймать, то подкатили оба только к тебе или только ко мне. Мы ведь совсем-совсем недавно общаться стали.

   - Верно. Какой-то странный план у них получается. - Согласилась Дарья.

   - Может быть, Артему ты действительно очень нравишься, а Вид, - со смешком сократила кличку парня Крис, - просто, как и всегда, надо мною издевается? И они случайно встретились, два горя. Слушай, а если они реально общаются уже давно? И только делают вид, что незнакомы? Черт!

   - Ты чего орешь?

   - А если это так, и Артем рассказал демону, что я его маньяком считаю? Даша, зачем ты их пустила, вдруг они оба - маньяки? Что нам делать-то? Мы с ними вдвоем в одном домике. И вокруг - почти никого. - Кристина покрепче схватила мобильный телефон, единственное средство связи с внешним миром. Весь восторг от вечера моментально исчез. Ночью вообще становилось страшнее.

   - Ты чего? - Дашка аж села на скрипнувшем диване. - Эй, приди в себя! Артем не маньяк! В смысле он маньяк, но не такой... тьфу ты, общение с готом плохо сказывается на твоем разуме, дорогуша. Да у Артемки уже была сотня возможностей прибить меня! Или ты думаешь, он аппетит нагуливает, как и Видарт?

   - Какой еще аппетит? Ты о чем?

   - Ну как же! Смотрит за твоими метаниями: типа маньяк или нет, а когда ты поверишь, что нет, тут-то он тебя и обломает. И прикончит с особой жестокостью! Эй, Крис, ты чего молчишь? Это как бы шутка была!

   Кристина взлохматила волосы. Наверное, у нее началась фобия, но мертвая девушка с моста опять посетила ее сознание. Может быть, надо было идти в милицию или все тогда рассказать отцу?

   - Отличная шутка, просто слов нет! Ладно, - решительно поднялась с кровати она, возненавидев ту самую минуту, когда стала целовать Видарта. - Чем еще можно дверь подпереть? М?

   Дашка еще минут десять успокаивала подругу, уже ругая саму себя за идиотскую шутку. В конце концов, подперев дверь еще и торшером, девушки снова легли и затихли. Постепенно дыхание у обеих стало глубже, ровнее, а в сознание постучались лукавые разноцветные сны.

   На удивление, и Дашке, и Кристине снилось что-то хорошее. Однако если первая дрыхла крепко, обняв подушку и полностью погрузившись в царство Морфея, то вторая спала чуть более тревожно, свернувшись калачиком у самой стены. Крис вообще всегда спала чутко, просыпаясь порою даже от незначительного шума. Поэтому когда в комнате неожиданно раздался звонкий грохот, девушка мигом проснулась. Как будто бы что-то тяжелое уронили на пол. Ей на миг показалось, что у нее под ухом произошла пара взрывов. Девушка резко вскочила. Сердце у нее забилось где-то в горле. Она хотела закричать, но у нее ничего не получилось - Крис как будто оцепенела. Зато заорал в ужасе проснувшийся человек-проблема.

   Дашка проснулась от грохота. Подпрыгнув на кровати, она увидела, что дверь в комнату распахнута, и в неярком свете, попадающем с веранды, в проеме маячат крайне озадаченные Артем и Макс. На полу лежал торшер, кресло оказалось сдвинутым в сторону. Бледная Кристина хлопала глазами и, кажется, изображала статую самой себе.

   - Ну, мать же вашу, что это за хренотень такая? - раздался озлобленно-удивленный голос Артема. - Эй, вы там в порядке? Девчонки!

   - Какого хрена?! - заорала Дашка, разозлившись и испугавшись. Ее вопль слился с криком Артема. Девушка наклонилась, схватила тапочки и метко запустила ими в парней. - Чего вам надо?!

   - Эй! - возмутился Артем, по плечу которого попал один из тапков. - Обалдела?! Вы вообще адекватные, а? Вы зачем дверь подперли? С ума сошли, балбески? А ты чего там угораешь? - гневно обратился он к Максиму, стоявшему чуть позади и оперевшимуся рукой о косяк. Ситуация гота очень забавляла.

   - Я не понял, волосатый, что смешного? - смерил его тяжелым взглядом Артем. Ему было очень обидно, что они не смогли тайно попасть в комнату к девчонкам.

   - Ты такой тупой, - покачал головой Видарт, глядя на Кристину, и та не замедлила тут же кинуть в него мягкой игрушкой. Девушка сидела на кровати лишь в одной длинной, но очень задравшейся футболке и в нижнем белье. А кое-кто просто-напросто на нее пялился.

   Плюшевый медведь умудрился попасть парню прямо в лицо. Теперь заржал Артем.

   - Вон, - тоном, не терпящем возражения, заявила Кристина. - Пошли вон отсюда!

   - Вы что тут забыли? - присоединилась Дашка. - Чего вам надо, милые мальчики?

   - Милые, - проворчал Артем. - В милых ты бы снарядом не запустила, драчунья фигова. Вот, пожалуйста, получили дозу женской ласки.

   - Чего?!

   - Того, - отозвался парень. - Вы не только меня обидели, вы еще и гота ранили. Прямо в сердце. Волосатый, как там тебя... Макс! Не плачь. Иди ко мне, я тебя пожалею.

   - Пошел ты, - процедил тот сквозь зубы. - Кристин, девочка моя, ты что, нас так испугалась? Бледная, как покойница.

   Сравнение с покойницей Кристине совсем не понравилось. И она посоветовала двум нарушителям спокойствия убираться обратно на чердак. Те подозрительно поспешно развернулись.

   - Эй, стоять! - а вот Дарья решила разобраться. И, выпутавшись из одеяла, радуясь, что футболка достаточно длинная, соскочила с кровати.

   - Так, твоя идея была приползти сюда? - она ткнула в Артема пальцем. - Третий раз спрашиваю: чего надо? Отвечай, и идите обратно, успокаивайте друг друга.

   На лице у парня появилось выражение "а-ля местный дурачок", глаза его забегали, а правая рука стала чесать затылок.

   - Понимаешь, Даша, - тут такое дело вышло, как бы тебе объяснить, - туманно начал изъясняться он. - Короче, мы с готом захотели в туалет, а нам одним страшно выходить на улицу...

   - Да, я тоже очень боюсь темноты, - кивнул и Максим, с жалостью глядя на второго парня.

   - Да вы что? - упрел руки в боки Даша. - Пупсики вы мои пугливые. Вас, может, проводить?

   - Да, - тут же с радостью согласился Артем и добавил вежливо. - Пожалуйста. Гот, гот, - ткнул он Максима в бок локтем, - ну-ка тоже скажи "пожалуйста". А, не, давай на колени встанем? Совершим догэдза, почтительно коснемся лбом пола.

   - Вдруг у тебя непоправимое случиться, если ты на колени встанешь и коснешься лбом пола?

   - Уходите, клоуны, - сердито произнесла Крис, все еще продолжая сжимать в руках мобильник. Наверное, еще чуть-чуть, и она стала бы вызывать полицию.

   - Но мы в туалет хотим, - протянул Артем. - Дааашенька, проводи нас. Ладно я, но вот он вообще сильно боится, - парень схватил Макса за локоть и стал судорожно трясти его рукой. - У него даже руки дрожат. Да, гот?

   Видарт вырвал руку и озлобленно посмотрел на Артема.

   - Еще одна такая выходка, и выбритыми будут не только твои виски. - Предупредил он.

   - Видите, девчонки, у него от нетерпения уже нервы на пределе, - сообщил девушкам Артем.

   -Подгузники одолжить? - мрачно поинтересовалась Дашка, которая понимала, что парни издеваются. - У меня тут, конечно, готовых нету. Но могу из марли смастерить. Чтобы вы вернулись наверх и тихо сопели в кроватках. Может, блин, вам еще колыбельную спеть и ночник поставить?

   - Лучше отведи нас во двор, - скромно отозвался Артем. - А у тебя, Барби, марля с собой всегда что ли? А для чего она тебе?

   - У меня мама зачем-то накупила и сюда привезла, - призналась девушка. - Мне то она зачем, если стану мамой - подгузники теперь в свободной продаже. Артем, ты папой стать хочешь? А то могу полтонны марли одолжить, вдруг война завтра. Будешь торговать. Вмиг разберут.

   - Спасибо, не надо, милая, - отказался Артем. - Выведи меня на улицу лучше. А?

   Даша вместо того, чтобы послушаться, снова забралась в кровать и скрестила руки на груди.

   - Там холодно и мокро. Идите сами, если что, начинайте громко плакать. Может, мы придем на помощь. Да, Крис?

   - Да, - кивнула она.

   Артем начал опять придуриваться, шутить над Видартом, который, видимо немного озверев, пригрозил принести парня в жертву. Кристина тихо охнула, а Дашка предупредила, чтобы жертвоприношения производились не на территории дачи. А затем поинтересовалась:

   - Вы в туалет-то идете?

   - Я перехотел, - торжественно объявил Артем и по-свойски положил руку на плечу длинноволосому. - И он тоже. Все, приятных снов, девочки.

   - Спокойной ночи, - сказал Макс, дождавшись, когда тот уйдет и негромко добавил, - если что, кричите, я услышу.

   Он хотел сказать что-то еще, но не стал.

   Кристина покрутила пальцем около виска. Дарья пожала плечами. И девушки, еще немного пообсуждав проблему внезапного воссоединения двух мятежных душ - Максимки и Темыча, улеглись спать.

   Больше парни к девушкам в комнату не ломились. Мало того, Артем даже предположил, что теперь новую вылазку попробуют именно Дарья и Благочестивая Кристина, однако оказался не прав. Сколько он их не ждал, они так и не пришли.

   Утром Кристина совсем успокоилась, и, глядя на то, как сонный Максим как-то вполне по-человечески, а не по-маньячески завтракает вместе с не менее сонным, но постепенно оживающим Артемом, поняла, что она тупица, которая боится неведомо чего. Пусть даже и эти двое в каком-то заговоре, но блин, какие они маньяки, по крайней мере, весельчак Артем?

   - Жизнь прекрасна, когда рядом много хорошей еды, - сообщил всем Артем, отобрав у Дашки бутерброд. Девушка недовольно заворчала

   - А у тебя, брат, - обратился он к Видарту, - жизнь, знаешь, почему плохая?

   - Ну и?

   - У тебя еды мало всегда. Кровь - она штука редкая, да?

   - Наверное, - согласился Макс. - Всюду сидят, ходят и стоят консервные банки, да только ножа нет, чтобы их открыть.

   Артем рассмеялся.

   - А ты не пробовал консервы с вышедшим сроком годности отведать?

   - А что? Предлагаешь сходить на место их утилизации? Там не только нож потребуется, еще и лопата.

   Девчонки, слушая это, скривились.

   - Приятного аппетита, кислые рожицы, - сказал им Артем и поднял кружку с соком вверх. - Давайте выпьем за нас, детки!

   - Спасибо, - отозвалась Кристина. - У меня аппетит что-то пропал.

   - И у меня, - кивнула Дашка. - Теперь я чувствую себя консервной банкой.

   Обе с немым укором уставились на Артема. Но если они думали смутить парня, то глубоко ошиблись. Он захохотал и толкнул гота в бок, отчего тот поморщился и попросил не "распускать клешни".

   - Слушай, они реально тебя боятся и думают, что ты выпьешь их кровь.

   - Не нужно меня бояться, девушки. Я - хороший парень. - Отозвался Макс. Кристина промолчала, сделав вид, что занята только чаем и ничем кроме чая. Даша мило улыбнулась, словно поверила его словам. На этом завтрак завершился. Пора было отправляться домой.

Глава четырнадцатая 

 Следующая неделя оказалась богатой на события так же, как и тихоокеанская лагуна на наличие рыбы. Уж на что Дарья и Кристина никогда не считали свою жизнь скучной, но тут они решили, что, похоже, кто-то щедро отсыпал им разных впечатлений. Вдобавок ко всему, у девушек начались зачетные недели. Что Кристина, что Дарья свято придерживались правила: "от сессии до сессии живут студенты весело". И вот теперь обе старались выучить за несколько дней то, что старательно запихивали им весь год. При этом ухитрялись еще активно участвовать в том, что происходило вокруг. Точнее, события сами находили их и не позволяли отходить в сторону.

   - Жуть какая-то, - закатывая к потолку глаза, устало говорила Дарье Кристина, копируя лекции, одолженные у доброго Вадима. Она с ней столкнулась в очереди к ксероксу. Та тоже нежно прижимала к груди три пухлые тетради, естественно, чужие. Вокруг томились такие же личности, с воспаленными от недосыпа глазами и волнением в груди. Зачеты разрастались вокруг словно ядовитые кусты в джунглях знаний.

   - Жуть, - согласилась Дашка. - Точно не буду больше прогуливать лекции, мне уже сны снятся про то, как вокруг меня прыгают скопированные листики и дразнятся.

   - Ну, дорогая, ты просто сумасшедшая, так что ничего удивительного, - Крис подумала, что еще немного, и ей тоже начнет сниться подобное. - Кстати, ммм... ты Славу не видела?

   Дарья пожала плечами и сообщила, что не видела и не знает, где он может находиться. Девушка подозревала, что ее интерес к вежливому и симпатичному молодому человеку завял окончательно и бесповоротно.

   А дня через два ее подозрение переросло в уверенность.

   Дашка спешила домой после учебы. Ее мама позвонила и сообщила, что уже вернулась с работы и очень хочет поговорить с дочкой о чем-то очень важном. Несколько заинтригованная и даже немного напуганная девушка поспешно выбежала из корпуса во двор. Там находилась велосипедная стоянка, где красовался ее любимый красно-синий "конь". Артем недавно помог ей с мелким ремонтом и покраской, и Дарья вновь была на ходу.

   Присев на корточки, чтобы отстегнуть замок и освободить велосипед, Дашка даже не заметила, как кто-то остановился рядом. И, резко выпрямившись и шагнув назад, со всего маху она наступила стоявшему позади на ноги и врезала локтем под дых.

   - Блин! - она обернулась на приглушенную ругань. - Ой... прости, пожалуйста! Это... ты?

   Слава, а именно он оказался позади, махнул рукой и, сдавленно улыбнувшись, только ответил, что все в порядке, и он сам виноват. Еще раз извинившись, Дашка села на велосипед и уехала, пару раз оглянувшись. Странно, но еще две недели назад она бы спятила от восторга и одновременно сгорела бы от стыда, что посмела повредить такой идеал. А сейчас извинилась и все, лишь легкое сожаление за свою неловкость. Слава перестал для нее быть кем-то особенным. Этот статус легко и непринужденно отобрал Артем. А такой расклад Дашке весьма нравился. Взаимные чувства (а этому умнику она явно нравится!) куда круче, чем неразделенная любовь.

   А мама ее ждала не зря. Виктория Константиновна, явно нервничая, следила за дочерью, пока та разувалась и утаскивала велосипед на балкон.

   - Ну, чего? - поинтересовалась Дашка, вернувшись на кухню и сразу же направляясь к холодильнику. - О, мороженое!

   - Подожди.

   - Шо пошождать? - прочавкала девушка самым некультурным образом. Но послушно уселась, правда не за стол, а на широкий подоконник, подвинув пару фикусов. Последнее время у них дома развелось огромное количество растений. И Дарья даже знала, кто их дарит, узнав о слабости ее мамы к красивым цветам.

   - Даш, у меня для тебя новости.

   Девушка прекратила уничтожать мороженое и с интересом уставилась на маму, почувствовав ее волнение. Виктория Константиновна стояла, оперевшись поясницей о край плиты и делала вид, что изучает свой безупречный маникюр.

   - Что за новости?

   - Твоя мама, кажется, стала невестой.

   Кусок мороженого отломился и упал на пол. К нему тут же кинулась обрадованная кошка. Но ни Дашка, ни ее мама не обратили на это внимания.

   - Типа тебя замуж позвали?!

   - Ну, для начала предложили пожить вместе.

   - Это Влад тебе предложил, да?! - завизжала Дашка от радости. - Это он, да?

   - Он, он, не думаешь же ты, что у меня куча претендентов на руку и сердце. Так что, Даша? Он зовет нас в субботу к себе в гости, хочет поближе познакомиться с тобой. И племянник его придет. Больше-то у Влада родственников и нет. Даш, ты вообще как? -осторожно спросила женщина, разглядывая лицо дочери. - Не против?

   - В смысле как? - не поняла девушка. - Естественно, не против! Живите, любите, размножайтесь... ой! - она не успела увернуться от легкого подзатыльника. - Эй, за что?

   - За все хорошее. Значит, ты нормально... ревновать не будешь?

   - А надо? - рассмеялась Дарья. Ее хоть и взрывной, но легкий характер значительно упрощал жизнь ее близким - девушка не умела долго обижаться и не ревновала.

   - Ой, мам, а получается, я тоже перееду?

   - Конечно, а ты что, хочешь остаться здесь?

   - Ну-у-у, - Дашка взглядом опытного полководца оглядела родную квартиру. - А можно?

   - Посмотрим, это сложный вопрос, - Виктория Константиновна уклонилась от прямого ответа. - Давай сначала просто все встретимся и познакомимся.

   Женщина осознавала, что дочь у нее достаточно взрослая, чтобы жить одна. Но, с другой стороны, она не могла не волноваться. Дарья ведь всегда была рядом, под каким-никаким, но контролем. Виктория Константиновна видела, как она и что с ней, а теперь появилась возможность оставить ребенка одного. И сразу же полезли разные мысли, в основном связанные с тем мальчиком по имени Артем, который все чаще приходил вместе с Дарьей. Да и вообще, маньяк все еще не пойман, да и кроме серийного убийцы в городе немало криминала.

   - Так когда мы к Владу поедем в гости, мам? - спросила действительно радующаяся за мать Даша.

   - В субботу. Будь хорошей девочкой, и хорошо веди себя и с Владом, и с его племянником.

   - Постараюсь.

   Дарья и не подозревала, что суббота пройдет просто невероятно, умопомрачительно весело. А пока что ей предстояли тяжкие испытания в виде зачетов.

   Точно такие же испытания поджидали Кристину. Зачеты она сдавала со скрипом, однако, пересдач у нее не было. Кроме того, девушка постоянно сидела то в библиотеке за книжками, то в окружении доброй сотни листков с ксерокопиями, то за многочисленными учебниками. Вадим, который в их группе был одним из лучших учеников, как мог, помогал Кристине, хотя почти всегда она от его помощи отказывалась. Крис было несколько неловко перед ним из-за Макса. Вида она, конечно, не показывала, но осуждающе-внимательный взгляд светловолосого одногруппника ей не очень нравился.

   - Слушай, зачем ты мне помогаешь? - спросила она Вадима как-то в коридоре после особенно важного зачета.

   - А это запрещено? - улыбнулся он.

   - Нет.

   - Ты мне нравишься, - улыбнулся парень и, помахав на прощание, ушел прочь. Кристина только головою покачала. Кажется, Вадим не собирался сдаваться, хотя и не был особенно навязчивым. И хотя Кристина ничего не чувствовала к парню, она понимала, что этот в меру спокойный, положительный молодой человек может стать отличной второй половинкой. Только думала Крис не о нем, а о другом человеке по имени Максим. Его, к сожалению или к радости, она стала встречать реже, чем раньше. Девушка решила, что после поцелуя и совместной веселой ночки на даче у Дарьи, их отношения станут несколько лучше, однако Видарт, казалось, холодел к Крис с каждым днем все больше и больше. Теперь он вроде бы не был на нее обиженным, как тогда, после вечера у нее дома, но почему-то стал куда более отстранённым. А сама Кристина стала намного меньше обращать внимания на Славу.

   Кстати говоря, она тоже случайно, как и Дашка, встретила его. Произошло это около столовой, куда девушка вместе с одногруппницами спешила на большой перемене. Слава в компании Игоря, кузины и еще нескольких парней и девушек шел навстречу Крис. Сводный брат, как и всегда, проигнорировал сестричку, а вот Слава с полуулыбкой кивнул девушке и даже спросил, как у нее дела.

   - Хорошо, - осторожно ответила Кристина. - А у тебя как?

   - Великолепно, - улыбнулся Слава. - Пока.

   И он вместе со своей компанией скрылся за поворотом. Крис грустно посмотрела ему вслед, не понимая, что с ней происходит.

   Там же в столовой она увидела и компанию Видарта, среди которых с лёгкостью узнала фиолетового, а также близнецов Черного и Белого, громко веселящихся на всю столовую. Казалось, даже если произойдёт грандиозное землетрясение, эти двое будут и дальше пребывать в великолепном настроении. Максим в столовую к друзьям не пришел, и вдруг обозлившаяся Кристина увидела его во дворе с Юлей, когда ждала там Дашку. Девушка с дредами задорно смеялась, что-то рассказывая господину демону.

   - Ревнуешь, крошка? - весело спросили ее сзади. Как оказалось, сзади Крис стояли близнецы и фиолетовый, как и всегда, сумрачный и хмурый.

   - Безумно, - отозвалась длинноволосая девушка, откидывая назад черно-красные пряди, и поспешила уйти прочь от этих недоумков, надев на голову наушники.

   Владислав Сергеевич позвонил племяннику, едва закончилось совещание. Максим ответил на звонок только с третьего раза, что уже было прогрессом. Парень часто мог просто игнорировать вызовы Владислава Сергеевича, отчего тот периодически нервничал. Как только мальчишка взял трубку мужчина несколько сурово проговорил, одновременно заводя машину:

   - Максим, ты где?

   В динамиках его мобильника раздался спокойный голос, принадлежащий молодому человеку лет двадцати.

   - На ритуальном жертвоприношении, - произнес невидимый Максим, и в его тоне слышались хорошо скрываемое ехидство и едва заметная дерзость.

   Владислав Сергеевич с тоской вспомнил время, когда любую проблему с Максом можно было решить с помощью универсального средства типа "ремень". А теперь приходилось сжимать зубы и терпеть, так как племянник пытался вывести мужчину из себя при каждой встрече и даже по телефону.

   - И когда твое жертвоприношение закончится? Я через полчаса буду проезжать мимо твоего дома, будь любезен там находиться. Это в твоих же интересах.

   -  Ты вовремя позвонил. - Очень вежливо отозвался племянник Владислава Сергеевича. - Через полчаса я как раз буду дома. Сторож на кладбище начнет делать обход, и я буду вынужден откланяться от могил. - Почти без перехода парень другим, куда более взрослым и серьезным голосом спросил. - Что ты хотел?

   - Поговорить хотел, - мужчина начал выводить машину со стоянки. - Но это не телефонный разговор. Все, до встречи. Буду через полчаса.

   Племянник, не прощаясь, сбросил вызов.

   - Паршивец мелкий, - сообщил Владислав телефону и бросил его в бардачок. Нет, Макса он любил. В конце концов, после событий десятилетней давности, они остались вдвоем. Однако их общение нельзя было назвать самым теплым и душевным. После страшной катастрофы и без того не слишком открытый эмоционально Максим совершенно замкнулся в себе. А каково было начинающему и вечно занятому бизнесмену воспитывать девятилетнего мальчишку, который разом лишился обоих родителей? В материальном плане Максим никогда не страдал, а вот в духовном, наверное, многого лишился.

   Нет, Максим год за годом все больше отбивался от рук. Уже лет в двенадцать-тринадцать он увлекся странной тяжелой музыкой, которую исполняли зловещего вида парни в диком гриме и в странных одеждах. После сам стал учиться играть на гитаре, одеваться так же эпатажно, отращивать длинные волосы и заниматься совершенно странными вещами. Например, действительно устраивать походы на кладбище. Да и друзья у него появились соответствующие.

   Оставалось надеяться, что все это юношеский максимализм, помноженный на его характер и психологическую травму, и вскоре все это исчезнет само собой. Иначе придется браться за него всерьез. В конце концов, у Максима должно быть отличное будущее. Серьезное будущее, связанное с большими деньгами. Хотя, кажется, какие-то проблески уже есть. Вроде бы племянник нашел себе хорошую девочку.

   Через полчаса Владислав Сергеевич подъехал к старинному трехэтажному дому, расположившемуся на тихой улице, неподалеку от набережной. Здесь всегда было тихо, вокруг росло много деревьев, а через дорогу находился небольшой уютный сквер с фонтаном.

   Максим жил на третьем этаже.

   Мужчина коснулся указательным пальцем кнопки стилизованного под элегантную старину звонка и обрамленного затейливой надписью "Visitors". Дверь ему не открывали почти минуты полторы, и нахмурившийся Владислав Сергеевич уже даже хотел перезвонить племяннику на мобильник. Однако когда он поднес телефон к уху, дверь плавно отворилась. И еще через пару секунд в полутемном коридоре мужчина мог, наконец, лицезреть Максима.

   - Что, жертвоприношение заканчивал? - не без ехидства осведомился мужчина, разглядывая племянника. Тот опять щеголял во всем темном, словно так и не снимал траура. Правда, на этот раз Макс был облачен только лишь в черные джинсы, да на руке его был такого же цвета широкий напульсник.

   - Заканчивал, да. Кровь вытирал. Все, я свободен. Проходи. -  Не слишком ласково улыбнулся ему Максим. - У меня есть полчаса. Скажешь, что хотел.

   - Я много чего хотел бы, - мужчина закрыл дверь и прошел через темный коридор в квадратную гостиную, обставленную на удивление просто, без готичной вычурности. Создавалось впечатление, что хозяину глубоко плевать, что у него стоит и где.

   Из гостиной выходили три двери: в две спальни и на кухню. Одна из них оказалась плотно закрытой. Впрочем, Владислав Сергеевич не обратил на это поначалу никакого внимания

   - Максим, вот скажи мне одну вещь, - бизнесмен сел на диван, чувствуя себя уставшим. - Вот почему я всегда все о тебе узнаю последним?

   В это время из-за закрытой двери послышался стон и какой-то вскрик, а затем резко наступила тишина. Нахмурившись, мужчина встал с дивана и сделал шаг к комнате.

   - Макс, ты чем тут занимаешься?

   - Естественно, приношу жертвы, - отозвался тот, не поднимаясь с кресла, но настороженно следя за дядей черными внимательными глазами. Особенной напряженности в его поведении не было - больше ленивого недовольства из-за визита родственника. Но на какой-то миг Владиславу Сергеевичу показалось, что его неординарный племянник обязательно выкинет какой-нибудь фокус, стоит дотронуться до металлической ручки двери.

   - Жертвы? - переспросил мужчина, сдвинув брови к переносице.

   - Да. Жертвы. Там сидят два связанных будущих подношения князю ада.

   - Правда?

   Наглость племянника, больше угадываемая не в речи, а в мимике, жестах и взгляде, раздражали. Надо было мальчишку в детстве пороть ежедневно. И в раннем юношестве тоже. Или вообще до сих пор - раз в неделю, ради профилактики.

   - Конечно. - Продолжил Максим неторопливо. - Ай-ай-ай, ты такой взрослый, дядя, а до сих пор веришь в такую ерунду. В той комнате просто включен компьютер.

   - Тогда зачем ты туда закрыл дверь? - поинтересовался Владислав Сергеевич, все еще размышляя, верить племяннику или нет. - Макс, если что, я не всегда смогу отмазать тебя от неприятностей.

   - Отмазывают обычно от дерьма, дядя, - произнес молодой человек. - А я чист, как стекло твоих часов. Серьезно, - он переложил одну ногу на другую, словно таким образом показывая, что разговор на эту тему закончен. - Так зачем ты пришел? Что-то случилось?

   - Ты связался с дочкой Архипова?

   - Аудиенция закончена.

   - Прекрати, - повысил голос мужчина. - Ко мне сегодня подошел Архипов и спросил о тебе и о его дочке... Кристине, вроде бы. О ваших отношениях. И что я ему должен был ответить? Максим, черт возьми, ты опять меня идиотом выставляешь? Тебе нравится? Ты в курсе, что тебя считает едва ли не будущим зятем?

   - Даже так? - голос Максима стал совсем тихим и задумчивым. Он откинул назад длинные черные волосы и, сложив руки на груди, произнес. - Зятем? Как мило. Увы, я господину Архипову не зять и, наверное, никогда им не буду. Его дочка меня не слишком правильно воспринимает. Это так забавно. Слушай, - резко наклонился парень к присевшему рядом дяде. - Разве хорошо, если твоя женщина тебя боится?

   Такой порыв откровенности был редкостью, Владислав Сергеевич даже слегка растерялся. Но лишь на мгновение.

   - Нет, бояться - значит не доверять, а нормальные отношения без доверия быстро разрушаются. Пусть боятся подчиненные и враги, а не тот, с кем ты намерен строить будущее.

   Мужчина потер пальцами виски, чувствуя, как медленно подступает головная боль. Пора уже уезжать и отдохнуть, как следует. Но сначала выяснить все до конца.

   - В общем, Макс, я надеюсь на твое благоразумие, - сказано это было таким тоном, словно мужчина уже давно удостоверился, что подобного в характере парня нет, и не предвидится. - Не делай ничего с дочкой Архипова. Если решил с ней поиграть, оставь в покое, пока не поздно. Архипов - серьезный человек. Вы ведь уже знакомы.

   - Знакомы. И не беспокойся, убивать и мучать его прекрасную дочку я не собираюсь.

   - Лучше всего, прекрати с ней отношения, до того, как такие желания станут приходить в твою голову, - шутливым тоном посоветовал ему Владислав Сергеевич. Он понимал, что эта Кристина Архипова станет Максу отличной партией, но непослушный племянник может своим эксцентричным характером испортить любое дело. - Теперь о другом. Я хочу, чтобы ты пришел в субботу вечером ко мне. Хочу познакомить тебя кое с кем.

   - Нашел мне невесту никак?

   - Невесту, но не тебе. Макс, я хочу, чтобы ты познакомился с моей... ммм... - мужчина замялся, подбирая подходящие слова. - Да, с моей невестой. И не смей ржать, паршивец!

   Молодой человек и не собирался смеяться. Он с изумлением взглянул на дядю и с деланным прискорбием проговорил:

   - Тебе же  еще далеко до того славного момента, когда и тебя коснется болезнь Альцгеймера. Что случилось?

   - Ты хамло, Макс, - сообщил мужчина с таким видом, словно сообщал всем открытие мировой важности. Он поправил строгий галстук, не спуская глаз со все еще изумленного племянника.

   - Я не настолько старый идиот, как ты мне только что весьма изящно намекнул. Так что давай-ка, чтобы был в субботу. Не буду просить тебя приходить в нормальном виде, так как ты все равно все делаешь мне назло. Но хотя бы разок постарайся вести себя как адекватный человек. Вика очень хочет с тобой познакомиться. У нее у самой дочка, твоя ровесница. Даша очень... живая девочка.

   - Ох, как жаль, а я только мертвых люблю. - Сказал его племянник. - Придется исправить в ней этот существенный недостаток.

   - Отлично, продолжай язвить. Пока это единственное, что у тебя хорошо выходит, - характеры Тристановых, что старшего что младшего, все же были схожи. - И да, можешь приходить хоть дохлыми кошками обвешанный, Вика и не такое видела.

   - Вииика, - протянул Макс. Известие ему, видимо, не очень понравилось. - Вика, которая много чего видела, включая дохлых кошек на человеческих телах. А ты не промах, дядя, нашел подходящую женщину. Я только ради и интереса приду посмотреть на нее и ее живую дочь.

   - Вот и отлично. Надеюсь, что с Дарьей вы тоже найдете общий язык. Она девочка общительная. Скорее всего, они переедут ко мне. Ладно, иди дальше... смотри свой компьютер.

   - Спасибо за разрешение, о, всемогущий. - Кивнул дяде парень. - Прости, что не напоил тебя чаем. У меня, знаешь ли, только кровь в бутылочках. А ее ты не пьешь.

   - Зато ты, смотрю, потребляешь в больших количествах, - мужчина направился к выходу, обронив через плечо. - Это от нее у тебя так волосы выросли? За девчонку еще не принимают, телефончик не просят? Barba crescit, caput nescit8 Волос долог, ум короток (лат.).

   Парень машинально коснулся своих длинных иссиня-черных волос и гневно взглянул на родственника.

   - Обстриги их, наконец, - сказал ему дядя. После чего вышел, эффектно хлопнув дверью. Очередная вежливая беседа в духе "сам козел, от козла слышу" произошла с переменным успехом для обеих сторон. Противоборствующие армии пока что сложили оружие и откатили пушки в сторону, покуривая в окопах и приглядываясь для новых встреч.

   До тех пор, пока Владислав Сергеевич не вышел из квартиры, Видарт сохранял спокойствие. Но лишь стоило тому скрыться за дверью, как Максим позволил себе с силой ударить кулаком по косяку, прошептав что-то неразборчивое, но совершенно недоброе. Кулак застыл на стене, а голова парня, у которого от изобилия эмоций даже участилось дыхание, склонилась вниз. Пара черных прядей упала на его худое лицо, и выглядел молодой человек в полутемном освещении коридора весьма своеобразно.

   Максим молчал, успокаиваясь, но мысли в его голове были злыми - как рой жужжащих пчел-убийц. И кого старый мудак нашел себе? Рехнулся? Ему что, скучно стало? Всю жизнь прожил один, объявив десять лет назад, что теперь его единственная семья - это он, Макс, а теперь решил расширить родственный круг? Ну что ж, пускай. Пусть попытается сделать это, господин Отличный Дядя.

   Максим выпрямился и с очень спокойными лицом направился в гостиную. Там он подошел к закрытой двери, где якобы находился включенный компьютер, отпер ее, оглядел комнату, узрел что-то крайне интересное и с недоброй усмешкой сказал:

   - Я же просил вести себя тише. Со мной не надо играть. Ты думаешь, это очень смешно?

   Видарт, вновь отбросив волосы назад, шагнул в комнату. На его предплечье замер черно-красный вытатуированный паук.

   - Homo est animal sociale9 Человек есть социальное животное (лат.). - Со вздохом произнес парень. - Это еще раз подтверждает то, что человек человеку волк. И сильнейший волк будет учить слабейшего. И не надо на меня так смотреть.

Глава пятнадцатая 

    - Ненавижу весну. - Кристина села на скамейку рядом со вторым корпусом, уронив руки на колени, обтянутые черно-белыми легинсами. Разноцветная сумка грохнулась на землю, вспугнув стаю воробьев, мирно обедающих семечками. Оскорблено пискнув что-то, птицы дружно улетели на клумбу, в которой окурков было больше чем цветов. Оттуда они нехорошо принялись смотреть на Кристину и Дашку, словно боялись, что девушки склюют их еду.

   - И сессию тоже, - Глухо проговорила Крис, взъерошив длинные черные волосы.

   Сидевшая на этой же скамейке Дарья отвлеклась от изучения лекций и глянула на ту, которую как-то незаметно стала считать подругой.

   - Не сдала?

   - Почему же, сдала, - Крис разглядывала свои ядовито-зеленые ногти под цвет кофточки и кед. - Но у меня ощущение, что я не на зачете была, а на приеме у упыря.

   - Как мило, ты сравнения берешь у своего дружка? - Обрадовалась Дашка.

   - Какого еще дружка? - рассеянно спросила Кристина, массируя пальцами виски и чувствуя, как напряжение постепенно оставляет ее. Пусть впереди расплывчатым мерзким облаком маячили еще четыре зачета, но два-то уже, самых сложных, слава всевышним силам, сданы. Значит, можно хоть немного, но расслабится.

   - Такого дружка.

   Кристина проводила взглядом Вадима, симпатичного и светловолосого, и вздохнула. Лучше бы ее тянуло к нему. Потому что последнее время совершенно нездоровое влечение к некоему черноволосому индивидууму вызывало глухое раздражение. Слава же вообще медленно, но верно отходил на второй план, словно размазываясь тонким слоем по яркой тарелке воображения. Кристина четко осознавала, что не скучает по нему. И большая часть ее внимания направлена на загадочного недоумка Максима. Нет, лучше бы ей заинтересовалаться Вадимом.

   Удаляющийся одногруппник, явно почуявший, что она думает о нем, повернулся и издали внимательно посмотрел на девушку. А после завернул за роскошные кусты, в которых прятались то тут, то там лавки.

   Кристина вновь едва слышно вздохнула и обратилась к Дашке.

   - Слушай, я у тебя кое-что спросить хотела.

   - Я благословляю вас. - Великодушно махнула рукой Дарья.

   - В смысле?

   - Ну, ты наверняка про Видартика спросить хотела.

   - Нет, - рассмеялась Кристина. - Совсем про другое. У тебя в субботу что-нибудь на вечер намечается?

   - Кроме ужина с будущим отчимом - ничего, а что?

   - В субботу ночью в клубе "Железный марш" будет классная вечеринка. Не хочешь пойти?

   - Это в котором играют рок-группы? - уточнила Даша.

   - Ага. Там будет вечеринка "Ночь Темной сцены". Выступают наши местные дарк-команды, - кивнула Кристина. - И из соседних городов приезжают. Должно быть круто, по крайней мере, в прошлом году мне понравилось.

   В начале позапрошлого лета она, действительно, побывала на этом во всех смыслах эпичном выступлении, проходившем в одном из самых больших и известных рок-клубов их федерального округа. На выступлении было множество групп, играющих самую разнообразную "темную" музыку от готик-метала до дарк-электро. И девушка очень даже неплохо провела время. Она вместе с компанией таких же отчаянных девчонок и парней, живущих неформатной музыкой, то прыгала и кричала около одной сцены, где играли готик метал и рок, то завороженно застывала около другой, на которой выступали мрачные адепты дарквейв звучания.

   Особенно в память Крис врезались две не слишком известные, но невероятно харизматичные группы из их города. В одной, играющей блек-метал, исполнитель, обтянутый кожей, без труда скакал в огромных "гадах" по сцене с искусственным человеческим скелетом в руках. А потом сделал вид, что решил поприставать к нему и на радость толпе стал совершать не вполне пристойные телодвижения.

   А солист второй, как определила Крис, готик-метал группы явно перестарался с гримом, потому что был похож на демона, восставшего из ада. Однако все остальные от его ворпейнта да и вообще устрашающего имиджа были в полном восторге. Да и группа отличилась коротким, но отличным выступлением, которое единогласно было признано одним из лучших. Но большую известность так и не получила. Юля Шкода, которая тогда в рок-клубе была вместе с Кристиной, и тоже осталась в полном восторге от солиста, сказала, что тот просто-напросто покинул группу и уехал заграницу.

   - Ну что, хочешь пойти? - спросила еще раз Кристина, выгнав из головы воспоминания о музыканте.

   - Ну, я не знаю, - Дашка колебалась. - Я на таких тусах ни разу не была. Мне запретили раз и навсегда.

   Действительно, Виктория Константиновна практически ни в чем не ограничивала дочь. Но на подобные мероприятия отказалась пускать наотрез, сообщив, что хочет видеть Дашку живой и здоровой. А там ей могут или наркотики подбросить в выпивку или утащить куда-нибудь - отмороженные рокеры на все способны. К тому же как-то раз, еще в классе одиннадцатом Дашка сумела улизнуть на какой-то панк-рок фестиваль под предлогом "ушла ночевать к подружке". В общем, тот поход был не слишком-то и веселым, а потом мама прознала каким-то образом, что ни у какой подруги она не ночевала, и Дашку наказала. И запретила дочери ходить в такие места. Даша, и до этого довольно равнодушно относившаяся к подобного рода мероприятиям, не особенно и спорила с матерью. Ей куда больше нравились велы и ролики.

   Но сейчас любопытство осторожно запустило острые коготки в душу девушки. Может, зря она обходила такие тусовки стороной?

   - В субботу, говоришь?

   - В десять начало и продолжается все почти до самого утра.

   - Тебе больше не с кем идти?

   Кристина пожала плечами.

   - Нет, почему же. Я могу пойти с одной из трех компаний, но как-то не тянет, - Она едва ли не ковыряла асфальт носком кеды.- С тобой того...

   - Со мной чего? - с подозрением спросила Даша.

   - Весело.

   - А-а-а, ну это да, обеспечу весельем в любое время дня и ночи, - поняв, что об изучении лекции можно забыть, Дарья спрятала тетрадь в сумку и вдруг насторожилась. Прислушалась, поймала вопросительный взгляд Кристины и приложила палец к губам. Теперь и вторая девушка насторожила слух.

   Соседняя скамейка пряталась от той, на которой сидели подруги, довольно высокими, но аккуратно подстриженными кустами. Чуть сдвинувшись в сторону и отогнув несколько веток, Дашка и Кристина увидели только что пришедших Юлю и Младлену. Кажется, девушка с красными дредами была сильно расстроена, иначе с чего бы ей тихо всхлипывать и жаловаться?

   Зато Младлена выглядела, как и всегда отлично, словно милая и обворожительная Рапунцель. Ей только короны не хватало. Девушка, перекинув на одно плечо гриву волос золотистого цвета, сидела на лавочке и слушала Юлю с искренним участием в огромных голубых глазах.

   -...вообще не понимаю, - услышали Дашка и Кристина голос Юли. - Ведь сам подошел. Я за ним не бегала.

   - Мужчины как дети, - сообщила Младлена старую истину, вздохнув. - Сами не знают, чего хотят.

   - Но я-то его хочу-у-у-у, - снова зашмыгала носом Юля. - Он ведь сначала вроде не против был, а теперь какой-то странный. Млад, ты же его знаешь, может, поговоришь?

   - О чем?

   - Ну... узнаешь, например, как он ко мне относится. - Голос обычно веселой Юли слегка задрожал. - Млад, пожалуйста. Он давно, уже очень давно мне нравится, но я знала, что лучше... лучше не связываться с ним, чтобы больно потом не было. Я держалась от него подальше. И честно, на других парней не тянуло даже. А потом он сам, понимаешь, сам стал мною интересоваться. Очень. Пожалуйста, узнай, что он ко мне чувствует?

   Младлена покачала головой. Солнце весело плясало в ее золотистых пышных волосах, зажигало в глазах яркие искры.

   - А оно тебе надо? Макс ведь явно играет с девушками, ты хочешь быть одной из сломанных потом игрушек? Зачем?

   - Все эта сучка виновата! - Юля явно не слушала собеседницу. - Эта уродина Крис! Я же вижу как Вид напрягается, когда ее видит. Вот фифа, блин!

   Кристина злобно сощурилась, едва услышав, как ее обозвала Шкода. Раньше их отношения всегда были в меру дружескими, а теперь вот между ними встала длинноволосая черная фигура, носящее имя Максим. Да как Юля вообще смеет на него заглядываться и бросатсья такими обвинениями?

   Дашка, которая тоже отлично все это слышала, прижала палец к губам, призывая Крис молчать.

   - Вот пусть с ней и играет, - продолжала спокойным, уверенным, но в то же время участливым тоном сестра Славы, - а тебе нужен другой парень, который оценит тебя, будет самым верным и нежным.

   - Как твой?

   - Да, как мой, - кивнула златовласая девушка, замешкавшись на мгновение. - Идем, Юленька, тебе успокоиться надо. Ни к чему так расстраиваться из-за Макса. Поверь мне.

   Девушки ушли, причем Младлена звонко цокала каблуками элегантных туфель и срывала восхищенные взгляды студентов.

   - Охренеть, - выдала Дашка, вскакивая со скамейки и выглядывая поверх кустов. - Кажется, Видарт выкашивает сердца студенток.

   - Мне-то что? - отозвалась Кристина несколько нервно. - Пусть хоть оргиями занимается.

   - Эй, еще недавно ты так не думала? - усмехнулась Дарья.

   - Чего? У тебя крыша поехала от лекций? Ничего я не думала!

   - Что, совсем?!

   - Ну, ты дурочка! Естественно! И...

   - Стоп, - вдруг удивленно произнесла Дашка. - Эй, Крис, смотри, это не твой ли брат?

   Кристина встала на ноги и всмотрелась вперед. По одной из асфальтовых дорожек, вдоль которой росли еще нераспустившееся цветы, удалялся Игорь. Его Кристина узнала даже со спины.

   - А наш замечательный Нос что тут делал? - сама у себя спросила Крис. Сидение в одиночку на скамейка было не в стиле ее сводного заносчивого братца.

   - Слушай, может, он за Младленой следил? - предположила Дарья. - Они же знакомы.

   - Зачем ему за ней следить?

   - Может, влюбился? - предположила Дарья.

   - Кто? Игореша? Ага, трижды. И все три раза безумно. - Вдруг черноволосая девушка осеклась. А ведь недавно, когда Игорь завалился домой пьяным, он бубнил что-то про любовь. Как он там произнес, когда говорил ей ни в кого влюбляться? "Это херово. Не отпускает...". Неужели к Младлене что-то чувствует? Да ну, бред это все. Игорь не из тех парней, что могут влюбиться. Но тут Крис вспомнила найденное после ужина стихотворение Бодлера. Неужели брат так исстрадался по возлюбленной, что перешел с журналов о тачках на поэзию символизма?

   - Хотя, - нерешительно произнесла девушка, видя, как ее родственник уходит все дальше и дальше, - все возможно. Но это уже не наше дело, Даша.

   Ей не хотелось говорить о брате. Когда она была без ума от Славы (черт, верните те времена!), Игорь делал ей только подлянки. Взять хотя бы тот случай, когда она свалилась с забора перед Славой.

   - Ага, не наше. Наше дело - волосатый маньяк. Тебе ведь он очень нравится? - спросила Дарья.

   - Может быть. Только знаешь, он на меня даже не смотрит, - Кристина постаралась, чтобы в голосе не мелькнуло непонятно откуда взявшееся сожаление. Ведь правда же не смотрит! Или мазнет равнодушным взглядом и снова отворачивается. И здоровается с видом короля, снизошедшего до простолюдинки.

   А вот Дашка была другого мнения.

   - В открытую не смотрит, да. А вот украдкой косится так, что скоро станет косоглазым готическим чуваком.

   - А ты откуда знаешь?

   - Ха! Мне когда один мальчик из группы нравился, то я училась на него боковым зрением смотреть, так что такой взгляд сразу замечу. Говорю тебе, гот пялится и стопудово в мечтах облизывается.

   Кристина содрогнулась, представив, как облизывается Видарт и попросила подругу умерить слишком бурную фантазии. Дашка в ответ тут же принялась фантазировать на тему "Видарт плюс Кристина и что из этого выйдет". За что получила от порядком смущенной и злой девушки сумкой по плечу. В общем, со двора второго корпуса они убежали, обещая друг другу самые ужасные кары. Дашка вообще заявила, что специально пойдет на дарк-тусовку, чтобы достать Кристину.

   Видарт, похожий на слегка замученного ночного владыку земли демонской, как раз выходил из корпуса после пары по начертательной геометрии, когда заметил, как девчонки убегают, пытаясь ударить друг друга сумками. Он слегка даже замедлил шаг, глядя на веселящихся Дарью и Кристину - ведут себя как две первоклассницы, а не как взрослые студентки. Даже чуть не сбили какого-то здоровенного пятикурсника. Раньше Кристин так часто не улыбалась и не смеялась. Знакомство с ее "лучшей подругой" явно пошло ей на пользу. А ведь когда-то давно, она тоже была такая, громкая, верткая, чересчур активная и постоянно придумывала что-нибудь, обычно, конечно, гадости. А сейчас Кристин стала совсем другая, и ясно уже, что в детство она никогда уже не вернется. Да и он тоже. Хотя, если так посмотреть, осталось в ней кое-что детское - подозрительность, обидчивость и присущее деткам стремление к собственности. Максима забавляло то, как Кристин пыталась скрыть свою явную ревность, видя, как он разговаривает или заигрывает с другими девушками. Она наверняка заинтересовалась им - Макс знал толк в том, как заинтриговать девочек и привлечь их внимание к своей персоне. А теперь Кристин не может понять, почему он с ней несколько отстранён. Чем больше в ней разжигается интерес, тем больше она будет думать о нем, и тем сильнее девушку будет к нему тянуть.

   К тому же да, она точно ревновала. Но пока что держалась, к легкому раздражению парня. А сам Видарт-Максим с огромным трудом удерживал себя от соблазна подойти к Кристин, развернуть к себе и начать целовать как тогда, на даче. Свое - то, что попалось в его паутину - он не привык отпускать просто так. Ни дать, ни взять настоящий паук. Все же не зря это тату украшало его предплечье.

   "Ничего, - парень проводил задумчивым взглядом две женские фигурки, которые уже не дрались сумками, а что-то горячо обсуждали. - Можешь пока поупрямиться, малышка, в этом даже есть нечто захватывающее".

   - Грустишь? - довольно-таки ехидно спросил Макса тот, кого Крис и Дашка между собой называли Фиолетовым. На самом деле этого парня звали Олегом, но чаще всего друзья называли его Скегги, скандинавским именем, которое переводилось как "топор".

   - Необыкновенная грусть захлестнула мое сердце, - тут же согласился Видарт и коснулся груди ладонью, на пальце которой сиял перстень-коготь.

   - Грусть - не порок, от него не нужно избавляться. Нужно ждать, пока она уйдет. Держись, друг мой.

   - Изо всех сил. - Серьезно кивнул второй Макс. - Твоя поддержка бодрит меня.

   - Тогда я спокоен за тебя, мон ами. - Почтительно склонил голову с фиолетовыми волосами Скегги. Близнецы Черный и Белый прислушались к этому разговору, и на их хорошеньких, но несколько, как некогда точно заметил Максим, порочных мордашках, появилась брезгливость. Иногда Максим и Олег общались между собой особенным образом, который казался другим несколько неадекватным. Как заметил однажды их общий знакомый-музыкант, эти два парня умудрялись троллить общество даже простыми диалогами.

   - Опять дебилов из себя разыгрываете? - спросил весело Черный. - Отлично получается!

   - На вас сейчас глэм-малышки смотрели, как на разговаривающих хомяков, - добавил его брат, провожая откровенным взглядом стройные длинные ножки одной из девушек.

   - Кстати, Вид, - вдруг похлопал Черный длинноволосого друга, оттеснив плечом Скегги. Тот недовольно взглянул на парня.

   - Что?

   - Тебя Декстер разыскивает, ты в курсе? Говорит, звонил тебе, а ты не отвечаешь. Свяжись с ним.

   - И что ему нужно? - не слишком обрадовался Максим. Видно было, что до невидимого Декстера ему как до лампочки - все равно.

   - Помощь твоя ему нужна, - отозвался Черный. - Он очень сильно просил передать тебе, чтобы ты его не игнорил.

   - Декстер уже остыл? - поинтересовался еще один из друзей Максима, невысокий и тонкий, обычно очень молчаливый парень с коротким ежиком темных волос и с кольцом в носу.

   - Ну уже почти 2 года как бэ прошло, - поднял брови Белый. - Должен. По идее.

   - По невероятной идее. Тогда-то он очень злой был. Декст - псих и остывает медленно. А нехилая в ту ночь была махаловка, - вспомнилось второму близнецу драка годовой давности, в которой прямое участие принимал Видарт.

   - Не советую связываться с этим придурком, - тихо, но настойчиво произнес Скагги едва ли не на ухо Максиму. Парень с кольцом в носу тоже неуверенно, но кивнул.

   - Сам разберусь, - отозвался с ленцой Видарт. Когда остальные друзья отошли вперед, он шепнул фиолетовому с совершенно непроницаемым лицом:

   - И да, мон ами. Еще раз - и все узнают о твоем прелестном развлечении.

   Скагги едва заметно вздрогнул.

   - Просто держи себя в руках. Ты ведь можешь это делать?

   Молодой человек кивнул.

   - Та девушка, - спросил он, замявшись, - ты... Она в порядке?

   - Видимо, да. Я отвез ее домой, она ничего не помнила.

   Вечером того же дня Максим все же связался с тем самым Декстером и все же согласился на его настойчивое предложение. Неожиданно для себя и для одного своего друга. А еще вспоминал Кристин. После субботы он обязательно сделает ей кое-что неожиданное.

   Кстати, если бы Видарт слышал разговор Крис и Дашки, то необычайно заинтересовался бы. Девушки живо обсуждали ни что иное, как примерный план похода на концерт в рок-клуб, придумывая отговорки для Дарьи, которые помогли бы ей улизнуть из дома. В голову им пока что лезла всякая тупая гадость, в которую могли бы поверить только наивные первоклассники и сосунки. У Крис проблем с тем, чтобы ее куда-либо отпускали, никогда не было. Кстати, девушка вдруг загорелась покрасить волосы. Причем в какой-нибудь дикий цвет. Катализатором исполнения этого желания была, как ни странно, та самая Юля. Когда девчонки ушли с лавочки и забежали в столовую, чтобы что-нибудь перехватить, они совершенно случайно встретили Шкоды в компании уже не Младлены, а ее подружек-неформалок.

   - Привет!

   - Привет. - Не было особенного желания у Крис общаться с Юлей после услышанного.

   - Как дела, Крис? - улыбнулась ей та.

   - Отлично, а у тебя как?

   - Да тоже великолепно. В субботу ""Ночь Темной сцены" будет, пойдешь? Мы идем, - окинула озорным взглядом Шкода подруг.

   - Мы тоже, - сообщила ей Дашка.

   - Круто. Тогда, надеюсь, там пересечемся!

   Кристина кивнула, отбросив за плечи прядь волос.

   - Сколько я тебя помню, у тебя всегда такие волосы, - вдруг задумчиво сказала ей Шкода.

   - Мне нравится, - пожала плечами Кристина, про себя называя Юльку не самим добрыми словечками. - Черный цвет вообще успокаивает

   - А я люблю разнообразие, - тряхнула яркими, привлекающими внимание, красными дредами девушка и вдруг, явно не выдержав, добавила. - И Макс тоже.

   - Какой еще Макс? - тут же обозлившаяся Кристина сделал вид, что не поняла, о ком говорит Юля.

   - Да так, мой друг, - многозначительно ответила Шкода и подмигнула одной из приятельниц. - Ему нравится все необычное, поэтому я подумываю что-нибудь такое сделать, чтобы его удивить.

   - Покрасить волосы в синий? - выпалила Дарья.

   - Могу и в синий. А тебе, Крис, было бы слабо? - в голосе Юли не было злости, только одна дружеская усмешка, однако Крис напряглась еще больше.

   - Неа, не слабо. Но мне больше идет зеленый цвет. Вот в него я и планирую покраситься. - С милой улыбочкой выдала Кристина, думая:

   "О да, я из-за маньяка несу такую чушь! Рехнулась в конец! Где логика?!"

   Еще чуть-чуть поболтав, девушки разошлись в разные стороны. Кристина и Дарья пошли в сторону остановки.

   - Что, реально покрасишься?

   - Реально.

   - А тебе за это ничего не будет?

   - От кого? От отца? Брось. Ну, подумаешь, скажут мне, что я ненормальная, так меня не удивишь такими фразочками.

   - А что. - Захихикала Дарья, тоже обожавшая безумные идеи. - Покрасишься в зеленый, я оденусь по-идиотски, как вы одеваетесь, и попремся на концерт, нас там мать родная не узнает! Ой, слушай, давай активнее шевелить ходулями. Мне еще на свидание собираться.

   - С Артемом?

   - С ним. - Голос у девушки потеплел.

   - Ммм, понятно. - Крис улыбнулась Дашке, подумав, что ее подружка Амфибия действительно счастлива, и что ей тоже хотелось бы ходить на свидание с парнем, от которого она без ума. Тут же, совсем нечаянно - честное слово, нечаянно - вдруг подумала, как проходило бы ее свидание с Максом.

   И тут же Кристина сама испугалась своих мыслей. Нет уж, наверняка гот-полуманьячина потащил бы ее куда-нибудь в укромное местечко, чтобы выполнить свои самые извращенские фантазии с привкусом БДСМ.

   Скотина, черт побери, он не имеет права так волнующе целоваться. Он вообще не имеет права находиться близко к ней, потому что тогда внутри появляются странные ощущения, настолько странные, что хочется им поддаться.

   Человек-проблема с сожалением покрутил пальцем у виска, изобразил воздушный поцелуй и улетел вслед за ним куда-то к легким облакам. Девушки его, конечно же, не видели. Торопливо шагая к остановке, они продолжали смеяться и весело обсуждать предстоящий культпоход.

   Дашка прибежала домой так, словно у нее на ногах трепетали крылатые сандалии из греческой мифологии. До свидания оставалось всего ничего, а девушка еще собиралась поесть, переодеться и попытаться хоть немного закрасить синяки под глазами - последствия ночных зубрежек.

   Она уже завязывала шнурки на кроссовках, когда зазвонил телефон.

   - Дашенька, кажется, свидание сегодня отменяется, - голос у Артема звучал как-то слишком хрипло. А когда парень еще и закашлялся, то девушка мигом заподозрила неладное.

   - Ты что? - она аж замерла, со шнурками от кроссовок в руках. - Ты заболел что ли?

   - Ну, как-то мне хреново. - Признался Артем тоскливо. - Сейчас до аптеки дойду и все.

   - Пошли кого-нибудь!

   - Кого? - не слишком весело спросил ее собеседник. - Братишка с ногой в больнице, предки с ночевкой на дачу укатили, а оттуда сразу на работу. Друзья бух... весело справляют день рождения одного типа, и до них вообще никак не дозвониться.

   Девушка, слушая это, только хмыкала. Отговорки Артема явно говорили, что он не привык кого-либо о чем-то просить. Упрямый и гордый дурак! И ведь умудрился заболеть!

   - Сиди, - приказала ему Дашка, прижимая мобильник плечом к уху. - То есть лежи, я сейчас приеду. Вместе с лекарствами. Понял?

   - Дашенька, не надо.

   - Надо! Все, жди! Кстати, Кен, ты где живешь-то?

   - Оу, Барби, живу я далеко, - вновь закашлялся Артем.

   - Ну явно не на Марсе. Адрес давай!

   - Даю. - Отозвался парень и продиктовал название улицы, дом и квартиру. Не забыл назвать даже остановку и маршруты, ходившие от дома Дарьи до его района. Жил Артем действительно не слишком близко, в довольно новом районе с кучей многоэтажек, больше напоминающих башни, нежели жилые дома. Единственным минусом этого района, по мнению Дарьи, было наличие рядом с ним самого большого в городе кладбища.

   - Скоро буду, - сообщила девушка.

   Она отключилась, забежала на кухню и вывалила на пол содержимое нижнего ящика, где хранились лекарства. Дашка хорошо помнила, чем ее лечат от простуды и, разбросав по всему столу содержимое аптечки, вытащила пару коробочек и флаконов. Затем схватила корень имбиря, лимон, обулась и выскочила за дверь. Когда близкие девушки, которых, честно говоря, у нее было не много, попадали в какие-то неприятные ситуации, Дарья старалась помочь им всем, чем могла. Причем делала это бескорыстно и со всей своей бешеной энергией.

   Через полчаса она уже торчала у Артема под дверью и нажимала на звонок до тех пор, пока парень не открыл ей дверь. Впрочем, он сделал это достаточно быстро.

   - А ты быстрая, как ураган, - слабо улыбнулся он Даше, пропуская ее в полутемную квартиру, по которой витали странные запахи - чуть терпкие, но ароматные.

   Из одежды на Артеме были только темно-синие джинсы с черным ремнем, на котором ярко выделялась необычная пряжка в виде металлического байка, с восседающем на нем мотоциклистом. Под колесами байка красовалась какая-то задорная надпись на английском.

   - Ну как ты себя чувствуешь? - спросила Даша, уставившись сначала куда-то в район торса Артема, а потом перевела взгляд на его пояс и необычную пряжку.

   - Ты пришла, и сразу же стало лучше, - признался парень.

   - Правда?

   - Ага. А куда ты все время смотришь, а?

   - Туда, - ткнула пальцем девушка в пряжку. - Клевая.

   Она, конечно, пялилась (по-другому и не скажешь) еще и на пресс парня, но не говорить же ему об этом! И вообще, чего он тут полураздетый ходит, если болеет? Еще и девушек смущает в ее лице. Дашка снова посмотрела на пряжку и незаметно сглотнула. Вот у Артема именно такая фигура, какие ей всегда нравились и нравятся: он худощавый, но подтянутый, мышцы прорисовываются на животе и руках. Короче, весь такой гармоничный парень.

   "Ты его пришла лечить, а не расчленять взглядом".

   - Слушай, а чего ты везде шторы-то завесил? - Обратила внимание девушка на тот факт, что в квартире сумерки, словно за окном не день, а поздний вечер.

   - Создание эффекта, - загадочно отвечал Артем, беря Дашу за руку. - Барби моя, иди за мной.

   - Какого эффекта? - поинтересовалась Дашка, послушно идя следом. - Эй, ты вроде нормально выглядишь.

   - Я самый больной в мире человек, - немедленно изобразил парень Карлсона, продолжая вести Дарью за собой.

   - А чего тогда без майки ходишь?

   - А у меня температура.

   Они пересекли небольшой зал со светлой мягкой мебелью и большим плоским телевизором на стене перед угловым диваном, а потом парень затащил девушку, судя по всему, в свою комнату.

   И вот тут Даша онемела. И застыла, круглыми глазами разглядывая пейзаж.

   Сразу было видно, что здесь живет парень: на стенах висели плакаты мотоциклов и сексуальных девчонок в купальниках, на компьютерном столе валялись какие-то железки и стопки дисков, в углу стояла зачехленная гитара. Все в комнате Артема, как и полагалось, было функциональным и нигде не наблюдалось милых прибамбасов, которые так любят девушки. Хотя нет, на двери висела мишень для дартса, в которой торчали дротки. На одном из них небрежно висела футболка.

   Плотные, бронзового цвета шторы закрывали окно, а возле кровати стоял журнальный стол с какой-то едой, бутылкой вина и хрустальной вазочкой, из которой смотрела на мир большими глазами полураскрытая красная роза. А по всему периметру комнаты дрожали огоньки свечек. От них все вокруг и пропахло сладким запахом. Дашка не выдержала и чихнула. Ароматические свечи она на дух не переносила, особенно вот такие - с запахом ванили и кокоса. Сразу же ей вспоминалось детство и частые ангины, во время которых девочку поили какой-то гадостью с кокосовой отдушкой. С тех далеких пор, стоило девушке почувствовать этот приторный запах, как моментально перед ее глазами всплывали картинки из детства, и словно наяву начинало першить в горле.

   - Болеешь, говоришь? - Дашка медленно начала закипать. Он что, дуру из нее делает? Захотелось взять лимон и запустить в голову Артему, который стоял позади и уже нагло облапал ее за талию. Ну ладно, не нагло, а вполне даже приятно и осторожно.

   - Болею, - Артем зарылся лицом ей в волосы. - М-м-м, Дашенька, а что это за духи?

   - Это мыло, - девушка завозилась. - Не дыши на меня своими микробами, я тебя лечить приехала.

   - Клево, Даш! Мои микробы не опасные.

   - Да? А чем ты болеешь, кстати?

   - Тобой, Дашенька, я болею тобой, - с этими словами Артем развернул девушку лицом к себе и, прижав, начал целовать. Дашенька сначала начала отвечать, чувствуя, как мягко кружиться голова от восторга, но затем вдруг принялась отпихиваться. К тому же из-за сладкого запаха вновь хотелось чихать

   - Так ты симулировал?

   - Нет! Я же сказал, что болен! Меня надо лечить! Эндорфинами и побольше! - отозвался парень, понимая, что отпустить свою милую Барби он не может.

   Зато она могла. Кое-как вырвавшись из его рук, Дарья подошла к окну. Артем следил за ним с легким недоумением. Что-то явно шло не по плану.

   - Ты симулировал простуду, - Дашка открыла шторы, позволяя солнечному свету попасть в комнату и заиграть на стеклах шкафа и компьютерном мониторе. - Я тут летела к тебе, как идиотка, думала, ты больной лежишь. А оказывается весь этот спектакль только, чтобы в постель меня затащить?

   Она прошлась по периметру комнаты, задувая свечи и чуть морщась от дымных струек, потом вернулась к окну и открыла его, чтобы проветрить помещение от слишком сладких запахов.

   - Даш, я не понял!

   - Артем, - девушка подошла к парню совсем близко. - Ты зачем меня позвал, симулянт фигов?

   - Я не симулянт, - жалобно произнес тот. - Я, правда, тобой заболел. Хотел тебе красивую обстановку создать, романтику. Тебе не понравилось?

   Дарье вдруг показалось, что перед ней сейчас другой Артем, который явно не привык кого-то уговаривать или чувствовать вину. Но чувствовал, вопреки всему. Дашка даже перестала злиться.

   - Ладно, ты же не знал.

   - Чего не знал?

   Дарья села на кровать и обвела задумчивым взглядом комнату.

   - Я ненавижу ароматические свечи, задернутые шторы нагоняют на меня тоску, а интимная обстановка ассоциируется с расставанием.

   Артем выглядел несколько растерянным.

   - Даш, девочка моя, я не хотел тебя обидеть. Но я не понимаю. Что я сделал не так? Почему тоска, почему расставание? Даш, я, правда, старался.

   - Верю. Просто ты ведь не знал, что меня вот в такой обстановке кинули. Ну, в смысле парень, с которым я встречалась. Создал все такое романтическое и хорошенькое и мило сообщил, что нам пора расстаться, потому что он не готов к серьезным отношениям. И что он не готов к тому, чтобы у него была первая и единственная девушка, - Дашка побарабанила пальцами по коленке, глядя куда-то на противоположную стену. - Так что с некоторых пор на подобные вещи у меня аллергия.

   Артем задумчиво посмотрел на девушку и с несвойственной ему нерешительностью коснулся ее руки.

   - Прости, - произнес он. - Я хотел, как лучше. Я так раньше делал. Моя бывшая была без ума от романтики. Она сама была, как кукла, и требовала от меня кукольных отношений. Отношений с подарками, ресторанами, сюрпризами.  - Парень на несколько мгновений прервался и продолжил. - С красивыми жестами и милыми фотографиями, сделанными и обработанными профи-фотографами. Ну, знаешь, такими фотографиями, которых полным полно в Интернете: он, она, а между ними офигенная неземная любовь. Ксюша все время выкладывала их на свою страничку и давала своим подружкам повод вновь и вновь ей позавидовать.

   Удивленная откровенностью парня Дашка покивала: она тоже встречала в Интернете такие фотографии.

   - А потом?

   - А потом мы расстались. Точнее, она кинула меня. Встретила паренька богатого и все, пока малыш Темка! Ксюша, конечно, сказала, что любит и все такое, но ей нужен тот, кто сможет исполнять ее желания на все сто процентов, а не на пятьдесят, как я. Она была, как часто это говорят, гламурной стервочкой. Совершенно прямые черные волосы, аккуратная челочка, обалденные макияжик на милом личике, идеальные ноготки. Мы познакомились в клубе, и я на нее конкретно запал. Ксюша оказалась младше меня, да и я взрослым не считался. Короче, я у нее был первым, а она - у меня. И потом она частенько повторяла: "Ты мой первый, и ты должен нести ответственность!". Подразумевала, что я должен выполнять все ее желания. Как же я замучался с этой ответственностью! - с горечью воскликнул парень. - Кукла.

   - Ты поэтому так назвал Барби в первый раз? - Дашка, сглотнув, осторожно коснулась плеча парня. - Я тоже выглядела как... стервочка?

   - Ты выглядела, - Артем пожал плечами, - как девушка, привыкшая брать от жизни если не все, то свое - точно.

   - Но зачем тогда позвал на свидание? - как-то шепотом поинтересовалась девушка, машинально беря со столика какую-то фигурку и начиная нервно вертеть в пальцах. - Порезвиться решил, да? Отомстить в моем лице всем стервочкам?

   Артему уже с трудом удавалось сохранить спокойное лицо. В его глазах полыхало что-то, подозрительно похожее на пламя, которое старательно заливал крупный дождь. Он смотрел то на руки девушки, вертящие фигурку, то на ее лицо.

   - Глупая ты, Дашка. - Негромко сказал Артем, наконец. - Я сделал это, потому что ты мне нравишься. Я после Ксюши пообещал сам себе, что никогда и никому не устрою никакой романтик. А ты оказалась особенной. Прости, я больше не буду называть тебя Барби.

   - Это точно, - покивала Дарья. - Особенной, вон даже с аллергией на романтику и прочую фигню.

   Она потянулась от души, а потом, неожиданно для парня и для самой себя, поцеловала Артема. Он сначала не шевелился даже, а потом, расслабившись, приобнял девушку.

   - А вот вранья я не люблю, даже такого мелкого, - сообщила она ему на ухо. - И руки свои убери, а то я тебе эту штуку в ухо затолкаю. Ой, а кто это такой кстати? - и она уставилась на фигурку, которую все это время вертела в пальцах.

   Артем аккуратно взял из рук Дарьи устрашающего вида нэцкэ и поцеловал девушку в висок.

   - Точно хочешь знать, кто это?

   - Ну да, а что? Эй, ну кто это, мне же интересно!

   - Это японское божество. И зовут его Эмма-о. Он правит адом дзигоку и судит грешников. Этакий мировой судья. Если тебе станет понятнее, это кто-то вроде древнегреческого Аида, Плутона в Риме или Осириса в Египте. Это нэцкэ что-то вроде талисмана. Эта вещь досталась мне от деда. Он во время Второй мировой был пленен нашими солдатами на Сахалине, а потом так и остался жить в России. В общем, он отдал мне Эмма-о, чтобы тот защищал меня от внезапной и скорой смерти. Дед говорил, что это нэцкэ в свое время защитило и его на войне. - Артем улыбнулся во все зубы. - Дарья, будешь считать меня ненормальным?

   - У каждого свои загоны, твой еще не самый большой. А если он типа бог смерти, то как от нее же и защищает? - Дашка осторожно потыкала пальцем свирепую фигурку японского происхождения. - Ты веришь в это, да?

   - Может быть, и верю. - Кивнул Артем. - А, может, и нет. Эмма-о - бог смерти, а не зла, и смерть - это всего лишь переход на новый уровень существования. Лэвэл ап, Даш. Кстати, возьми себе, - вдруг протянул он нэцкэ девушке. - У меня их несколько. Возьми, пусть и тебя защищает.

   Дарья заколебалась, так как никогда не понимала смысла в подобных амулетах и оберегах. Обычно она полагалась на свои интуицию и осторожность, хотя и те часто отсыпались в глубинах подсознания. Но сейчас девушка вдруг протянула руку и взяла фигурку. Тяжеленькая, вырезанная из какого-то камня.

   - Спасибо. Знаешь... я, наверное, домой пойду, - Дашка потерлась щекой о плечо парня, словно кошка. - А то ты опять приставать начнешь и все такое.

   - Раз ты такого мнения обо мне, пошли гулять, - предложил внезапно Артем.

   - Я о тебе хорошего мнения, - серьезно отозвалась Дашка. - Да, пошли, погуляем.

   Она не стала уточнять, что могла бы остаться и даже не только на день, но боялась. Непонятно чего. Может быть, внутри нее жил подсознательный страх перехода отношений на новый уровень, тот самый лэвел ап, с которого было бы больнее падать.

   Вечер они провели превосходно, и Дарья поняла, что вместе смеяться, гулять за руку по городским улицам, забыв о времени, корить голубей и есть одно мороженое на двоих - это самая лучшая для нее романтика.

   Если у Даши с Артемом наметился определенный прогресс в отношениях, которые стали гораздо более доверительными и нежными, то Кристина страдала от неопределенности. Впрочем, как и всегда - в этом девушка уже не раз сама себе признавалась.

   "По-моему, я из той породы людей, которые сами придумывают себе неприятности, чтобы отрешиться от реально существующих проблем", - размышляла она иногда, погрузившись в очередной трек. В последнее время ее тянуло на опечаленный всем на свете дум-метал и немецкий дарквейв. А изредка, когда она вдруг начинала скучать - кто бы мог подумать! - по Максиму, Кристина включала дарк-электро, перегруженное тяжелыми мрачными ритмами с эффектом дисторшна10 Дисторшн - эффект искажения звуков, достигаемое путем ограничения звука по амплитуде..

   В четверг девушка сдала еще два зачета, отчего едва не запрыгала на руках по всему третьему корпусу. Прыгать, конечно, она не стала - в отличие от куда более эмоциональной Дарьи, которая защитила курсовую и вопила от счастья, пугая первокурсников и приехавших в их университет на экскурсию школьников.

   В тот день девчонки встретились по дороге к остановке и как-то дружно решили, что не хотят идти по домам. У Крис в доме веселилась мачеха с подругами, а Дашка подозревала, что мама вернется поздно. Так что, посовещавшись, девчонки решили прогуляться. Тем более мягкая погода очень даже располагала к прогулкам.

   - Куда мы двинем? - на всякий случай решила уточнить Кристина. Она по привычке пару раз оглянулась, ища Макса, но его нигде не было. Где-то неподалеку слышался голос Шкоды, и это Крис все-таки раздражало. Она не была настолько добрым и незлопамятным человеком, чтобы забыть слова Юльки и ее чрезмерную симпатию к Видарту. Даже к Дашке в те славные моменты, когда они не могли поделить Славу, Кристина так не относилась.

   - Не знаю, - Дарья пожала плечами. - Давай сядем на автобус и просто поедем. Увидим что-нибудь интересное и сойдем.

   Крис покрутила пальцем у виска, но согласилась. И теперь девушки ехали в длинном, словно красно-белая гусеница, автобусе и разглядывали залитый солнцем город. А еще разговаривали о каких-то маловразумительных глупостях, которые необычайно девушек веселили. Так вообще бывает очень часто - глупости могут доставлять удовольствие только тогда, когда обсуждаешь их или смеешься над ними с кем-то духовно тебе близким.

   - Это у тебя с головой не все в порядке, клетки в мозгу через одну и... - Тут Кристина прервала свой обличающий Дашкин мозг монолог и ткнула подругу в бок. - Бр-р-р. Смотри.

   На экране небольшого автобусного телевизора, установленного над водительской кабинкой, передавали местную аналитическую авторскую программу с довольно-таки ехидным ведущим И опять там фигурировал таинственный маньяк, уже который день держащий в страхе миллионное население их города.

   -... стали известны подробности, до этого скрываемые полицией и прокуратурой, - четко и неторопливо проговорил мужчина в строгом черном костюме, подозрительно похожий на похоронного агента. - Серийный маньяк, как уже было сказано ранее, нападает на девушек от 16-ти до 20-ти лет, которые девушками являются в прямом и переносном смысле. Как он догадывается о том, что именно они являются девственницами, следствию, на удивление, до сих пор не известно. Хотя, как мы все уже знаем, им ведется активный поиск чудовищного преступника, унесшего уже более четырех невинных жертв. Также следствие умудрялось скрывать и некоторые факты преступлений. Из-за этого в народе поползли слухи, что маньяк едва ли не вырезает на телах жертв сердца. Как стало известно из достоверного источника, во-первых, убийца умертвляет девушек с помощью уколов, а затем оставляет на их уже мертвых телах глубокие неровные порезы в области горла, сердца и нижней части живота.

   Тут, видимо, нервы водителя не выдержали, и он переключил телевизор на другой канал, где шло что-то более позитивное.

   - Гадость какая, - поморщилась Дашка,- Скорее бы его уже поймали, а? Меня теперь из дома поздно вечером не выпускают.

   - Скорее бы, - отозвалась Кристина. Нет, Видарт все-таки никакой не маньяк. Да блин, нормальный он парень. В смысле со своими нереальными тараканами в пустой башке, но не убийца! Вот же она напридумывала!

   Автобус продолжал ехать вперед, кто-то входил, кто-то выходил. Некоторые улицы проезжали быстро, на некоторых приходилось стоять, попав в небольшой затор. Девчонки то и дело показывали друг другу проходивших мимо людей, особенно симпатичных парней и с хихиканьем обсуждали их.

   Именно поэтому они и заметили одну личность. Гот Максим собственной мрачной персоной выходил из машины, держа в левой руке букет черных роз. Происходило все это дело возле ворот одного из городских кладбищ, находившегося между двумя новыми районами.

   - Крис! - Дашка указала подруге на длинноволосого парня. Но та сама уже заметила его и поджала губы, машинально начиная дергать себя за прядь волос. Вид гота во всем его великолепии да еще с таким букетом навевал нехорошие мысли. Он что, решил назначить свидание на кладбище очередной готессе? Едва эта мысль посетила голову Крис, как девушку словно смело с сидения. Дарья едва успела выскочить следом за ней на пятачок, именуемый остановкой. Максим к тому времени уже успел скрыться за воротами кладбища.

   - Ты чего? - Дашка не понимала, с какой радости подруга выскочила из автобуса. - Крис, эй, прием? Какого фига происходит?

   - Откуда я знаю, какого фига? - прошептала черноволосая девушка. - Хотя нет, сейчас узнаю. И ты узнаешь. Пойдем за ним.

   - Зачем это еще?

   - Я слышала, преступников всегда тянет на место преступление или на могилу к тому, кого он убил, - авторитетно заявила Кристина. - Если он маньяк, он придет к могиле своей жертвы.

   Она уже и сама не верила, что Максим - маньяк. Был бы он таким, давным давно грохнул бы и ее, и Дашку, а не оказывал ей свои странные знаки внимания. Наверное, тот случай с девушкой на мосту, что стала одной из жертв, был случайностью, о которой ей, Крис, думать не хотелось. Правда, ей тут же вспомнился эпизод из недавно просмотренных городских новостей, что одну из несчастных, что попалась под руку маньяку, хоронили как раз именно на этом небольшом кладбище, и Кристине тут же стало дурно. Нет, надо все выяснить раз и навсегда. Она отогнала от себя все плохие мысли и настойчиво потянула за собой Дашку.

   - Теперь ты шевели ходулями, Аральская, - впервые назвала подругу по фамилии Кристина. - Пойдем следить за нашим недоманьяком.

   - Архипова, ты тупо втрескалась в гота, - сделала вывод Дарья, но за Крис все же направилась, хотя и без особого желания. Нет, последить за Максимом показалось ей интересной идеей. Но проблемой был тот факт, что для слежки им пришлось пройти на кладбище. Не то, чтобы Дарья боялась каких-то страшилок, тем более, что пришли они сюда не ночью, а днем. Просто обычно жизнерадостной и очень живой девушке становилось сильно не по себе в наземном филиале царства Аида, вот и все.

   Пройдя через ворота, возле которых расположились верткие продавцы венков и несколько бабулек с цветами, девушки огляделись. Знакомая спина, обтянутая черной футболкой, мелькнула слева, среди деревьев. Не сговариваясь, девушки, как можно бесшумнее последовали за Максом. Так как кроме них здесь шли еще несколько человек, то парень не сильно обращал внимание на шаги.

   - Крис, мне не по себе, - Дашка нервно косилась по сторонам, то и дело натыкаясь взглядом на оградки и самые разнообразные памятники, видневшиеся среди деревьев. Девушки находились в старой части кладбища, где начинался едва ли не лес, когда как на новой еще не было деревьев, там росли лишь только тоненькие прутики. Дарья был там несколько лет назад, когда хоронили дедушку. И уже тогда невзлюбила кладбище всей душой.

   - Мне тоже не по себе, - прошипела Кристина и тихо выругалась: Максим сошел с главной дороги на другую - узкую, покрытую кое-где потрескавшимся асфальтом. Девушки торопливо свернули следом, но пошли чуть в стороне, перебегая от дерева к дереву.

   Здесь уже кроме них народа не было. Стояла звонкая тишина, нарушаемая тихим шорохом шагов и далеким пением птиц, которым было все равно, где распевать свои гимны - в детском саду или на кладбище. Солнце, пробившись сквозь деревья, бросало золотистую вязь на траву. Максим в своей черной одежде казался слишком резким среди вроде бы зеленого, но неуютного, холодного царства.

   По царству вечного спокойствия отчаянные девушки, сердце которых все быстрее и быстрее стучало, шли за парнем так долго и быстро, что даже немного запыхались. А когда Макс свернул на совсем уже узкую тропинку, виляющую среди оградок, то дружно замерли, скрытые двумя могучими, словно выпивающими из-под земли жизненные силы, деревьями и разросшимся кустарником. Дашка молча показала Крис кулак. Ей казалось, что они обе пыхтят, как паровозы, и что гот обязательно их услышит. Тем более, что остановился он совсем недалеко, в какой-то паре метров. Кристина, явно понявшая, что Видарт пришел сюда явно не на готическое свидание, вдруг подумала, что, наверное, умрёт, если парень реально пришел к могиле какой-нибудь девушки.

   Но, как выяснилось, Максим решил посетить вовсе не женскую могилу. Он оказался перед небольшим мемориальным комплексом, выполненным из черного блестящего гранита, в котором возвышались целых четыре высоких прямоугольных памятника. Кто был изображен на них, девушки, как не старались, так и не смогли разглядеть из своих кустов. Им обеим стало еще страшнее, к тому же и Крис и Дашке казалось, что они подглядывают за чьей-то тайной и болью.

   Макс молча смотрел на четыре навечно застывших памятника, словно мысленно разговаривая с каждым из них, и особенно долго взгляд его темных глаз задержался на крайнем левом.

   После молодой человек посмотрел в пронзительно-синее небо, которое даже и знать не знало, что где-то там, внизу, есть такое печальное место, где люди навсегда оставляют тела тех, кто был им некогда безумно дорог. Кажется, губы его что-то неслышно произнесли. А затем Максим аккуратно, как маленького ребенка, положил букет черных роз на блестящую гранитную плиту.

   Дашка и Кристина круглыми глазами наблюдали, как парень поочередно касается ладонью каждого из четырех памятников, прощаясь с теми, кому они принадлежат, вскидывает вновь взгляд к небу и закрывает на пару мгновений лицо ладонями.

   Постояв так несколько секунд, Видарт засунул руки в карманы каким-то подростковым жестом и направился обратно, склонив голову к земле так, что длинные волосы закрывали почти все его лицо. Девушек Макс так и не заметил. Он ни разу не оглянулся и не сбавил шаг. Наверное, знал, что не раз еще вернется сюда.

   Первой из своего укрытия вылезла побледневшая Кристина, она же потянула за руку впечатлительную Дашку. Не произнеся ни слова, девушки с опаской подошли к могилам, которые только что навещал Видарт. Наконец-то они смогли разглядеть фото, изображенные на памятниках. На них совершенно спокойно смотрели лица двух еще молодых и симпатичных женщин, темноволосого мужчины и к немалому ужасу девушек - пятилетнего ребенка.

   "Тристанов Арсений Сергеевич, 29.05.19 г. - 11.05.19 г.", - гласила надпись под изображением серьезного мужчины, чем-то напоминающего самого Максима. Слева от него, вероятнее всего, находилась его супруга - "Тристанова Людмила Витальевна, 01.12.19 г. - 11.05.19 г." - именно на этом памятнике взгляд Видарта задержался более всего.

   "Тристанова Татьяна Михайловна, 23.07.19 г. - 11.05.19 г." было написано на граните под третей фотографией, на котором скромно улыбалась миловидная блондинка. Рядом с ней находилась и могила маленького мальчика, без страха, но с любопытством и даже с озорством смотрящего на Крис и Дашку - "Тристанов Кирилл Владиславович, 18.09.19 г. - 11.05.19 г.".

   Все эти четыре человека погибли в один и тот же день - 11-го мая, почти 12 лет назад.

   - Что это? Кто это? - первой нарушила тишину Кристина. Ее шепот был прерывистым.

   Дашка круглыми глазами смотрела на памятники. Что-то крутилось в голове, что-то связанное с фамилией Тристановы.

   - Погоди, что он делал здесь? Кто это? - девушка прищурилась. - Кристина, что тут такое сейчас было, а?

   - Я не знаю. - Крис не замечала, что у нее слегка дрожат пальцы. - Даша, я не знаю, что это было.

   Она медленно обернулась к девушке, с трудом оторвавшись от фотографии умершего ребенка, который никак не мог знать, что в далекий теплый, а, может быть, жаркий погожий майский день, оборвется его еще толком не начавшаяся жизнь.

   - Эти люди... Они все в один день... - Крис не договорила предложения - Даша и так отлично поняла ее. - А Максим их навещал. Может быть... Даш, Может быть, это его семья. Он ведь вроде бы с дядей живет. Помнишь, о нем всякие слухи ходили?

   - Боже мой, - прошептала Дарья, прижимая руки к похолодевшему лицу.- Да, я слышала, что вроде у него только дядя.

   Девушки в каком-то оцепенении вышли за ворота кладбища и остановились, поджидая автобус. Машины Видарта, конечно, уже не было.

   - Блин, ощущение, что мы нагло вперлись в чужую жизнь и там потоптались, - пробормотала Дашка, продолжая о чем-то размышлять. - Как это страшно. Крис, у мамы поклонник есть, так он тоже потерял свою семью и брата с его женой. Только племянник остался. И...

   Она замолчала, не донеся мысль до подруги. Круглыми глазами уставилась на Кристину.

   - Е-мое! - только и смогла вымолвить, постепенно осознавая открытие.

   - Что такое? - прошептала Кристина. - Что, Максим возращается??

   - Он Тристанов! - заорала Дашка, напугав стоявшую неподалеку бабульку и слегка озадачив Кристину. - Кристина, у Макса фамилия Тристанов, да? А как зовут его дядю?

   - Я не знаю, - прикрыла глаза Кристина. - Точно не знаю. Но, кажется, я однажды слышала, как его сумасшедшие друзья,  близнецы, шутили, типа Владом надо было назвать тебя, а не твоего дядю. Они на Дракулу намекали и ржали. А потом тип с кольцом в носу добавил, что все равно Макс если и не похож на самого Влада Дракулу, то на его племянника - точно.

   - Блин! - Дашка схватилась за голову, не зная рыдать или визжать. - Блин, блин! Крис, моя мама встречается с дядей Макса! Абзац!

   - Что? - не поверила Кристина. - С кем? С его дядей Владом? Даша, это не смешно!

   - Я и не смеюсь! Маминого поклонника зовут Владислав Сергеевич Тристанов. Не хочешь же ты сказать, что людей с таким именем и фамилией полно в городе! Черт, он же как-то упоминал, что у него эпатажный и замкнутый племянник!

   Несколько минут Кристина не могла в это поверить. На глаза у нее вообще наворачивались непонятные, совершенно непрошенные слезы. Человек-проблема вдруг уменьшился и сидел на плече Крис, крепко в испуге ухватив за шею и прижавшись к ней. Он хватал черные волосы и закрывался за ними, как за шторками. И поверить Дарье, которая находилась едва ли не в панике, девушке все-таки пришлось.

   - Как думаешь, это папа и мама Максима? - едва слышно спросила Кристина. - Да? А кто тогда вторая женщина и мальчик?

   - Семья Влада, - прошептала Дашка. Подъехал автобус, девушки машинально сели в него, продолжая находится в прострации.

   - Не буду ничего говорить Видарту, - решила Дашка, продолжая переживать открытие. - И ты молчи. Знаешь, может он теперь поэтому такой. А?

   - Может быть. Наверное. Мне его так жаль. - никак не могла заставить себя говорить громко вдруг почувствовавшая себя потерявшейся Кристина. - За что с ним так? Это ведь несправедиво. Несправедливо, да?

   - Да.

   Всю оставшуюся дорогу они ехали совершенно молча.

Глава шестнадцатая 

  После случая с кладбищем, девушки изменили свое отношение к Видарту. Дашке было его банально жаль, хотя вслух свои ощущения не высказывала. Ну и плюс ко всему, все еще пыталась осознать открытие: ее мама и дядя гота встречаются. Есть от чего прийти в шок. И Дашка с двойным нетерпением ожидала субботы, предвкушая мордочку парня. Интересно, а он в курсе, с кем встретится на торжественном ужине или пока пребывает в счастливом неведении?

   Ощущения Кристины были куда глубже. Дарья сочувствовала парню, а Крис его понимала. Она сама лишилась матери в три года. Смутно помнила только голос, который казался очень красивым и добрым и руки, которые завязывали зимой колючий шарф. А внешность Крис видела только на фотографиях, которые сначала смотрела очень часто, а потом все реже, так как в такие моменты хотелось сильно плакать.

   В маньячество Видарта она теперь практически не верила, ничего особо зловещего в нем не видела. Но все равно не решалась подойти, не понимая что ему сказать. Впрочем, гота они с Дашкой за весь остаток недели видели раза два, да и то мельком. После пар он тут же исчезал с территории университета.

   - Вот мужики блин, - Дашка в раздражении уставилась на телефон, по которому только что разговаривала с Артемом. - Бегают тут все такие таинственные, прямо Копперфильды перед выступлением.

   Девушки шли по шумной широкой улице в центре города, отдыхая после очередных зачетов. Затем Крис собиралась домой, так как договорилась со знакомой девушкой, которая пообещала покрасить волосы Кристины в зеленый цвет.

   Дарья крутила пальцем у виска и утверждала, что Крис будет походить на кикимору, телепортировавшую из болота в современный город.

   - Завидуй молча, - отбивалась та в ответ. - Сама на такое не пойдешь.

   - Конечно, мне мои волосы дороги.

   - О да, три огрызка, два пенька.

   - Я тебя пну сейчас, - пообещала Дашка и прошипела. - Артем гад, он меня динамит. Опять свидание отложил, у него дела, видите ли. Ничего, я тоже его раза два так обломаю, посмотрим, что он скажет. Эй, Ворона, что ты молчишь? Прощаешься с волосами?

   - Нет, я думаю как тебя заткнуть.

   - Вербальный фонтан не затыкается просто так.- Дашка вдруг замерла возле витрины с роликами. - О, какая прелесть. Черт возьми, надо угрохать свои ролики и попросить новые.

   Кристина скорчила рожицу: в отличие от новой подруги, она к спорту относилась равнодушно. Хотя посмотреть на выступления знакомых скейтеров и роллеров периодически ходила. Но сама учиться отказывалась.

   А Дашка уже волокла ее дальше, к следующей витрине, где стояли велосипеды. Потом Кристина затащила ее в музыкальный магазин, где они торчали почти час, выбирая диски и слушая музыку. Только потом они разбежались по домам, договорившись встретиться на следующий день, в субботу, утром.

  

   Кристина так загорелась идей перекраситься в нестандартный цвет, что через пару дней после разговора с Юлей позвонила своему знакомому парню-колористу, не так давно придавшему некоторым ее прядям красный оттенок и не раз экспериментировавшему с цветом волос ее многих знакомых. Самой оригинальной работой мастера по праву считались радужные волосы одной чересчур позитивной девушки. Разноцветные пряди на ее голове смотрелись хоть и необычно, но ярко и интересно. Да и в профессионализме парню отказать было нельзя.

   Правда, Крис не совсем повезло - колорист оказался не в городе, а на море, и общался приехать лишь через две недели, пообещав сделать с ее головой, что угодно. Однако девушка твердо решила изменить цвет волос до выступления - ей вдруг так сильно захотелось измениться. И Кристина совершила стратегическую ошибку, обратившись еще к одной своей знакомой - начинающей парикмахеру и колористу по имени Василина. Больше Дарья Вороной Кристину не называла.

   Василина, веселая круглолицая девушка с разноцветными глазами и двумя толстыми короткими косами темно-синего цвета, выглядывающими из-под ярко-фиолетовой кепки, пришла к Кристине с самого утра и с порога сообщила, чтобы та не волновалась - ее волосы станут такими же зелеными, как листочки на деревьях.

   - Главное, чтобы не как у кикиморы глазки, - отозвалась Крис, вспоминаю ехидную Дашку.

   - У меня все под контролем, - сообщила ей уверенно Василина, - все будет путем.

   Девушки прошли в ее комнату, по пути встретив близняшек и их важную гувернантку, которая с видом умного лосося пыталась объяснить подопечным, что выливать друг на друга какао - не слишком благое дело. Аля и Таня не слушали ее и пытались кидаться друг в друга кусочками молочного шоколада. Больше дома никого не было: мистер Нос отбыл на свидании с какой-то очередной девушкой, отец и мачеха уехали по делам, а затем на обед к деловому партнёру Александра Александровича. Кстати, в последнее время отец стал относиться к Кристине с большей заботой, нежели раньше, и это не могло не радовать девушку. Он не ограничивал ее в свободе и не совал нос в ее личные дела, но после недавних событий стал более внимательным к старшей дочери и всерьез задумался над тем, что все-таки отношения между ними следует укрепить.

   - Положите шоколад! - громко велела Аглая Михайловна. - Видите себя, как леди!

   Кристина хмыкнула. Сестрички меньше всего походили на леди. Скорее на маленьких крокодилов.

   - А что это за тетенька? Ух ты, какие волосы! - увидели близняшки Василину, всю дорогу с некоторым изумлением оглядывающую квартиру Архиповых. Они прекратили кидаться шоколадом, спорить с Аглаей Михайловной и уставились на темно-синие косы Василины.

   - Это парикмахер.

   - Здрасти, - поздоровалась гостья. - Привет, девочки. Ух ты, какие одинаковые.

   - Мы тоже хотим к парикмахеру! - тут же забыли обо всем б